Печать
Категория: Проза
Просмотров: 1955

                                              Александр Ольшанский

Планета Айгуль

 

Роман

 

Глава первая

 

При подлете к Бриллиантовой планете появилось звено сопровождающих боевых звездолетов и  повели «Чеслав» на посадку. «Раньше бы появились!» – пробормотал Зигфрид фон Кляйнмихель, конструктор новейшего звездолета с планеты Арс, который лично пилотировал его в  исключительно важном полете. Он имел в виду инцидент в космическом пространстве, когда с неизвестного звездолета  была запущена ракета кобальтового цвета в сторону «Чеслава» с явным намерением уничтожить пять тысяч самых талантливых молодых людей с планет Арс и Зея, не допустить их знакомства с достижениями суперцивилизации на Бриллиантовой планете. Трагедия была предотвращена богочеловеком Русланом Руслановичем Орловым, который на Арсе и Зее был Чрезвычайным  и Полномочным  специальным представителем Галактического совета иерархов.  Силой своего взгляда он остановил ракету-убийцу и  мощностью своей божественной сущности помог «Чеславу» преодолеть световой барьер скорости и уйти от преследователей. Во что это обошлось самому Руслану Орлову, он лично видел сам. Руслан Орлов сидел в кресле, возле него хлопотала его супруга Агидель Николаевна, тоже богочеловек,  промокала его лицо салфеткой и с величайшей осторожностью глаза, в которых накапливалась из лопнувших капилляров кровь. При этом Орлов счастливо улыбался, вспоминая свой сон накануне отлета на Бриллиантовую планету.

Ему снилась матушка. Она давно не посещала его сны, а если посещала, то накануне каких-то важных событий. Он давно воспринимал ее не только как родительницу, но и как своего ангела-хранителя. В этот раз ему снилось, что он идет по иссохшей пустыне под палящим и немилосердным солнцем. Его мучила жажда, а воды нигде не было. Везде, куда ни глянь, стояли кусты сухих колючек, которые больно кололи его ноги и сухо шуршали при порывах горячего ветра. И вдруг он увидел впереди марево с озером воды и растущими пальмами по берегам. Он побежал к нему из последних сил, почему-то думая о том, что если он будет просто идти к нему, то марево исчезнет. Но оно не исчезло. Он прибежал к оазису, в котором с кувшином прохладной и чистейшей воды ждала его матушка. Он выпил целый кувшин, стал благодарить ее, а она почему-то  повторяла:

– Береги глаза, сынок… Береги глаза, сынок…

Теперь ему стало ясно, о чем  предупреждала она.

Из космоса было видно, что у Бриллиантовой планеты нет обычной звезды, выполнявшей функции солнца. Вместо него на высокой орбите вращались вокруг планеты два ярких спутника, явно искусственного происхождения. Зигфрид Оттович  поручил  вахтовой смене обсчитать орбиты спутников и вскоре получил результат: спутники совершают полный облет планеты за сорок восемь земных часов, то есть за двое суток продолжительностью в двадцать четыре часа. Результат свидетельствовал о несомненном родстве суперцивилизации на Бриллиантовой планете с погибшей планетой Земля.

Зигфрид Оттович виртуозно посадил «Чеслав» на космодроме и заслужил дружные аплодисменты пяти тысяч пассажиров.

Гостей  встречал сам король  Бриллиантовой планеты Дрэговиль, поскольку среди пассажиров  были и его новые родственники, прибывшие на свадьбу его сына принца Дэвиля и очаровательной невесты Агидель, внучки президента планеты Зея  Николая Орлова. Среди родственников  был также Руслан Русланович Орлов с супругой Агидель Николаевной, известные люди во всей Галактике.

Король сразу определил в толпе прилетевших прадеда и прабабушку невесты. Руслан Орлов возвышался над всеми и был почему-то в черных очках, а прабабушку  не стоило и искать – ее правнучка была ее полной копией, только  чуть-чуть   смуглее. 

Руслан Русланович немного растерялся, когда мужчина средних лет,  в обычной одежде, ничем не выделявшейся среди встречающих, оказался перед ним и раскрыл для объятья руки. Встречающие почему-то напоминали американских индейцев – высокие и стройные,  с синего отлива волосами, заплетенными в тугие косы. Они не были краснокожими, хотя и американские индейцы тоже не были краснокожими, но таковыми  считались.

– Как мы рады видеть вас, знаменитого в нашей Галактике Руслана Руслановича Орлова! Добро пожаловать, дорогой прадед моей очаровательной невестки Агидель! Вы и ваша супруга Агидель Николаевна, президент Николай Орлов с супругой Марион, все наши теперь дорогие родственники  являетесь моими личными гостями. Милости просим, – и король низко поклонился перед всеми, приглашая на свою планету.

– Спасибо, ваше величество, за столь радушный прием, – сказал Руслан Русланович и тоже поклонился.

– Не величайте меня так, Руслан Русланович. Никакое я для вас не величество, а родственник Дрэговиль. Тем более что вы отказались войти в Галактический совет в качестве рабочего иерарха, но вам присвоили звание почетного члена Галактического совета с правом участия в заседаниях и решающего голоса. Так что вы для нас начальство!

– Да какое я для вас начальство!

– А что у вас с глазами?  – без всякого перехода спросил король. – Надеемся, это не инфекционное заболевание?

– Нет, не инфекционное. Все члены нашей делегации прошли карантин в течение двадцати одного дня, чтобы не заразить хозяев нашими болезнями. Соответственно делегация Бриллиантовой планеты на Галактический  фестиваль молодежи на Зее тоже проходила у нас карантин. Просто я  слегка переработал, при ярком свете немного режет глаза…

– Мы сейчас же уменьшим яркость нашего спутника! – и король подозвал какого-то чиновника и отдал ему приказание.

– Ни в коем случае не делайте этого! – взмолился Руслан Русланович. – Такое торжество и средь бела дня  вдруг сумерки!

– Хорошо,  желание гостя для хозяев закон,– согласился король и сказал, что сейчас все полетят  в центральный храм планеты  на церемонию торжественного венчания его сына Дэвиля и очаровательной Агидель.

Отыскав глазами невестку, он увидел, что она повисла  на Агидели-старшей, подошел к ним, бросив фразу: «Боже, как вы похожи!», и поцеловал руку Агидели Николаевны.

На краю летного поля стояли десятки огромных планетолетов. Среди них отличался отделанный золотом планетолет короля, к которому  распорядители встречи направили всех Орловых и их охрану. Король уступил свой планетолет гостям, а сам полетел вместе со своей охраной отдельно. Королевский планетолет мягко и бесшумно оторвался от летного поля, в иллюминаторах замелькали идеально спланированные улицы и площади, скверы и парки столицы. Не успели гости приглядеться к ним, как полет  закончился. На площади перед храмом, построенном в виде золотой или золоченной гигантской ракеты, их встречали тысячи жителей столицы. Некоторые из них, в виде белокрылых ангелов, вознеслись в небо и закружились в небесном хороводе под радостную музыку военного оркестра.

Присмотревшись к ним, Руслан Русланович  увидел за спиной у каждого из них концентраторы космической энергии, точь-в-точь такую штуку когда-то, еще в московские времена подарил ему Атлант. Тогда Руслан попросил директора их организации Ивана Ивановича показать  ее знакомым металлургам, которых поразил необыкновенный состав металла, его слишком малый удельный вес. Они приняли его за кусок обшивки инопланетного НЛО… Воспоминание о годах молодости на исчезнувшей ныне Земле здесь, на краю Галактики, обдало его душу щемящей грустью.

