Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Под таким заголовком еженедельник "Литературная Россия" в  первом номере  2018 года опубликовал статью Александра Ольшанского

 

Хотелось, не скрою, написать «переломным». Но, судя по ходу подготовки к нему, вялой дискуссии в литературной прессе, быть ему очередным и формальным? Если случится именно так, то  Союзу писателей России гарантировано дальнейшее прозябание, бесправие писателей в профессиональном и социальном смысле.

Состояние литературного дела в стране таково, что съезду необходимо стать переломным, а если делегаты  и безмандатная писательская общественность настроится кардинально исправить положение, то стать ему воистину историческим. За период литературного безвременья накопилось огромное количество проблем, неотвратимо ждущих своего решения.

От имени съезда нужен всесторонний и принципиальный анализ постсоветского периода дел в литературе. И конструктивная критика руководства СПР и власть предержащих. В том числе Президента В.Путина, который семнадцать лет тому назад наложил вето на закон о творческих союзах, а новый закон так и  не был принят. Все эти годы можно назвать периодом самоустранения федеральных структур власти от литературных дел. Здесь не надо ни стесняться, ни бояться громогласно заявлять, что нынешняя власть в долгу у писателей и литературы, иначе дальше только продолжение застоя…

Либеральному засилью во власти удалось низвести роль Союза писателей до уровня беспомощной общественной организации, а заодно и принизить роль художественной литературы в обществе. Была даже попытка заменить Союз писателей неким литературным собранием, но она стала бесплодной, как усохшая смоковница. Причина – либералы  выдают  Союз писателей за советское изобретение, тогда как, например, и поныне здравствующий Союз писателей Финляндии был образован в 1897 году. Таким же наследием они считают Литературный фонд, но он создан русскими писателями более полутора века тому назад. Первый Устав фонда, между прочим, был  высочайше утвержден 7 августа 1859 года императором Александром Вторым.

Со времен Пушкина и до распада СССР художественная литература считалась важнейшим государственным делом. Отсюда и первостепенная задача предстоящего съезда  –  сдвинуть с мертвой точки возвращение  государственного и общественного попечения литературы,  лучших традиций заботы о творцах, а не позорных страниц вмешательства властей в творчество писателей.

На съезде надо определиться, что  Союз писателей – не общественная организация, а объединение  писателей-профессионалов, а таковыми всегда был Союз, задачей которого являлось оказание всемерного содействия писателям в реализации творческих задач, представительство их в органах власти, защита профессиональных и социальных прав. Иными словами, это должен быть специфический профсоюз, обладающий своей производственной и социальной базой (издательства, журналы, газеты, дома творчества, клубы, поликлиники, Литфонд и т.д.).

        Первостепенной, судьбоносной задачей является принятие съездом нового Устава Союза писателей России. В этой связи надо заметить, что работа съезда  назначена неудачно –  на середину февраля, то есть на время пика президентской кампании.  Исход ее более чем определен, поэтому надо пригласить Президента Путина на съезд, чтобы писательское мероприятие стало фактом предвыборной агитации действующего Президента. И также стоит обратиться к нему за финансовой помощью для проведения съезда, поскольку по недогляду властей и литературных начальников Литфонд перестал быть писательской материальной базой.

Объем задач перед съездом таков, что его целесообразно провести в два этапа. На первом этапе следовало бы заслушать  доклад правления, но энергия делегатов должна быть направлена не на его обговорение, а на обсуждение и принятие нового Устава, выборы нового председателя («если бы директором был я», то уговорил бы стать им, скажем, Сергея Шаргунова  –  38 лет, талантлив, энергичен, обладает политическим опытом, вхож, как депутат Госдумы, в коридоры власти. Или Захара Прилепина…), а также на избрании комиссий по работе над документами по самым жгучим проблемам  литературного бытия. Председатель СПР во время между заседаниями съезда мог бы сформировать свою команду и состав правления, представить их на утверждение делегатам.

Второй этап съезда целесообразно проводить после регистрации Устава Союза писателей России Минюстом РФ – пусть на это уйдет несколько месяцев, полгода, даже год,  только бы толк был, но без основополагающего правового документа усилия съезда уйдут в слова, а не в дела.

А какие комиссии мог бы создать съезду?

