Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Содержание материала



89
Совершенно неожиданно для меня Анатолий Елисеев, заведовавший в исполкоме отделом по работе с  общественными организациями и коллективными членами движения, завел разговор о том, чтобы я согласился занять его должность. Он-де был откомандирован сюда из аппарата правительства и теперь возвращается туда. Елисеева я знал еще по комсомолу, поэтому, если мне нужна была какая-то помощь или воспользоваться компьютером, то обращался к нему. Форма предложения была необычная, не иначе, как Шипилов согласился отпустить его при том условии, что он найдет себе замену. Возможно, что идея обговаривалась Елисеевым и Шипиловым, однако Геннадий Алексеевич почему-то предпочел, чтобы предварительный разговор  со мной провел Елисеев.
Я обещал подумать. А думать было над чем. Подрабатывать перегоном был староват, мне уже было 57 лет, через три года  надо уходить на пенсию. Литературным трудом можно было заработать жалкие гроши. Прошли невозвратно времена, когда в Доме книги покупатели возмущались тем, что моя жена брала несколько пачек моего «Китового уса»… Писать же дефективы или порнуху не мог. Немаловажно было и то, что непосредственный начальник Шипилов являлся  единомышленником и старым товарищем. Поговорил с женой, но она, как всегда в таких случаях, сказала: «Поступай так, как считаешь нужным». При этом она, привыкшая к моим карьерным кульбитам, замечала: «У тебя то взлёт, то посадка».  «Хорошо, что не за решётку», - мысленно добавлял я.
Конечно, не хотелось возвращаться к аппаратной работе. Кроме материальных мотивов мне требовались мотивы и творческие. И я их нашел  для оправдания  положительного решения: во-первых, у меня будет возможность прививать движению черенки здравого смысла, поскольку Шипилов и дальше  будет использовать меня как спичрайтера, а во-вторых, я смогу  пополнить свои наблюдения над новой элитой – политиками и чиновниками.
Коллективные члены движения представляли собой общероссийские общественные организации, которые присоединились к НДР во время проведения кампании по выборам президента. Был ли тут меркантильный расчет? Конечно.  Однако и у НДР по отношению к крупнейшим организациям был расчет на то, что они будут поддерживать движение материально и организационно. Среди них были такие мощные и авторитетные организации Российский энерготехнологический конгресс,  Союз землевладельцев России, Ассоциация российских вузов, Российский союз офицеров запаса, Российское физкультурно-спортивное общество «Спартак», Союз нефтегазопромышленников, Академия культуры России, Союз казаков, Общественное движение железнодорожников и транспортных строителей, Международная конфедерация спортивных организаций, Международный фонд духовного единства российских народов, Международная академия информатизации, Союз пчеловодов России, Конгресс тюркских народов, Союз инвалидов войны в Афганистане, Ассоциация инженерного образования… На федеральном уровне  коллективных членов было больше тридцати, на региональном – свыше 600.
Вроде бы большая сила, но она была аморфной и  малоуправляемой. Многие из них вступили в движение в расчете на помощь и поддержку своей деятельности, в том числе материальную. НДР называли  «Наш дом – Газпром», в действительности же с финансами у движения  было туговато. Совсем стало туго, когда после поездки в США Черномырдин получил неожиданную отставку с поста премьера. Поговаривали, что там он с вице-президентом Альбертом Гором обсуждал проблемы недалекого будущего, когда они станут президентами. С Гором у них была не только общая комиссия, но и дружеские отношения. Как-то ЧВС в кругу эндээровского начальства рассказывал, что правители одной из бывших союзных республик передали  А. Гору совершенно секретные документы о разведанных месторождениях нефти и газа в СССР. Американец недоумевал и возмущался предательством бывших «братьев», а каково было Виктору Степановичу?