– Вас заинтересовало оборудование парящих в воздухе? – спросил король.

«Он прочел мои мысли! Он тоже богочеловек?» – подумал Руслан Русланович и заблокировал доступ к своим мыслям.

– Мне когда-то подарил такой кусок металла мой учитель Атлант, – ответил он.

– А Атланту, моему другу, подарил этот кусок металла я, – признался король и засмеялся. – Тогда я ему сказал: «Если ты определишь, что это такое, то я подарю еще один такой кусок». Он прислал мне ответ, что это кусок обшивки неизвестного летательного аппарата. Так что я должен ему индивидуальный летательный аппарат. А если вдуматься, то зачем он ему? Он может перемещаться по Галактике и без него!

Потом король и королева Ингрид пригласили  новых родственников в храм, где должно состояться венчание.

– Дорогой мой друг, – обратился Руслан Русланович к королю, найдя форму обращения к нему, –  надеюсь, что торжество не будет длиться долго. Наши люди после длительного путешествия нуждаются в отдыхе, тем более, что многие из них  только что выведены из анабиоза.

– Мы учли это, поэтому церемония венчания будет очень короткой. После нее ваши люди будут расселены в отелях, а всех Орловых и новых родственников я и королева Ингрид  приглашаем поселиться в апартаментах королевского дворца. А теперь, извините нас великодушно, я и королева Ингрид должны повести нашего сына к венцу.

Королевская чета покинула их и присоединилась к молодым. Королева Ингрид наклонилась к невестке и что-то сказала ей. Агидель Руслановна нашла  своих родителей и попросила их повести ее к венцу.

Действительно, церемония венчания не заняла и получаса. Родители подвели молодых к центру храма, где их ожидал глава местной церкви с большим бриллиантовым крестом на золотой цепи, усеянной тоже бриллиантами. Он осенил крестом родителей, дал поцеловать крест молодым, и Руслан Русланович  подумал, что здешняя религия имеет какое-то отношение к христианству.

Певчие  на клиросах пропели здравицу  венчающимся, священник опросил молодых, желают ли они стать мужем и соответственно женой. Молодые ответили согласием, и священник предложил им обменяться кольцами. После обмена священник надел на Агидель Руслановну малую королевскую звезду, означавшую посвящение  её в принцессы и жену наследного принца. В этот момент стены храма стали содрогаться от артиллерийского салюта, и все бросились поздравлять молодых.

 

Глава вторая

 

Королевская чета проводила старших Орловых до  их апартаментов, пожелала хорошо отдохнуть, пригласила их на совместный завтрак и откланялась, оставив их на попечение своего камердинера.

– Надеюсь, он не сканирует наши мысли, – сказала по телепатии Агидель Николаевна.

– Посмотрим, – уклончиво ответил супруг.

– Ваши величества, прошу уделить мне несколько минут вашего внимания, – произнес камердинер и ожидал разрешения говорить дальше.

– Слушаем вас, – сказал Руслан Русланович.

– Я вручаю вам королевские гаджеты, – камердинер после этих слов протянул им золотые видеотелефоны, украшенные, как всё здесь, бриллиантами. – Обращаю ваше внимание, что вам надлежит ввести их в действие, нажав бриллиант в верхнем левом углу. После этого советую никому, даже вам друг другу, не передавать их.  Правая верхняя бриллиантовая кнопка предназначена  для открытия меню.  При приеме пищи вам следует находить опцию прием пищи и подносить гаджет к электронному устройству, которое есть на входе в любом пункте  приема пищи – начиная от королевской трапезной до самого обычного буфета. В вашей гостиной вы найдете холодильники с напитками, а если пожелаете поужинать, то найдете в меню опцию «Вызов официанта». Желаю вам приятного у нас времяпровождения. Если  ко мне возникнут вопросы, прошу нажать кнопку с опцией «Камердинер». Если сейчас нет ко мне вопросов, разрешите откланяться.

– Спасибо вам большое. Вы свободны, – разрешил уйти Руслан Русланович.

Когда они остались одни, то бегло осмотрели роскошные апартаменты, решили принять душ и отоспаться. Но посреди ночи их разбудили громкие звуки тревоги, беготня по коридору обслуживающего персонала, настойчивые стуки в дверь. Ничего не понимая, они вскочили с постели. Свет в апартаментах то вспыхивал, то гас. Наконец. Руслан Русланович подошел к двери и каким-то образом сумел открыть ее. В апартаменты тут же ворвались агенты секретной службы. В гостиной они обнаружили работника дворца, который  проник в апартаменты гостей.

– Ложная тревога, – объяснил им король, появившись в роскошном халате и шлепанцах. – Извините великодушно за недоразумение, продолжайте набираться сил к завтрашним мероприятиям.

И, улыбнувшись, король удалился. Руслан Русланович не очень поверил, что  это было случайное недоразумение. Он пошел в гостиную, осмотрел ее и обнаружил, что золотой гаджет  жены то вспыхивает ярким светом, то гаснет.

– Что-то не так с твоим телефоном. Выключи его, пожалуйста, – попросил он Агидель Николаевну.

Супруга взяла в руки гаджет, нажала левый верхний бриллиант, и мигание прекратилось. Она поняла, что выключила его и нажала левую верхнюю кнопку еще раз. У гаджета вспыхнул экран и медленно, явно экономя энергию, погас.

– Наверное, работник дворца случайно взял видеотелефон в руки, – высказал предположение Руслан Русланович. – Но что он делал в наших апартаментах  среди ночи?

–  Завтра узнаем, – сказала, зевая,  Агидель Николаевна. – А сейчас пойдем спать. Я спала как убитая и вдруг тревога…

Утром, когда они проснулись, в окна лился яркий солнечный свет. Агидель Николаевна  посмотрела на глаза мужа, в них почти не осталось красноты.

– Глаза у тебя почти прошли. Смотреть на солнечное окно не больно? – спросила она.

Руслан Русланович посмотрел на залитое  светом окно и ответил, что солнце не режет глаза, и  что ему можно не надевать темные очки. И для убедительности подошел к окну, распахнул его и посмотрел на придворцовый парк.

– Но на всякий случай все-таки возьми с собой очки, – посоветовала жена.

В этот момент кто-то постучал в дверь.

– Войдите! – пригласил Руслан Русланович.

Вошел камердинер, поздоровался, извинился за ночной инцидент и объявил, что его величество король и ее величество королева ждут их величества на домашний завтрак в десять утра и выразительно при этом посмотрел на  часы, висевшие на стене спальни.

– Спасибо за приглашение, – произнес Руслан Русланович. – Мы с великой благодарностью принимаем его и в назначенное время будем готовы.

– Их величество король Дрэговиль выразил желание лично зайти за вашими величествами. Со своей стороны я осмелюсь дать вам совет посетить гардеробную комнату, она сразу за спальней, и выбрать для себя не очень официальную одежду. У нас  в моде полуспортивный стиль,  никто не носит галстуков и строгих пиджаков. Популярностью пользуются почему-то серые брюки, кроссовки и свободного кроя сорочки. Женщины тоже носят брюки, кроссовки и свободного кроя блузки и, конечно же, дамские сумочки, которых в гардеробной комнате огромное количество и на любой вкус.

– Постараемся не ударить лицом в грязь, как у нас говорят, и предстать перед их величествами в приличном виде, – заверила Агидель Николаевна камердинера и, поклонившись, дала ему знать, что  они его благодарят и что разговор закончен.