Организационно-творческая комиссия. Она  нужна для сопровождения нового Устава в Минюсте, ведения переговоров с Федерацией независимых профсоюзов России, другими писательскими организациями. В круг ее обязанностей следовало бы включить подготовку предложений о структуре СПР. Ведь кроме региональных организаций в нее необходимо включить обновленные советы или комиссии по жанрам литературы, по приему писателей в члены Союза.  От нее могли бы последовать предложения о том, проводить ли  формальный обмен членских билетов  или аттестацию писательских рядов – ведь за годы безвременья были приняты в Союз немало случайных людей, только бы они вступительный взнос заплатили. Известен случай, когда журналисты организовали  прием в члены Союза выдуманного «писателя».

Социально-правовая комиссия. Первейшая ее задача – представить съезду окончательный вариант пресловутого закона о творческих союзах. Только его содержание следовало бы переиначить, сделать акцент на гарантиях свободного художественного творчества в Российской Федерации. Закон  касался бы как самодеятельных, так и профессиональных объединений творцов. Государство и его структуры по этому закону обязаны были бы оказывать правовую, организационную, финансовую, социально-бытовую помощь членам профессиональных творческих объединений. Естественно, что проект этого закона должен быть поддержан другими творческими союзами и направлен на рассмотрение Президенту и Правительству РФ.

Следующая задача – представить съезду и для последующего направления их «наверх» предложения о внесении профессий «писатель», «поэт», «драматург», «сценарист», «литературный критик», «переводчик литературных произведений» в перечень профессий Российской Федерации.

Необходимо также разработать предложения по бюджетному финансированию всего литературного дела на федеральном, региональном и местном уровнях, имея в виду издание книг, снабжение библиотек новинками художественной литературы, проведение дней  литературы, конкурсов, юбилеев и других мероприятий, оказание материальной помощи писательским организациям, выделение жилья писателям  и т.п.

Острейшая проблема – отсутствие оплаты больничных листов профессиональным писателям. Пока не заработает в полную силу Литфонд, оплату можно было бы вменить в обязанность Фонду обязательного медицинского страхования или местным властям. Во всяком случае,  социально-правовая комиссия может найти и предложить съезду и другие решения.

Не менее острая проблема – пенсионное обеспечение писателей. Думается, что оно заслуживает отдельного федерального закона. В идеале пенсии писателей следовало бы финансировать из средств Пенсионного фонда плюс из средств Литературного фонда.  Дело сложное, но писатели будут благодарны комиссии, если она предоставит съезду и эти предложения.

Еще одно неотложное дело – художественная литература должна, наконец, выйти из «подчинения»  Министерству связи, куда ее засунул какой-то колчерукий бюрократ. В Министерстве культуры крайне необходимо  агентство или управление художественной литературы, а соответствующее подразделение в Минсвязи лучше всего упразднить.

Комиссия по возрождению деятельности Литературного фонда. Нужен проект нового Устава Литфонда и проект федерального закона о его деятельности.

Если бы СПР был единственной писательской организацией, то  было бы оптимальным решением Литфонд подчинить ему. Но поскольку таких организаций немало, то речь может идти о создании Литературного фонда Союза писателей России или  Литературном фонде России, учредителем которого мог бы стать СПР наряду с другими писательскими организациями. Но у семи нянек дитя без глазу. Более того, членами Литфонда всегда были также члены профкома литераторов и профкома драматургов, которые не были членами Союза писателей. Этот факт дает основание считать первостепенным возрождение Литфонда в качестве организации, подотчетной СПР.

Основой для закона или постановления Правительства о Литфонде могло бы стать постановление СНК  СССР, принятое в тридцатых годах прошлого века. Оно, кстати, действующее, так как никто его не отменял, а Российская Федерация является правопреемником Советского Союза. Речь идет об отчислениях при использовании литературных произведений вне зависимости от времени их создания. Отчисления не из гонорара автора, а из фонда авторского гонорара. Если издаются произведения Пушкина, то  идут на счет Литфонда отчисления от   суммы возможного авторского гонорара. Так было в советские времена, и это было мудрым решением в пользу, прежде всего, молодых литераторов, поскольку их вклад в Литфонд не мог быть значительным. И в пользу нуждающихся писателей – по тем же причинам.

Недавно шла речь о постановлении Правительства об отчислении Союзу кинематографистов 3 процентов от каждого билета в кино. А ведь у каждого фильма литературная основа, и было бы справедливым какую-то часть стоимости билета отчислять Литфонду. Таким же образом следовало бы отчислять от стоимости билетов в театр,  при исполнении песен – в них также литературная основа. При любом исполнении литературного произведения отчисления должны делать все организации – от ресторанов, интернет-ресурсов до теле- и радиокомпаний.