Чтобы окончательно развенчать мифы о финансовых возможностях НДР скажу, что работники исполкома получали две зарплаты – одну официальную и минимальную, а основную – в конвертах. И это в  околоправительственной организации! Надо сказать,  вторая тоже была скромной, а суммарно она не превышала, например, у меня, заведующего отделом федерального исполкома, триста долларов в месяц. Региональные организации НДР получали помощь от центра, но по идее должны были находить свои источники финансирования. Поскольку мне приходилось не раз бывать в Питере, где проводились  международные  фермерские ярмарки, то работники питерского  отделения  НДР возмущались тем, что федеральный исполком держит их организацию в черном теле. Питерскую организацию возглавлял В.Путин, который как-то впоследствии заявил, что  активную работу в НДР он никогда не вел. В завершение финансовой темы: в честь очередной годовщины Победы мы организовали встречу руководства движения с ветеранами войны. Многим из них было  под восемьдесят или после восьмидесяти, и я на тот случай, если кому-то из стариков станет плохо, пригласил на время встречи подежурить медсестру из поликлиники «Центравиамед». Услуга стоила  двести или триста рублей, из-за этого  у нас состоялся крутой разговор с Валерием Гребенниковым,  депутатом  Госдумы и зампредом исполкома,  занимающимся финансами. Претензии так возмутили, что я готов был из своего кармана оплатить работу медсестры…
В активе движения было немало известных и знаменитых людей. Николай Озеров, Алексей   Маресьев,  Людмила Зыкина,  космонавт Виктор Савиных, генерал-полковник Виталий Попков  - прототип героя фильма «В бой идут одни старики», генерал-полковник Сергей Голубев – также прототип  знаменитого фильма «Чистое небо», последний командующий Прибалтийским военным округом генерал-полковник Виктор Гришин, президент Академии военных наук генерал армии Махмуд Гареев, адмирал Флота Советского Союза, последний главнокомандующий ВМФ СССР  Владимир Чернавин, бывший главнокомандующий внутренними войсками генерал-полковник  Павел Маслов, возглавивший при исполкоме центр по работе с казаками… Когда проводились мероприятия с участием ветеранов, то коридоры и помещения исполкома заполнялись высшими офицерами всех родов войск, в глазах рябило от больших звезд на погонах и золотых – на груди. Работа с ветеранами в нашем отделе была поставлена на высоком уровне -  ее вели глава Союза офицеров запаса генерал-майор Виктор Андреев и консультант, бывший инструктор ЦК КПСС, генерал-лейтенант Владимир Хохлов.
Следовало поставить на такой же уровень работу  с молодежью, но Олег Бочаров, возглавлявший молодежную организацию, стал отходить от НДР, избрался депутатом Московской городской Думы. Он критически относился к перспективам движения, и оказался прав. Женское направление в НДР возглавляла президент «Росгосцирка» Людмила Яирова. И хотя у нее были сложности на работе, она стремилась развивать в НДР работу с женщинами. К сожалению, руководство движения не стало на ее сторону в конфликте, возникшем в  цирковой компании, а когда она вступила в борьбу, чтобы избраться в депутаты Госдумы от Ижевска,  в исполкоме не нашлось денег для этого.  Своего рода базовой организацией исполкома стала Академия духовного единства российских народов во главе с Евгением Трапезниковым. Располагалась она в зданиях бывшего института марксизма-ленинизма, на ее мероприятия съезжались политики, ученые, творческая интеллигенция, военные, руководители различных общественных организаций. Трапезников умел выбивать деньги из прижимистого исполкома, и я помогал ему  в этом, хотя относился и отношусь ко всем академиям, которые расплодились в невероятных количествах,  довольно иронично. Благодаря этому не удалось никому  меня обакадемить.
На одном из мероприятий академии я случайно познакомился со своим земляком, известным скульптором Григорием Чередниченко. Обменялись телефонами, потом я всё-таки приехал к нему в мастерскую в Теплом Стане. Он родился в Изюме, жили они на улице Островского  -  неподалеку от знаменитого песчанского храма. Отец его был главным архитектором Изюма, погиб на фронте. Немецкий снаряд угодил в их хату, убил мать. Подросток стал помогать красноармейцам доставлять боеприпасы на передовую, прибился к одной из частей, стал сыном полка, прошел путь от Сталинграда до Кенигсберга. Закончил военное училище, облучился на испытаниях. Потом все-таки судьба привела в питерское  мухинское училище, и молодой скульптор уехал в Душанбе. Стал известным мастером, но когда Советский      Союз распался, переехал в Москву.