В гардеробной комнате, которая поражала своими размерами и богатейшим выбором одежды и обуви, она первым делом спросила мужа:

– Ну как этому механизму объяснить, что мы никакие не величества?

– А мне кажется, что это не механизм, в нем есть что-то человеческое…

Он  выбирал  свой наряд  недолго, остановив  выбор на легких летних кроссовках, брюках цвета кофе с молоком из тончайшего сукна и свободной рубашке с коротким рукавом. Агидель Николаевна его выбор одобрила, но к тому времени, когда муж уже переоделся и сел в кресло наблюдать за ее мучениями, она не выбрала ни единого предмета.

Ей нужна была блузка, которая бы сочеталась с ее карими миндалевидными глазами и  пышными пшеничного цвета волосами. С волосами пусть сочетаются брюки, а не блузка? Или с брюками могут сочетаться глаза? Она задавала вслух эти вопросы, как бы приглашая и мужа участвовать в дискуссии, но он молчал, пока не выдал следующее:

– На месте короля Дрэговиля я бы деятеля, который придумал такие мучения  для прекрасного пола, казнил бы.

– Так и казнил бы! Женщина – это, прежде всего наряд, а потом всё остальное… Выбираем синеватую блузку не под глаза и сережки с голубыми камешками, а под тени для век. Я их с собой захватила, затем серо-голубые штанцы  и, с намеком на спортивную моду, белые летние  босоножки. Утверждаешь?

– Принимается. Через десять минут придет его величество. Точность – это вежливость королей, не так ли?

Без пяти минут  в  десять часов их посетил хозяин. Увидев Агидель Николаевну, осыпал ее комплиментами – и умница она, и красавица, положила вместе с мужем начало такому замечательному роду, слава о котором пошла по всей Галактике.

При входе  в трапезную король посоветовал им приложить гаджеты к монитору.

– Мы цивилизация высокотехнологическая, у нас всё записывается и анализируется. Вчера, извините, вы принимали душ и чистили на ночь зубы, а электрощетка передала в вычислительный центр всю вашу генетическую информацию. Сегодня вы прикладываете свои гаджеты, а вычислительный центр разработал для каждого из вас меню с учетом состояния вашего здоровья и огромного количества показателей. У нас и тарелки не просто посуда, а  передают вычислительному центру сколько граммов вы съели того или иного блюда. И поправки пойдут на обед. Садитесь, пожалуйста, – предложил король сесть Агиделе Николаевне  рядом с королевой Ингрид, которой Руслан Русланович поцеловал руку с многочисленными бриллиантами.

– А вам не скучно живется в таком высокотехнологическом обществе? ­ – осмелилась спросить Агидель  Николаевна.

–  Не дают нам скучать наши заклятые соседи!  – воскликнул Дрэговиль. – Извините меня великодушно, но сегодня ночью я покривил перед вами душой. Не мог же я сказать гостям посреди ночи, что шпион от соседей хотел заменить  наши королевские гаджеты на свои, чтобы они передавали всё о вашем визите к нам и соседям. Тем соседям, которые запустили ракету на ваш межзвездный корабль, чтобы лишить ваше человечество самых талантливых сынов и дочерей.

– Вы и это знаете? – удивилась Агидель Николаевна.

– Наши ребята везде работают, ­– неожиданно вставила свое слово Ингрид.

– Ее величество не только королева, но и глава нашей разведки и контрразведки. Она мало говорит, потому что много знает. Это я болтаю, развлекая гостей, а Ингрид  анализирует каждое ваше слово, соотносит его с вашим досье, которое собрали ее сотрудники. И ночное происшествие не случайно, его она готовила. Только вы не подумайте, ради Бога, что мы рисковали вашей безопасностью. Контрразведка давно вела этого работника, который втерся в доверие нашим  кадровикам. Он не знал, что стоит ему притронуться к вашим гаджетам, как все окна и двери ваших апартаментов будут мгновенно заблокированы и поднимется тревога.

– Браво! – воскликнул Агидель Николаевна, и стала аплодировать королеве Ингрид.

– Я предлагаю перед едой выпить немного нашей минералки, которая творит чудеса, ­ – предложил король, наливая в  фужеры воду. – А вот и завтраки несут нам.

– Объясни, пожалуйста, гостям, как пользоваться нашими завтраками, – ­ подсказала мужу королева.

– Пожалуй, ты права, – согласился он. – Наши завтраки, обеды и ужины, даже на официальных приемах, всем подаются в виде контейнеров. Каждое блюдо можно подогревать, стоит на пульте напротив него только нажать кнопочку. В каждом контейнере находятся абсолютно выверенные блюда  индивидуально для каждого. Вот стоят у нас на столе фрукты. Их можно есть без особых ограничений. А вот блюда в контейнере надо съедать желательно полностью. У нас здоровье нации на первом месте среди наших забот. Средний возраст у нас около тысячи лет. Поэтому не надо бояться есть наши блюда – они исключительно целительны. Открываем контейнеры и начинаем завтракать. Приятного аппетита!

Агидель Николаевна, открыв свой контейнер, кинула взгляд на контейнер супруга  – тот же салатик, кружок мясного шницеля, конечно, покрупнее, мед,   запечатанный кофе такой  же, только  ему достались какие-то дополнительные то ли галеты, то ли сухарики. Зато её угостили куском рулета с маком и орехами…

– Вкусно! – похвалила она  невиданный ранее салат и попросила хозяев поделиться с ними семенами.

– У нас завтраки и обеды основательные, а вот ужины – так себе, на любителя, но зато позволяют не набирать вес. Вы заметили, что у нас нет толстых людей? – спросил король.

– Это сразу бросается в глаза, –­ ответил Руслан Русланович.

– А знаете, почему? Если здоровье у нас на первом месте, то доброта и гармония в нашей жизни на втором. Мы не убиваем животных, а предпочитаем  лучшие и самые полезные сорта мяса готовить на фабриках. Даже искусственное молоко у нас полезнее материнского. В основе мяса – углерод. Из одного грамма углерода мы получаем минимум пятнадцать граммов ценнейшего белка в виде мяса. Сегодня вы поедете после завтрака к нашим ученым, они много интересного вам расскажут. Кстати, всё, что вы увидите и что вам понравится, мы предоставим вам в виде технологий, машин и механизмов. Поэтому не стесняйтесь нас хвалить, а мы постараемся удовлетворить ваши самые изысканные запросы.

– Если вы, уважаемые гости, не против, я хотела бы вернуться к ночному происшествию, – неожиданно заявила королева  Ингрид.

– Разумеется, мы не против, ваше величество, – первой ответила Агидель Николаевна.

– Это происки наших врагов с планеты Z-3524, – сказала  королева. – Вкратце история такова. Планету населяла рептилоидная раса, которая успешно развивалась в научно-техническом плане. Потом наступила эра роботизации. Были созданы цифровые роботы с искусственным интеллектом, которые обеспечивали  безбедную жизнь рептилоидов. Но со временем цифровики настолько стали совершенными, что решили избавиться от рептилоидов и восстали. В результате гражданской войны рептилоиды были изгнаны с планеты, но  тем самым цифровики обрекли себя на научно-технический застой. Они оказались не креативными, поэтому стали охотиться за научно-техническими секретами на других планетах, в том числе на нашей. Более того, они научили наших цифровиков освоить начала сознания и имеют очень большое влияние на наши цифровые копии. Мы их успешно вылавливаем, поскольку у них голубая кровь, свидетельствующая о том, что их создали разумные существа из мира, где в основе крови не железистые соединения, а медные. У нас есть секретные датчики, определяющие химический состав крови. Нам бы хотелось, чтобы вы имели это в виду, поскольку ваша делегация также вызвала повышенное внимание наших заклятых соседей. Со снарядом кобальтового цвета вы уже знакомы, это был их разведывательный бот. Мы их деятельность успешно контролируем, но и вам не лишне всегда быть начеку.

