Уважаемый Александр, я благодарна Вам за отклик, за то что нашли время уделить внимания моей скромной персоне. если позволите я покажу вам те "маленькие произведения" которые пишет Андрей Белов, он житель Камчатки, собирается переехать на Украину. пишет стихи давно, но его детская серия меня просто восхищает, стихи пронизаны любовью и добротой, чего нам так не хватает в этой жизни, опыта издания у него нет. я не в коем случае не хочу Вас обременять чем-либо, но вводную и "благословение" мне бы хотелось от Вас получить. .Мы оба по профессии архитекторы, занимаемся творческой работой. если вы найдете время ответить. я Вам буду очень признательна.
Есть три сказки в стихотворном изложении..До встречи на страницах.Людмила.


Уважаемая Людмила!

Писать  о поэзии прозаику очень сложно, поскольку законы художественной        литературы вроде бы общие, но практика создания поэзии и прозы кардинально отличаются. На непонимании природы основано, например,  заблуждение, получившее самое широкое распространение, что каждый журналист запросто может писать прозу. Увы, в журнализме слово -  понятийный инструмент, а в прозе – материал для создания художественного образа.

Андрей Белов, и это  видно сразу, человек в литературном отношении одаренный, но и не опытный. Пишет он стихи для детей – эта область поэзии сложнейшая, требующая исключительной чуткости к слову и такого же чувства меры. Недаром же среди литераторов бытует мнение, что для детей надо писать так же хорошо, как для  взрослых, но гораздо лучше.

Несколько стихотворений, которые Вы прислали,  дают мне основания высказать кое-какие суждения, которые, быть может, помогут Андрею Белову в совершенствовании  своего литературного мастерства.

Естественность интонации. Она есть, в ней угадывается и голос автора. Не могу утверждать, что она оригинальна, необычна, отличающаяся от интонаций других авторов. Не надо искать ничего оригинального, такие поиски приведут лишь к красивостям, вычурности - Андрею Белову предстоит очень чутко прислушиваться, стремиться писать только со своего голоса, в своей интонации, со своими ритмами.

Он «пишет нутром», и это хорошо, но до определенной степени. Брильянт, чтобы он засверкал, проходит путь от бесформенного куска минерала до произведения искусства после огранки умелым мастером. Разница между брильянтом и поэтом состоит в том, что поэт должен  сам себя шлифовать и полировать, осваивать секреты мастерства, овладевать теорией поэзии, учиться у предшественников и современников, анализировать произведения соседей по своему цеху. Способности, а тем более талант – от Бога, а мастерство, культура творчества – от усидчивости, стремления постичь все тайны поэтического мастерства. Мне бы хотелось, чтобы Андрей Белов  прочел на моем сайте  материалы раздела «Литературно-критические  работы», особенно лекции для студентов. Не хочу вербовать его в сторонники, но знакомство с  результатами моих многолетних  раздумий над природой искусства и литературы было бы весомым дополнением к этому письму.

Отношение к слову. Не могу сказать, что он безошибочно его чувствует, слышит. Но оно у Белова сочетает точность и поэтичность. «Как из леса на лужайку Прибежал ушастый зайка» - тому пример. Это сродни  «В лесу родилась елочка, в лесу она росла». Безыскусность, непосредственность, казалось бы,  даже наивность и создают атмосферу поэтичности, законченности, закругленности образа.  Даже «ушастый зайка» в таком контексте не выглядит затасканным выражением. Почему? Секрет здесь в том, что мы смотрим на него глазами ребенка, для него «ушастый зайка» - обычный образ, детский язык. Это поэзия описательная, но какая! Акварельное письмо, поздравляю.

А дальше? «Хвостик маленький дрожит, Глазками вокруг косит». Извините, но это графомания чистой воды. «Хвостик маленький» - выражение такое допустимо, но хвостик уже содержит смысл маленького, зачем же повторяться? Кто «глазками вокруг косит» - хвостик??? Ведь взгляд маленького читателя или слушателя сосредоточен на хвостике. «Ушастый зайка» перестал воздействовать на него, поскольку его в значительной степени вытеснил «хвостик маленький».

В этом стихотворении автор впал в грех сюсюканья. Есть сю-сю и в других стихотворениях. Это  не «детский язык», а подлаживание под него, что для поэта совершенно недопустимо. Можно понять мамочку, которая не может в силу своего культурного уровня выразить свою нежность  и любовь иначе. Но поэт, тем паче детский, учитель вкуса. «Носиком», «стебелёк» - первые попавшиеся слова. Совсем необязательно к слову «понюхал» добавлять  «носиком»   - не «хвостиком» же нюхают. Хотя  тут, можно сказать, у «хвостика», кроме «глазок», в наличии и обоняние.

«Приподнял повыше ухо» - неплохо, дается образ в действии, незатасканное выражение, но зачем оно в стихотворении? Употреблено по методу «догадайся, мол, сама»? Если зайка встревожился, то надо написать, что  стало тому причиной. Если он по природе трусливый, то также  стоило бы ребенку объяснить это. Здесь явная незавершенность, самоцельность образа. Случайное не всегда уместно, особенно в стихах.