Самый трудный вопрос – это отчисления от авторского гонорара издательствами, газетами и журналами. За свой счет могут издаваться литераторы-любители, а профессионалы, члены творческих союзов, должны получать оплату за свой труд. Не гонорар в качестве авторского вознаграждения, которое хочу – плачу или не плачу, а установленную законом оплату авторского труда.

Гонорарно-тиражная комиссия.  Во времена недоброй памяти ельцинизма и его инерции, докатившейся до наших дней, в литературном хозяйстве страны многое, оправдавшее себя, было порушено, разграблено или вообще уничтожено. Это сказалось, прежде всего, на системе оплаты писательского труда.

Да, времена изменились. Но страдающей стороной при этом оказались в первую очередь писатели. Получил развитие интернет, а он рай для честолюбивых графоманов, но произведения литераторов стали пиратским образом размещаться на многочисленных сайтах. Авторы, конечно, не получают ни копейки, если интернет-ресурсы даже платные.

Агентство, которое при Минсвязи, стало гордиться тем, что, благодаря его мудрому руководству, в стране ежегодно печатается сто тысяч названий! Пусть только каждое пятое из них выдается за художественную литературу – это  неизбежно мутный поток графомании, изданный за свой счет, не достижение, а беда. Читатель при отсутствии взыскательной литературной критики оказался дезориентированным, перестал вообще покупать книги. Цены прыгнули, поскольку рухнули тиражи. Но самое печальное в этом – настоящая художественная литература  оказалась поглощена селем графомании, и профессиональные писатели вынуждены  также издавать свои произведения за свой счет. И рекламировать тоже!

Коммерциализация литературного дела привела к тому, что главным  для издателя стал не талант автора, а его так называемый бренд, то есть раскрученное имя. Распространилось такое уродливое явление, как присвоение автором-брендом сочинений литературных «негров». Извините меня, но за двадцать лет написать двести романов да еще четыре монографии одному человеку… Пора писательскому сообществу считать отчуждение авторского имени от созданного произведения  плагиатом, который низводит  художественное творчество до ремесла. И поставить  перед законодателями вопрос об уголовной ответственности за это как автора-бренда, так и издателя.

Как-то М.Шолохов  сказал, что писатели пишут кровью своего сердца… А теперь они за свою кровь обязаны еще и платить?! Это сродни тому, что защитник Родины за кровь, пролитую им на поле брани, тоже обязан платить? Таков  печальный результат небрежения литературными делами со стороны власть предержащих. Они надеялись, что невидимая рука рынка всё образует и всех осчастливит, ввергли духовную сферу в коммерциализацию и отдали на откуп дельцам. А рука рынка так и сталась невидимой, или усохла, а современная российская литература и российские писатели оказались обездоленными.

И что же делать? Комиссии следовало бы подготовить проект постановления Правительства об оплате писательского труда. Сейчас во всем мире литераторы обычно получают в среднем 6-10 процентов роялти, то есть от цены сброшюрованного экземпляра книги. В международной практике широко применяется выплата аванса автору. Безвозратного, кстати. Когда я возглавлял Управление по экспорту и импорту прав на произведения художественной литературы и искусства, то мы стремились максимально увеличить аванс нашим авторам со стороны зарубежных издателей. Что вело к увеличению тиража и действенной рекламы с их стороны – только таким образом они могли оправдать выданный при заключении контракта солидный аванс.

Есть оплата пословесная, её  часто используют периодические издания. Есть также паушальная оплата – за всё произведение целиком. Она, между прочим, использовалась в советские времена, когда за отдельное стихотворение до 30 строк поэту платили 30 рублей, плюс потиражные. Следует возродить построчную оплату поэтических произведений. Предложить Правительству установить порядок и размеры оплаты труда авторов при использовании их произведений в качестве «мотивов» кинопроизведения,  в интернете, в форме аудиокниг, при создании детских книг-игрушек…  Включить в проект постановления по согласованию с соответствующими творческими союзами системы оплаты труда сценаристов, драматургов, художников-оформителей…

Какая бы благоприятная для авторов система ни стала решением Правительства, но она окажется неисполнимыми благими пожеланиями, если в стране не будет решительно перестроена  тиражная политика. А эта проблема комплексная, требующая к себе такого же подхода.