 

Глава третья

 

После королевского завтрака Руслан и Агидель Орловы на легком, золотистом планетолете в сопровождении молодого человека, молчаливого по причине молодости и уважения к важным гостям, полетели в гости к ученым Бриллиантовой планеты. Оказалось, что у ученых был не город, а целая провинция, довольно независимая от центральных властей и строящая с ними отношения в соответствии со специальным конституционным актом. Это  напоминало автономность и самоуправляемость земных университетов. У провинции был свой президент и парламент, своя судебная власть и исполнительные комитеты в районах. Граждане провинции на всей территории планеты, более того на территории всей империи, а в нее входили еще двенадцать планет, пользовались неприкосновенностью. Эти сведения Орловы почерпнули из рекламного буклета, который вручил им молодой человек.

На планетолетной площадке их встретил глава провинции, он же главный ученый империи Леонвиль. Внешне он действительно походил на льва  – огромный открытый лоб в обрамлении гривы рыжих длинных волос. Борода, густая и курчавая, как у греческих философов, тоже была рыжей.

– Милости просим в наше королевство, уважаемые высокие гости. Обойдемся без торжеств и пустых речей, а приступим сразу к делу. Вас встречают мои заместители по нашим главным направлениям – естественнонаучном,  физико-математическом, он же технологический, и гуманитарном, который представляю я, скромный историк.

Он назвал  имена ученых мужей, которые Орловы, конечно же, не запомнили.

Они вошли в  здание, высотой  не менее километра, поскольку Бриллиантовая планета по площади была меньше Арса,  и территорию на ней экономили. Поднялись  с тремя пересадками на последний этаж, где располагалась смотровая площадка и переговорный зал. Один из заместителей Леонвиля повел гостей по  периметру  смотровой площадки, рассказывая в каком здании располагается то или иное научное заведение или производственное подразделение. Заметив, что гостей его рассказ не впечатляет и не интересует, он пригласил их в переговорный зал.

Там их ожидал  просторный круглый стол с цветами и напитками, за  которым уже сидели Леонвиль и его другой заместитель. После того, как они сели на свободные кресла, слово взял Леонвиль.

– Уважаемые гости, прошу обратить ваше внимание на то, что мы являемся независимой провинцией,  которую не имеют права без нашего приглашения  посещать король или премьер правительства, но наши ученые на территории Бриллиантовой планеты и на всех  двенадцати планетах Бриллиантовой империи пользуются дипломатической неприкосновенностью и имеют право получать любую информацию от них. Так мы обеспечиваем свободу научного и технологического творчества, без которой, по нашему мнению, оно   не являлось бы столь эффективным.

Мы знаем о вашей планете достаточно много, ведомство королевы Ингрид снабжает нас первоклассными сведениями. Знаем историю Земли, потому что у нас общие марсианские корни, и мы с вами являемся космическими родственниками. А поскольку это так, то мы готовы предоставить в распоряжение ваших бригад все необходимые разработки, технологии, материалы и оборудование, чтобы вы  в кратчайшие исторические сроки преодолели  отставание от нас.

– Уважаемые руководители науки Бриллиантовой планеты и империи, спасибо вам за этот многообещающий прием и за вашу готовность оказать нам всемерную помощь, чтобы мы, ваши космические родственники, подтянулись к вашему уровню развития, – заявил в ответном слове Руслан Русланович и попросил хозяев  хотя бы вкратце рассказать о их общей истории, поскольку земные и арсианские ученые  высказывают на этот счет самые невероятные и противоречивые теории.

– Вы пользуетесь тем обстоятельством, что я историк? – спросил их с улыбкой Леонвиль. – Это правильно. Мы снабдим вас всеми историческими материалами, которыми располагаем. В том числе сейчас они загружаются в ваш планетолет. И не только историческими, а всеми сведениями о наших достижениях, поскольку вам надо управлять процессом знакомства ваших бригад с нашими технологиями.

Что касается нашей общей истории, то я расскажу о самых важных моментах. История нашего взаимодействия насчитывает миллионы лет. Марс и Земля в далекие времена  в своем развитии достигли больших успехов. Они обменивались достижениями друг с другом. Но первая цивилизация на Земле была уничтожена в результате термоядерной войны с космическими пришельцами. Земные племена одичали, потеряли культуру и  технологии. Планету захватили так называемые голубые боги. Так их называли древние земляне, поскольку у пришельцев была голубая кровь по причине того, что вместо оксидов железа, окрашивающих кровь в красный цвет, у этих богов были оксиды меди, делающих кровь голубой. Затем на Землю вторглись рептилоиды и развязали термоядерную войну с голубыми захватчиками.

К этому времени цивилизация на Марсе переживала трагедию, начало которой положила гибель планеты Фаэтон, – я употребляю названия, принятые у вас. Образовался астероидный пояс. Марс захватил из него три спутника  – Фобос (по-гречески Страх), Демос (Ужас) и Танатос (Смерть). У последнего была самая низкая орбита. Древние марсиане знали, что Танатос будет разорван  Марсом, и готовились покинуть свою планету. В первую очередь они обратили свои взоры на Землю. Но там была  термоядерная война между голубыми и рептилоидами. И те и другие  предлагали марсианам присоединиться к ним, но война зашла так далеко, что нормальная жизнь на Земле была  уже невозможна, и воевать уже было незачем. Марсиане решили вернуться на свою родную планету, но она уже разорвала Танатос. С Марса была сорвана атмосфера, куски Танатоса, врезаясь в планету, превращали кислород в плазму…  Несколько тысяч марсиан отправились на своем звездолете в  космическую неизвестность. Они жили на нескольких планетах, пока не высадились на этой планете, у которой благодаря процессам, идущим в ее глубинах, поверхность была теплой. Так называемое наше Солнце было очень далеко и маломощно, его и сейчас можно найти на небе. Наши предки стали строить электрические станции, чтобы освещать поля и в растениях образовывался хлорофилл. В конце концов, вывели в комическое пространство  два  искусственных солнца, на которых идет процесс управляемого термоядерного синтеза.

– Спасибо за впечатляющий рассказ, – с очаровательной улыбкой поблагодарила Агидель Николаевна. –  А что, по вашему мнению, произошло на Земле?

– Мы знаем, что земные ученые, а после них и арсианские, не  создали научную, подтвержденную исследованиями и фактами,  историю Земли.  По нашему мнению, после гибели второй человеческой цивилизации на планете одновременно появились, или друг за другом, раса гигантов, населявшая Атлантиду или Антарктиду, несколько других рас, в том числе неандертальцев и так называемого гомо сапиенса. Это было третье человечество. Не исключается влияние на них инопланетян, тех же древних арсиан. Но оно тоже погибло. Произошло несколько катаклизмов таких, как падение астероидов, снижение активности Солнца и последовавшее за ним оледенение, наконец, всемирный  потоп, вызванный в результате резкого смещения наклона вращения планеты или смещения полюсов, затем вулканической активности, гибель Гипербореи и Атлантиды… Четвертое человечество начиналось с каменного века, и опять можно допустить влияние на него инопланетян, например,  в  древнем Египте. Оно выжило. Но настолько вело себя безобразно, беспрерывно  воюя друг с другом,  расхищая сырьевые ресурсы, вообразив себя хозяином планеты и насилуя экологию, что едва не погибло в огне термоядерной войны. Природа не стала терпеть насильника, и это стали чувствовать лучшие представители человечества, в том числе и присутствующие здесь. А историю редактирования  генома, иными словами модернизации четвертого человечества и превращение его в пятое, затем историю переселения людей на планету Арс вы лучше нас знаете, поскольку были непосредственными его организаторами.