Его работы, собранные в мастерской, впечатляли, но его скульптура Иисуса Христа буквально меня потрясла, настолько, что я  опубликовал о судьбе и творчестве нового своего друга  в «Парламентской газете».  Он сотворил ее накануне 2000-летия рождения Спасителя. За рубежом мне приходилось видеть множество скульптур, изображающих Иисуса Христа, но Чередниченко создал образ  благословляющего и всепрощающего сына Божьего. Ему удалось уловить православный дух своего создания, выгодно отличающего от приобщающего к христианству образа в Рио-де-Жанейро. Работа, по моему мнению гениальная, она вполне заслуживала быть установлена на Воробьевых горах, чтобы за благословением к нему  ездили молодожены. Я пытался вытащить в мастерскую своего приятеля из администрации президента, но мне так и не удалось привлечь деятельное внимание к решению судьбы этого шедевра.
Как и не удалось  привлечь к движению творческие союзы. Творческая интеллигенция была в загоне,  наиболее умелые творцы тусовались в Бетховенском зале, что получило от Виктора Розова  хлесткое определение – холуяж. Я старался, чтобы НДР стал домом всей думающей России – ученых и творческой интеллигенции. Удалось установить добрые отношения с руководителем Союза художников России Валентином Сидоровым, вместе с ним к НДР приблизился его друг,  глава союза  композиторов   Владислав Казенин. Сидоров надеялся, что движение поможет ему организовать долгожданную всероссийскую выставку, представить на ней творчество художников из глубинки, однако оно осталось равнодушным, не пожелало взять род крыло важнейшее культурное мероприятие…
Возможно, многих останавливало то, что с движением активно сотрудничал Никита Михалков,  причем, при этом ниже Черномырдина, как потом и Путина, никогда не опускался. То есть первая скамья всегда им занималась, а играть вторые и последующие роли охотников находилось мало. Когда ЧВС был при власти, он выделил деньги на съемку «Сибирского цирюльника», потом Никита Михалков с фильмом ездил по России, агитируя голосовать за НДР. Люди фильм смотрели, но голосовали не за движение. В  такое же положение попала и Людмила Зыкина. Она с огромным успехом давала на местах десятки концертов,  помогала не за страх, а за совесть, не жаля себя, но опять ее песнями восхищались, а голосовали не за НДР. Театральную общественность в «Нашем доме…» представляла Галина Волчек, была депутатом Государственной Думы. ЧВС помог  деньгами выкупить и издать рукопись «Тихого Дона», издал однотомник Пушкина, антологию казачьих песен… Но литераторов это не впечатлило, Союз писателей России  не шел на контакты с НДР.
Причин такого  общественного остракизма было немало. Думается, что в «Нашем доме…» все усматривали преемника пресловутой «Демократической России», но это было далеко не так. НДР было реформаторским образованием, но государственническим по своей сути. К сожалению, правоцентристским, а не центристским. Сколько бы я ни писал бумаг и речей, в которых старался обосновать необходимость центристской ориентации, ниша эта опасно пустовало, но неизменно мои поползновения решительно пресекались. В итоге это привело тому, что центристским  стало  «Единство».
«Наш дом…» называли партией власти. Но таковым движение не было, в Госдуме фракция была немногочисленной. НДР  можно было назвать партией власти только в том смысле, что власть использовала движение, ставила его в положение трактирного полового, с полотенцем через руку и вечным вопросом в лакейском взоре: «Чего изволите-с?» В самой фракции пошли разногласия и несогласия с проводимой политикой. Сложил  полномочия руководителя фракции Сергей Беляев, его сменил Александр Шохин, который вскоре поставил вопрос о замене ЧВС на другого лидера,  к руководству фракцией пришел Владимир Рыжков… Потом взбунтовался депутат и генерал Лев Рохлин, что, видимо, стоило ему жизни, со своим мнением, отличным от мнения руководства движения, выступили губернаторы Дмитрий Аяцков и Константин Титов…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>