Здесь не лишне вспомнить советский опыт. Подойти к нему творчески. В СССР в каждом селе и поселке были библиотеки. Думаю, что они были наследниками знаменитых изб-читален времен борьбы с безграмотностью. Сейчас в гигантской Московской области, например, муниципальных библиотек всего около 350 – такой вывод я сделал, когда решил подарить всем московским городским и областным библиотекам экземпляры двух своих последних книг. Попутно выяснил, что уничтожены государственные бибколлекторы, а частные выставляют за пересылку книг в регионы не божеские, а прямо-таки сатанинские цены.

Только профсоюзных библиотек в Советском Союзе было около 300 тысяч! И каждая из них выписывала толстые литературные журналы и газеты, стремилась пополнить свой фонд книжными новинками. Потому что было надлежащее финансирование со стороны профсоюзов и предприятий. (Вот еще почему очень важно стать СПР профсоюзом, стать полноправным членом ФНПР, опираться на ее возможности и отраслевых профсоюзов). Профкомы предприятий и учреждений вносили весомую лепту в пропаганду современной литературы, приглашая чрез Всесоюзное бюро пропаганды художественной литературы писателей на встречу со своими трудовыми коллективами и платя по 15 советских рублей им за выступление.

Финансирование было очень важным моментом, но главное было в том, что у советских людей была сформирована потребность следить за литературными новинками и читать их. В среде технической и научной интеллигенции вообще было стыдно не иметь представления о новинках литературы.

Фактически существовала целая система пропаганды художественной  литературы. В прессе и обществе то и дело возникали дискуссии на литературные темы – это и немудрено, если в каждой серьезной газете были отделы литературы и искусства. Газеты  регулярно публиковали обзоры литературных новинок, рецензии на них, рассказы  и отрывки  из произведений, стихотворения, интервью с видными литераторам… Газета «Известия», помнится, в шестидесятых годах проводила даже конкурс на лучший короткий рассказ. Советский Союз по праву считался самой читающей страной.

А почему  сейчас  не так? Да потому что в позорную ельцинскую пору была разрушена система  народного воспитания, прежде всего, молодежи и не восстановлена полностью она до сих пор. Руководство Минобразования  считало своим долгом воспитание потребителя, а не гражданина и патриота, гармонично развитую личность. Квази-руководство и сейчас при образовании на высоких должностях, позволяющих вставлять палки в колеса возрождению дела воспитания в России.

Необходимо дело поставить так, чтобы член Союза писателей имел право издать рентабельную для издателя книгу и   с оплачиваемым для автора гонораром. Для этого, как минимум, Союзу писателей не лишним было бы выдавать издательствам лицензии на публикацию книг писателей-профессионалов. За лицензией должно следовать софинансирование издания со стороны бюджетных источников, Литфонда, обещанного Президентом Путиным фонда, спонсоров… При таких условиях розничная цена  упадет, книга станет доступной читателю, вырастут тиражи. Тут должна быть система, обеспечивающая для издателя безубыточность печатания книг.

Она возможна лишь при высоком уровне издаваемой литературы. Свой вклад здесь могли бы внести унитарные государственные издательства, специализирующиеся на выпуске высококачественной литературы. Такими издательствами могли бы быть  «Художественная литература» (издание классики, современная российская и зарубежная литература), «Молодая гвардия» (книги для юношества и молодежи) «Детская литература» (книги для детей и подростков), которые бы подчинялись  Минкульту и финансировались им.

Поднять тиражи немыслимо без хорошо отлаженной пропаганды и рекламы художественной литературы. Сороса изгнали, но проблемы-то остались. Очень негромок голос литературной критики – ее по большому счету вообще нет. Кадры критиков не пополняются, поддержка талантов здесь практически нулевая, а всё по причине того, что литературно-критические фактически статьи приравнены к рекламе. Поэтому нет здесь ярких имен, никто не анализирует глубоко достоинства и недостатки литературных новинок, не борется с валом литературщины и откровенной графомании. Литературная критика перестала быть для широких кругов читателей надежным лоцманом в книжном море.