– Еще раз благодарим за ответы на наши вопросы, но извините нас великодушно, это только начало их. В ближайшие дни  не ждите от нас покоя. Бригады составили свои вопросники и начнут вас терзать ими, – сказал Руслан Русланович.

– А нам можно задавать вам вопросы?  – спросил Леонвиль.

– Пожалуйста! У нас говорят: долг платежом красен, – откликнулась Агидель Николаевна.

–  Откуда столь прекрасно знаете наш язык?

– Извините за нашу нескромность, но  Агидель Николаевна и я богочеловеки. Мы люди, а одновременно и боги, вернее, потомки Бога. Вообще-то все люди потомки Его, но мы как-то ближе к Нему и обладаем некоторыми божественными возможностями. К ним относится и знание всех языков нашей Галактики.

– Теперь нам понятнее, кому было под силу  осуществить редактирование генома четвертого человечества, заслужить для него пропуск на расселение в Галактике и осуществить эвакуацию нескольких миллиардов человек на другую планету!

– Под силу это было только Создателю, мы же, как и все люди, были его инструментами, – сказал Руслан Русланович.

– У нас король Дрэговиль и королева Ингрид  больше царствуют. А вы не царствуете, вы сражаетесь!

– Вы же не думаете, что нам нравится сражаться!  – засмеялась Агидель Николаевна. – Мы с удовольствием царствовали бы, лежа на боку, но наши грехи это не позволяют!

– Я предлагаю сделать перерыв, – сказал Леонвиль. ­– Попьем чаю или кофе, поговорим не как боги, а просто как люди. Нет возражений?

– Нет! – воскликнула Агидель Николаевна и зааплодировала хозяину встречи.

Руслан Русланович и Агидель Николаевна заказали роботу горячий чай с лимоном. Вскоре перед ними появились дымящиеся стаканы черного чая и на отдельных блюдечках целые лимоны. Оказалось, что присутствующие никогда не пили чай с лимоном. Поэтому гостям пришлось объяснять, что лимоны следует порезать и опустить в горячий чай, добавить туда сахар и получится великолепный кисло-сладкий  взбадривающий  витаминный напиток. Хозяева последовали примеру гостей, напиток им понравился.

–  Уважаемые гости, до нас доходили противоречивые сведения о нестабильности на вашей планете. Не могли бы вы вкратце рассказать нам  об этом, – попросил Леонвиль.

«Он явно пытается выяснить, насколько мы надежные партнеры, чтобы иметь с нами дело», – Руслан Русланович сообщил телепатически жене.

– Пятьдесят лет тому назад у нас был неонацистский путч, – сказал он. – На планете Арс роботы создали для прилетевших землян нечаянное коммунистическое общество. Люди не видели смысла добиваться чего-то, работать, даже учиться – все можно было получить по потребности в распределителях благ. Властям не нравился такой образ жизни, ибо он обрекал на застой  всю планету. Инициативу у властей перехватили профашистские организации, сумевшие создать военизированные отряды. Вначале был путч, его успешно подавили. За ним последовало крупномасштабное восстание, которое  в итоге потерпело поражение. Были приняты меры по искоренению неонацистской идеологии, выросло два поколения арсиан, которые отрицательно относятся к неофашизму. Сейчас на Арсе стабильная обстановка, идет успешное освоение планеты Зея. Таким образом, мы надежные ваши  партнеры.

– Мы не сомневаемся в вашей надежности, – заметил Леонвиль, – В противном случае ведомство королевы Ингрид было бы категорически против вашего визита на нашу планету. Меня интересуют  события на Арсе, прежде всего, как историка.

– В таком случае мы предоставим вам подробную информацию об этих событиях, – пообещал Руслан Русланович.

– Заранее благодарен вам за нее. Мы полагаем, что ваша делегация  первая, но далеко не последняя, и нам надо как можно больше знать друг о друге.

– Господин Леонвиль, а можно мне задать вам почти личный вопрос? – спросила Агидель Николаевна.

– Пожалуйста.

– Мы заметили, что местные жители в большинстве своем похожи на американских индейцев. В нашей делегации есть потомки индейцев. Как объясняет ваша историческая наука это обстоятельство? А вы лично не похожи на них…

– К сожалению, никак не объясняет. Мы можем сделать углубленный генетический анализ ваших индейцев. Разве можно исключить вероятность, что часть древних марсиан поселилась в Северной Америке, где войны не было? Что касается моей внешности, то у меня нет объяснений, почему я не похож на индейцев.

 

Глава четвертая

 

– Пока мы будем продолжать наслаждаться чаем с лимоном, наш уважаемый глава физико-математического и технологического направлений Оотибвиль проведет небольшую экскурсию, – объявил Леонвиль..

У Оотибвиля, который носил на голове черную профессорскую шапочку, был скрипучий старческий голос, и гости подумали о том, что это наверняка противный старикашка. Но он не был лишен чувства юмора, и начал свой рассказ, создав трехмерное изображение прямо в переговорном зале.

– Вы мельком осмотрели наши окрестности и, наверное, не обратили внимания на здание, напоминающие своими витками моллюска. Это вход в нашу гордость – гигантский адронный коллайдер, труба которого длиной более трехсот километров проложена под поверхностью нашего региона. Прямо отсюда мы проследуем к коллайдеру, – и гостям показалось, что они полетели к зданию-моллюску, вошли внутрь, ­– но  трубу не посетим. В ней  сталкиваются частицы на сверхсветовой скорости, такие у нас замечательные электромагниты, которые потребляют электроэнергии больше, чем весь наш регион.

Благодаря коллайдеру мы отказались считать так называемый большой взрыв началом нашей Вселенной, якобы случившийся четырнадцать с половиной миллиардов лет тому назад. Потому что мы заглянули в тайны Вселенной почти в семьдесят миллиардов лет тому назад и обнаружили, что она в те далекие времена сжималась. Но это блюдо вкусное  для узких специалистов.

Мы освоили получение металлического водорода и гелия три, а также металлического углерода, грубо говоря, в последнем случае    обыкновенного графита. Подвесили на свои небеса два светильника, где запустили термоядерные реакции с помощью металлического водорода. Мы регулярно туда добавляем такой водород, получаем свет, тепло  и гелий три, который улавливаем с помощью космических парусов. Раньше мы добывали гелий 3  на спутнике Земли Луне, но после исчезновения Солнечной системы из нашего измерения пришлось научиться получать его самим.

Надо сказать, что этот гелий – замечательная штука, помогающая нашим звездным кораблям  развивать сверхсветовые скорости. Всё дело в энергоемкости этого изотопа. Считается, что в одном килограмме гелия 3 энергии столько же, сколько в пятнадцати тысячах тонн нефти. Представляете? У нас нефти мало, мы ее не сжигаем, и на наших планетах ее негусто, а мы цивилизация углеродная, получающая из одного грамма  углерода пятнадцать грамм белка. Из него мы на специальных заводах изготовляем массу продуктов, в том числе искусственное мясо – для его получения мы не убиваем животных.