«Сочный стебелек» - также случайное словосочетание. Слово «сочный»  первое попавшееся под руку. Да и не жалуют зайцы сочное, поскольку им надо стачивать постоянно растущие резцы.

Не убоюсь показаться въедливым и привередливым, поэтому и задаю автору вопрос: «А зачем, собственно, прибегал зайка на лужайку?» Чтобы покрасоваться перед автором? Такой вопрос отнюдь не случаен: неточности в стихотворении  понуждают читателя искать ответы на возникшие вопросы. Это  самый печальный  для поэта итог: у читателя неудовлетворенное  чувство прекрасного уступает место пытливому рассудку.

Автор избрал позицию как бы удивляющегося вместе с детьми экскурсовода. Такая позиция  продуктивна, естественна, но и ненавязчиво научающая внимательно смотреть на окружающий мир. Думается, что дети легко принимают такую игру.

О рифмах. Обнаружить приметы мастерства обнаружить  мне тут не удалось. Все рифмы у Белова небрежны, иногда даже удачны, но чаще всего ученические, неточные, случайные. «Девица - темнице», «своею - зеленеет», «это - детки»,  «лягушку - покушать», «любой – сухой», «лесной – головой» и т.д. – всё это альбомный примитив, негодный для печати. Не говоря уж о глагольных «рифмах»  типа «бежит – дрожит», которыми автор злоупотребляет, не понимая, что он обкрадывает себя, не уважает читательское ожидание поэтического чуда – свежего образа, свежей рифмы, свежей мысли и волнующего чувства. Намеренно не называю удачные рифмы, их очень немного, пусть автор сам поймет, что удачно.

Построчные замечания.

Что за шапка на столбе, - хорошо
В самой-самой вышине? – не очень
Ветки в стороны торчат, - годится
А внутри птенцы кричат. – чего внутри? Вышины или шапки? «Рифма»!
Нет, не шапка вовсе это,
А гнездо, в нем птичьи детки. – «птичьи детки» допустимы
И парит над ним красавец – «парит»? Вы видели парящего аиста?!
Длинноногий белый аист. – «длинноногий белый» неуклюже, трудно читать

В клюве он несет лягушку, - он вовсе не «парит», а несет?
Ведь птенцы хотят покушать. – «покушать» слово из неважного вкуса
Аист-мамочка летит, - сю-сю
Тоже деточек кормить. – сю-сю
Мир у аиста в семье – случайное выражение
На высоком том столбе – незавершенное стихотворение
* * *
Как из леса на лужайку
Прибежал ушастый зайка.
Хвостик маленький дрожит,
Глазками вокруг косит.
Носиком своим понюхал,
Приподнял повыше ухо,
Сочный стебелек сжевал,
Прыг да скок! - и убежал.
***
- Кря-кря-кря!- сказала утка,
- По земле ходить не шутка,
У меня такие лапки,
Не наденешь даже тапки. - Удачные две строки
Неудобно мне шагать. – бно мне  даже в прозе недопустимо
А в воде мне благодать! – примитивно, мне-мне
Я ныряю, веселюсь,
Утонуть я не боюсь.
Я же из воды любой  - три «я» подряд! «Я же из»  - плохо!
Выхожу всегда сухой.

***
Ах, какой же он пузатый
И зелено-полосатый!
А внутри он красный-красный,
Сочный-сочный и прекрасный,
Очень сладкий он на вкус – слово «он» лучше заменить на «и»
Замечательный арбуз! -  хороший стишок-загадка. «Арбуз» надо в книжке печатать «вверх ногами».

***
Что за красная девица
Под землей растет в темнице,
И прическою своею
Лишь на грядке зеленеет? – почему «лишь»?
За листочки мы потянем, - «листочки»?
Из земли ее достанем, - рифма!
Мы ее помоем чисто. – случайная строка
Вот какая ты, редиска! – тоже загадка.
* * *
Мы приходим в чудный лес,
Там где сосны до небес.
Тишина вокруг. И вдруг
Тук-тук-тук! да, тук-тук-тук!
Кто стучит там? Не понятно. – не очень
Посмотри-ка! Это дятел!
Это доктор наш лесной – два  раза подряд «это»
С ярко красной головой. - пишется через дефис
Защищает он деревья  - защища – плохо для стихов, может, охраняет?
От жучков, личинок вредных,
От болезней лес спасает – спасает – повтор однотипного сказуемого
Червячков уничтожает. – рифма! Сю-сю
Слышишь, раздается стук?
Это дятел - добрый друг


Вывод: надо тщательнее и взыскательнее работать над текстами. Советую отобрать несколько самых дорогих для автора стихотворений и довести их до максимально возможного высокого качества. Достичь  творческого потолка,  потом   будет  легче придерживаться своего уровня.

О книге думать рано.  Печатать  первую книгу надо тогда, когда нельзя ее не публиковать.

Всего доброго.   Александр Ольшанский

21.12.06

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>