Писатели пока редкие гости в учебных заведениях, трудовых коллективах. Здесь не хвастает заинтересованности профкомов,  активности в пропаганде художественной литературы такой замечательной организации как Российский книжный союз, различных объединений книголюбов… Очень скромничают здесь СМИ, в том числе и электронные – на экранах телевизоров почти не видно писателей, если они и появляются, то не по литературным поводам. Вместо них там мишура от телевизионного закваса «звезд» шоу-бизнеса и  всеканальный Ковтун… Пожалуй, лишь по радио «Звезда» регулярно звучат тексты литературных произведений.

Книгораспространительская комиссия. В СССР существовала четкая система книготорговых фирм - «Союзкнига», «Военкнига», «Транспортная книга», «Международная книга», «Союзпечать»,  «Книга почтой», книгами торговали магазины смешторгов,  потребкооперации, которая доносила книги до сельской глубинки.

Благодаря либеральному бзику о преимуществах частной собственности, а также в результате коммерциализации духовной сферы, в России осталось  около тысячи книжных магазинов, и число их неуклонно сокращается. Это значит, что не только в селе или поселке, но и не в каждом городе есть книжный магазин – городских поселений в России сейчас свыше 1100! Стоит ли удивляться, что уровень культуры подрастающего поколения в большинстве своем сейчас в районе плинтуса?

Пока в верхах будут морщить лбы, как прекратить подобное позорище для некогда самой читающей страны, писателям надо создать свою книготорговую организацию. Но это склады, помещения магазинов, транспортные расходы  и т.д. – с нуля, без внушительной помощи государства создать нормально действующую организацию невозможно. Поэтому оптимальным могло бы быть создание книготорговой ассоциации, членами которой могут стать действующие магазины, пользующиеся поддержкой  ассоциации и осуществляющие единую торговую политику. У каждой региональной писательской организации есть любимый книжный магазин-друг, бывает, что и не один – вот готовые члены ассоциации.

Книги, выпущенные на местах, как правило, остаются в своем регионе. А с помощью ассоциации они должны выходить на всероссийский рынок. Постепенно ассоциация будет развиваться, накапливать оправдавшие себя формы работы, обзаводиться принадлежащими ей магазинами, расширять географию своей деятельности. Сегодня миллионы русскоязычных семей  за рубежом, которые не порывают связей с Родиной, нуждаются  в книгах для себя и своих детей – ведь «Международная книга» приказала долго жить. Следовало бы также возродить торговлю «Книга почтой». Причем по льготным почтовым тарифам.

Имущественная комиссия. Ее главная задача – разобраться, каким образом имущество писательской организации, имущество общественное, не подлежащее прихватизации, было отчуждено, стало частным. Ведь Союзу писателей СССР и Литературному фонду принадлежали издательства, журналы, газеты, поликлиники, дома творчества, офисные  здания и помещения, клубы, производственный комбинат и т.п. Каким образом и по какому праву всё это стало принадлежать  другим хозяевам? До сих пор идут бесконечные суды, которые продолжают отчуждать писательское имущество. Понятно, что в этом нужна помощь Генпрокуратуры и Следственного комитета, а такое поручение может дать им только Президент страны…

P.S. В своей статье я попытался обозначить самые болевые точки нынешнего литературного и писательского бытия. И представить читателям, прежде всего, писателям-делегатам съезда, свое видение их решения и устранения. Понимаю, статья далеко  не бесспорна, но она, по крайней мере, заслуживает внимания, когда идет поиск оптимальных  шагов по выходу из неприглядного состояния, в котором оказалось российское литературное дело, в том числе и мы, в первую очередь причастные к нему. Надеюсь, что комиссии съезда, если они будут созданы, станут постоянно действующими.

Ясно одно: нам надлежит выбраться из болота эпохи ельцинизма и положить конец ее инерции.  На нормализацию состояния литературных и писательских дел могут уйти годы. Но дорогу, как бы она ни была трудна, способны осилить только упрямо идущие к поставленной цели.

                                                         Александр Ольшанский,                                                                                   член Союза писателей СССР с 1979 года

 

Комментарии   

0 # I was interested in the topic, but I can not answer there.Michaelves 08.04.2018 07:43
With havin so much content do you ever run into any issues of plagorism or copyright violation? My site has a lot of exclusive content I've either authored myself or outsourced but it looks like a lot of it is popping it up all over the internet without my permission. Do you know any ways to help prevent content from being stolen? I'd really appreciate it.
--------------- --------------- ------------
http://megasto.com.ua

f7rpf9Sg6L
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>