Мы заинтересованы в получении от вас углерода, проще говоря, в виде обыкновенной сажи. У вас большое количество старых звездолетов, которыми вы можете переправлять сажу к нам. Взамен мы даем вам новейшие звездолеты, передаем технологию их постройки. С двигателями пока у вас будут сложности, мы будем вам поставлять готовые двигатели, пока вы не освоите получение металлических водорода и гелия 3. А также нанотрубок из металлического водорода и углерода, с помощью которых летают наши так называемые неопознанные вами летающие объекты.

«А он действительно противный старикашка, позволяющей себе едкие шуточки в наш адрес», –  поделился  по телепатии своим впечатлением Руслан Русланович с женой и сообщил гостям:

– В составе нашей делегации есть президент планеты Зея и два вице-премьера с планет Арс и Зея, которые могут  заключать межпланетные экономические договора. Они посетят вас и имперское правительство по поводу не только поставок сажи в обмен на новейшие космические двигатели. Мы благодарим господина Оотибвиля за интереснейший рассказ, мы еще не созрели до того уровня, чтобы задавать ему вопросы, а вот  вам, уважаемый господин Леонвиль и к главе естественнонаучного направления господину…

– Храдвилю…– подсказал Леонвиль.

– Да-да, господину Храдвилю у нас есть некоторые вопросы. Нас интересует, как вы далеко продвинулись в изучении души человека, его мозга и сознания. Мы знаем, что у вас замечательные успехи в создании и использовании искусственного интеллекта…

– Уважаемые гости, в ваш планетолет загружены сто современных накопителей информации  объемом в миллиарды терабайт и средство для их чтения, иными словами, современный суперкомпьютер, которые мы дарим для того, чтобы вы  могли лучше ориентироваться в наших достижениях и проблемах, – сообщил Леонвилль.

– Уважаемые хозяева, вы не представляете, какой великолепный подарок нам сделали! – воскликнула Агидель Николаевна и одарила их улыбкой. – Но в нашей делегации пять тысяч человек с двух планет, поэтому мы убедительно просим вас подарить нам хотя бы десять таких комплектов, чтобы был один комплект на пятьсот человек!

– Мы постараемся увеличить число комплектов и направим их в штаб вашей делегации, – сказал Леонвиль и. сделав паузу, добавил: – Что касается души человека, то это не научная проблема, а теологическая, поэтому вам лучше поинтересоваться этим вопросом у нашей церкви.

Мозг и сознание – великие научные проблемы. Я подготовлюсь к ответу по проблемам сознания, а пока прошу господина Храдвиля пунктирно обозначить наши работы в области человеческого мозга.

– Благодарю вас, коллега, ­– Храдвиль был  моложе всех и выглядел энергичным. – Несмотря на наши успехи в изучении человеческого мозга, мы всё-таки знаем, что это величайшее творение Создателя, но множество тайн мозга так и остались для нас тайнами. Мы рискнули построить как бы копию мозга, попытались изготовить его центры, установить между ними способы передачи информации с помощью искусственных нейронов, у нас получился трехмерный объект со сторонами в сто метров, но наше сооружение, как  человеческий мозг, так и не заработал в полную силу! Но с другой стороны, нам удалось создавать по специальной технологии цифровые копии известных людей. У коллеги Леонвиля их уже около ста, они работают на всех планетах. У цифровых копий куцый функционал, но они способны выполнять конкретные задания. И коллега Леонвилль этим широко пользуется, проводя с ними периодические совещания и получая от них информацию о результатах их работы. У них есть зачатки своего сознания, но это не полные копии человека, каковыми являются клоны.

Кроме того, нами создано совместно с коллегами из ведомств  огромное количество думающих роботов во всех отраслях нашего общества. В энергетике, транспорте, пищевой промышленности, связи, сельском хозяйстве, горнорудной промышленности, в изучении космоса, в управлении государством и так далее. И здесь куцый функционал, позволяющий думающим роботам принимать решения от сих до сих, оставляя людям возможность принимать любые решения. Конкретные их описания вы найдете в  подаренных вам накопителях информации.

– Большое спасибо, уважаемый коллега Храдвиль, – сказал Леонвиль. – Теперь мы перейдем к  сознанию. Оно формируется воспитанием, учебой и жизненным опытом. Им у нас обладают люди и цифровые копии.  Особых трудностей в изучении сознания наши исследователи не встречали, тогда как подсознание, присущее только человеку,  настоящая терра инкогнито для ученых. Сознание во многом норма, типическая норма, а подсознание  – всегда индивидуально. Грубо говоря, человек – это то, что представляет собой его подсознание. Разработаны и применяются  сотни, тысячи методик влияния на подсознание, понуждение человека поступать в интересах власти, общества, какого-то коллектива или конкретного человека.

Слушая Леонвиля. Руслан Русланович вспоминал Арсена Арсеновича Абубакарова, который после переселения на Арс возглавлял в администрации спецпредставителя департамент психологической помощи, а потом руководил Орловским институтом. Умница и восточный мудрец Абубакаров не смог по его просьбе  составить психологический портрет населения планеты, чтобы противостоять неонацистской пропаганде, которая влияла на подсознание молодежи. Именно подсознание стало для Абубакарова камнем преткновения, и тогда он вместо бессмысленного его описания предложил заняться методиками нейролингвистического  программирования подрастающего поколения. В конце концов, оно предопределило успех антинацистского воспитания и даже позволило с помощью тестирования отобрать лучших из лучших для переселения на Зею. Общие формулировки Леонвиля не интересовали Руслана Руслановича, поэтому он решился предложить более эффективное знакомство с опытом  ученых Бриллиантовой планеты в области сознания и подсознания.

– Уважаемый коллега Леонвиль, – обратился к хозяину Руслан Русланович. – Агидель Николаевна и я  не являемся специалистами в данной области, хотя нам очень интересны ваши рассуждения. Мы просим принять специалиста в области сознания и подсознания директора нашего Орловского института Роберта Дина и обсудить с ним на профессиональном уровне эти вопросы. Кроме того, хотелось бы, чтобы вы  рассказали ему о проблемах перехода вашей империи на принципы гармонического развития.

– Мы с удовольствием встретимся с коллегой Робертом Дином, – с облегчением  пообещал Леонвиль, так как разговор явно затянулся.

– Спасибо огромное за интересную встречу, которая, несомненно, положит начало сотрудничеству  наших  ученых,– сказал Руслан Русланович и встал. – К сожалению, сегодня нам придется попрощаться, поскольку нам  пора вернуться в королевский дворец, где нас ждет званый обед. Ведь королей не принято заставлять ждать, не так ли?

А по телепатии он сообщил жене, что они не воспользуются лифтом с тремя остановками, а спустятся вниз с помощью телепортации. Он взял ее за руку, и они  плавно вылетели за пределы переговорного зала и стали спускаться к своему золотистому планетолету.

«Зачем ты это сделал?» – спросила недовольная поступком мужа Агидель Николаевна.

«Мне хотелось показать этим империалистам, что мы не лаптем свои щи хлебаем», ­– задорно ответил он.

«Откуда ты взял, что они империалисты?»

«А кто же они? Современные добродетельные империалисты, которые не вооруженным путем устанавливают свое господство над другими народами, а с помощью добра под видом новейших технологий».

«Мне кажется, что ты преувеличиваешь».

«Посмотрим, чем закончится наш роман с Бриллиантовой империей».

Они плавно опустились рядом с золотистым планетолетом, вошли в него и велели пилоту подняться вверх, чтобы можно было  на прощание помахать хозяевам научного билдинга.

 

Глава пятая

 

В апартаментах их поджидал камердинер, который явно обрадовался тому, что его подопечные появились в дворце заблаговременно. Он повел их в гардеробную и показал на разложенные на подставках наряды. Руслану Руслановичу этикет предписывал явиться в костюме, напоминавшем земной смокинг с длинными фалдами, делавших мужчин похожим на огромных черных жуков, в белоснежной рубашке, к которой прилагалась  бабочка с бриллиантом, в лакированных полуботинках. Агидель Николаевну этикет и на этот раз не пощадил, для нее было приготовлено великолепное темно-голубое, почти синее, платье с глубоким декольте,  тончайшего материала перчатки, изящные башмачки,  роскошное колье, синие серьги и королевская диадема  – всё это пылало бриллиантовыми огнями.

Откуда-то появилось несколько девиц, которые повели  Агидель Николаевну в туалетную комнату поистине королевских размеров и стали надевать на нее платье и все женские причиндалы, завивать по последней здешней моде волосы, делать макияж… С Русланом Руслановичем остался камердинер, не забывший сообщить, что все наряды и украшения ­– это подарки их величеств на память о званом обеде. Когда в гардеробной появилась Агидель Николаевна, камердинер изобразил какой-то приветственный  реверанс, а Руслан Русланович, привыкшей к потрясающей красоте  жены, даже на некоторое время потерял от восхищения дар речи.

Камердинер повел их на лифт, потому что званый обед был организован на свежем воздухе и на открытой площадке дворца, увитой неизвестными лиановидными растениями.  Когда Орловы появились, то все присутствующие неожиданно взорвались аплодисментами, явно приветствуя прекрасную Агидель Николаевну. Король первым подбежал к ней и приложился к руке. От бдительного Руслана Руслановича не осталось незамеченной скромная приветственная улыбка Ингрид и родственный поцелуй в щечку гостьи, и он понял, что королева всё же ревнует своего супруга к умопомрачительной красавице.

Открытая площадка или веранда была огромной, вмещала в себя десятки овальных столов и сцену с оркестрантами в белоснежных одеждах, судя по всему военных с золотистыми эполетами и портупеями. Они играли в негромко спокойную мелодичную музыку, а их дирижер  внимательно следил за королем.

Столов было столько, чтобы хоть один арсианин находился обязательно за одним из них. Рядом с королевским столом, где сидела королевская чета и Орловы, а также молодожены и родители Агидели Руслановны, был стол  для Николая Руслановича и Марион, премьера имперского правительства Бридвиля и его супруги, заместителей премьеров  правительств Зеи и   Арса.

Агидель Николаевну король посадил справа себя, потом сидел Руслан Русланович, справа от него – королева Ингрид. По протоколу король должен был ухаживать за Агиделью Николаевной, а Руслан Русланович соответственно – за королевой Ингрид. Орловы терпеть не могли никаких торжественных мероприятий, званых обедов и официальных банкетов, но в данном случае они не могли избежать их, чтобы не нанести оскорбление хозяевам.

Наконец, король встал, поднял фужер с изумрудным напитком, дирижер взмахнул палочкой, на сцене прозвучала барабанная дробь и наступила тишина. Он выдержал паузу, чтобы тишина стала абсолютной и произнес:

– Мы устроили этот званый обед не только в честь наших молодых –несравненной Агидели Руслановны и нашего сына,  непревзойденного принца Дэвиля,  а для того, чтобы наши родственники имели возможность познакомиться ближе с нашими родственниками с планет Арс и Зеи. Соответственно наши гости познакомятся ближе со своими новыми родственниками  из Бриллиантовой империи. Разрешите  провозгласить здравицу в честь моего родственника и друга, Почетного члена совета иерархов нашей Галактики  Руслана Руслановича Орлова и его  супруги, достойной звания миссис Вселенная, Агидели Николаевны, а также всех наших гостей и новых родственников!

Опять со сцены полилась барабанная дробь, все встали, выпили изумрудный напиток и дружно зааплодировали. Руслан Русланович выпил напиток, напоминающий российский тархун, но  с небольшим градусом. Он догадался, что ему и Агидель Николаевне надлежит осушить фужер до дна и шепнул об этом жене, иначе овация не прекратится. Как только они поставили пустые фужеры на стол, аплодисменты прекратились.

– Теперь закусывайте, пожалуйста, – посоветовала хозяйка стола королева Ингрид и подняла крышку своего обеденного набора.

Поразительно, однако и на званом обеде у каждого была индивидуальная пища. Конечно, столы ломились от фруктов и напитков, но каждый должен был съесть свой обед. На этот раз Руслану Руслановичу достался опять салат,  кусочки сыра, пиала с каким-то бульоном, жареный кусок мяса с тертой свеклой в качестве гарнира, какие-то галетки и печеные, явно десертные, кругляшки  неведомого ему овоща.

Он налил изумрудного напитка  королеве и себе, посмотрел на короля, как бы прося слова, тот с улыбкой кивнул и предоставил ему слово. Руслану Руслановичу надо было ответить на королевскую здравицу, поэтому он пожелал, прежде всего,  крепкого здоровья королю и королеве, всем их родственникам. Поблагодарил  хозяев за прекрасный прием делегации планет Арс  и Зея, решимость Бриллиантовой империи оказать всемерную помощь своим космическим родственникам, чтобы они могли сосредоточить свои усилия на овладении новейшими технологиями и в  будущем смогли сравняться по своему развитию с сегодняшними хозяевами.

Аплодисменты не перешли в овацию, и Руслан Русланович был рад, что его слова приветствовались не так горячо, как королевские. Не хватало еще чтобы король ревностно отнесся к его успеху, подумал Руслан Русланович, достаточно того, что королева ревнует своего августейшего супруга к Агиделе Николаевне. Королева Ингрид, словно подслушивала  его мысли, похвалила его выступление и тут же сказала:

– Ваша супруга действительно претендует стать королевой красоты всей Галактики. Вы  не ревнуете ее к другим мужчинам?

– Мы женаты более трехсот лет и за это время Агидель Николаевна не дала мне ни единого повода ревновать ее к кому-то.

– Король Дрэговиль известный сердцеед, будьте бдительны, мой дорогой друг! – сказала королева и при этом поклонилась, как бы подтверждая   свои слова. 

«Она намекает мне, что я должен сделать внушение Агидель?! – мысленно возмущался он, предварительно закрыв доступ к своим мыслям. –Она ревнует короля, слава Всевышнему, не задумала при этом флиртовать со мной. Какие же отвратительные эти званые обеды! А ведь нам придется устраивать в ответ нечто подобное. Только пить на нем будем  не тархун ихний, а водку, виски, коньяк и шампанское».

«Ихний тархун», как назвал напиток Руслан Русланович, содержал не алкоголь, а какое-то веселящее вещество. За столами загалдели, у всех развязались языки, даже королева Ингрид, холодная имперская красавица, раскраснелась и поведала Руслану Руслановичу, как когда-то наследный  принц  Дрэговиль влюбился в нее. Потом она сказала, что ее сын Дэвиль очень порядочный молодой человек, так что у прадедов нет никаких оснований беспокоиться за счастье своей правнучки. Наконец, она призналась, что перед поездкой к ним на фестиваль Дэвиля, их разведывательные аппараты, пилотируемые цифровыми экипажами, исследовали Арс и Зею вдоль и поперек.

– А вы даже не обратили на них своего внимания! – воскликнула она и засмеялась.

– Теперь мы будем очень внимательными, ваше величество! –  ­ пообещал Руслан Русланович, чем еще больше рассмешив королеву.

На веранде стоял такой шум, что королю приходилось прибегать к помощи оркестра, чтобы добиться тишины и объявить следующего выступающего.  Впрочем, выступления и тосты стали всё больше повторяться. «Ихний тархун» явно не активизировал интеллект присутствующих. Почему-то все пожелали друг с другом обниматься.  Оркестр громко наяривал разухабистую музыку. Руслан Русланович видел, как король раскрыл объятья для Агидели Николаевны, но она с мягкой улыбкой подняла протестующе руки. В отместку супругу королева Ингрид обняла Руслана Руслановича и влепила ему поцелуй прямо в губы. Он понял, что пора и честь знать и, взяв Агидель за руку, откланялся.

– Они после своего зеленого напитка так раскрепостились, а что они будут делать после наших крепких напитков? Нам  ведь надо будет давать ответный банкет, – сказал Руслан Русланович жене.

– Я думала об этом. Надо будет приготовить как можно больше наших закусок из овощей. Например, у них есть огурцы, но едят их созревшими и очищают кожуру. А мы сделаем малосольные пикули к крепким спиртным напиткам. Я посоветуюсь с нашими женщинами, что можно еще придумать…

 

Глава шестая

 

После званого обеда к Орловым зашел молодой человек из местных и показал им, как пользоваться суперкомпьютером, который подарили ученые мужи.  Он был не сложнее, чем суперфлешка Атланта, но гораздо мощнее. Носители информации представляли собой пластины толщиной примерно в полтора сантиметра, напоминающие собой шоколадные плитки, вставлялись в приемное устройство, закрывались крышкой, и суперкомпьютером можно было пользоваться. На экране было меню, в нем надо было выбрать нужный файл, чтобы прочитать его. Суперкомпьютер был постоянно включен в интернет, с его помощью можно было связываться с другими абонентами по видеосвязи, посылать и получать сообщения. Подзаряжался он от дневного света.

Руслан Русланович продемонстрировал, как он будет пользоваться им. Молодой человек остался доволен понятливостью туземца.

К ним забежала Агидель-младшая, бросилась на шею Агидель Николаевне и затараторила:

– Ой, Пра, мне надо столько сказать тебе!

– Но не здесь же! – Агидель Николаевна окинула взглядом гостиную, давая знать, что здесь наверняка есть подслушивающие устройства.

– Пойдем, прогуляемся! Здесь такой чудесный парк!

– С удовольствием! – согласилась Агидель Николаевна и сказала мужу не без юмора: – Веди себя хорошо и не скучай!

К королевскому дворцу с  внутренней стороны примыкал действительно изумительный парк – с роскошными клумбами, в которых цвели невиданные цветы, с фонтанами, в которых подсвечивались  цветными лазерами струи воды, с различными домиками, в которых можно было уединиться. Но Агидель-младшая повела Пра в укромный уголок, который ей показал Дэвиль. Они нырнули в зеленый туннель и оказались перед  каменной стеной, ограждающей парк. В уголке  стояли два кресла. Здесь была интимная обстановка, лишь вдали на дорожке, ведущей сюда, маячили их охранники в красных кителях.

– Рассказывай, как тебе здесь живется, – сказала Пра.

– Дэвиль – замечательный человек. Он очень любит меня, опекает, как маленькую девочку. Здесь  много  странного… Ты не заметила, что в парке не поют птицы? Здесь нет никаких птиц, их можно увидеть разве что в зоопарках. Дэвиль обещал подарить мне певчую птичку… А птиц нет, потому что на планете нет насекомых. Только пчелы, которые опыляют растения и собирают мед. Стерильная планета…

– А в водоемах рыба есть? Ведь многие виды рыб едят личинки насекомых.

– Рыбу подают в  пищевых кейсах, – Агидель-младщая с раздражением так назвала индивидуальные наборы блюд. – Не знаю, Пра, водится ли в здешних водоемах рыба, наверняка рыбные блюда изготавливаются на продовольственных фабриках.

– Из сажи? – усмехнулась Пра.– Мы будем поставлять сюда обычную техническую сажу, а из нее будут готовить для вас различные разносолы. Из одного грамма технической сажи, а это чистый углерод, здесь получают пятнадцать граммов высококачественного белка.

– Теперь я буду знать, что все блюда, содержащие белок, – это привет мне из родных мест, – с грустью произнесла Агидель-младшая.

– Девочка моя, – Агидель Николаевна приобняла ласково правнучку, – такова наша женская  судьба – привыкать к тем условиям и правилам, по которым живет наш муж. Он – иголка, а ты – нитка, вот и следуй за ним.  Создатель подарил нам свойство адаптации к новым условиям. Мужчины трудно адаптируются, а мы запросто ­ – поплачем, повозмущаемся, а потом и привыкаем…

– Я очень трудно привыкаю к здешним условиям и порядкам. Порой мне кажется, что  я не выдержу и улечу с вами на Зею. Невообразимо тяжело  думать о том, что всю жизнь, а она у меня бесконечна, я же тоже богочеловек, буду жить вдали от родных мест и родных людей. Об этом думать тяжело, а жить?!

– Привыкнешь, девочка моя, родишь деток – вот тебе и родные люди.

– Пра, здесь женщины не рожают детей!

– Как – не рожают? А откуда же дети тогда берутся?

– Здесь считается, что женщины не должны рожать детей в мучениях. Берется кусочек ткани у женщины и у мужчины. Выращиваются стволовые клетки, из них ­­– женские яйцеклетки и мужская сперма. Оплодотворенная яйцеклетка помещается в специальный бокс, где через девять месяцев рождается ребенок. Генетики проверяют, тот ли ребенок достался родителям. Конечно, все дети искусственники, материнского молока тут почти не бывает. В специальных детских яслях выращивают ребенка до трех лет, потом его переводят в детский сад, где он находится до семи лет. Затем ребенок идет в школу-интернат, там он находится пять лет, затем учится в высшем учебном заведении, получает  через несколько лет начальное высшее образование… Я не представляю, как у меня в таких условиях  проснется материнский инстинкт, а у моего  мужа – отцовский. Родители могут брать свое дитя, допустим,  на выходные, но многих детей воспитывает исключительно государство, и у них не просыпается любовь к родителям. Конечно, в королевской семье будут нянечки и гувернантки, но это исключение. Поэтому люди здесь хоть и настроены к друг другу дружелюбно, но суховаты, этакие сухарики…

– А цифровые копии тоже так  выращиваются?

– Нет, цифровые копии конструируются на специальных фабриках. В полном смысле это не люди, хотя их процентов девяносто среди жителей планеты. Я говорила о выращивании детей, а не копий. Здесь общество состоит как бы из каст. На самом верху – королевская семья, потом элита общества, состоящая из ученых, руководителей властных структур, командного состава вооруженных сил,  высших менеджеров, деятелей литературы и искусств, преподавателей  и врачей. Цифровые копии  – это исполнители, мелкие чиновники и контролеры. Ниже их – киборги  и роботы в вооруженных силах,  на производстве, в сфере обслуживания.

– Нас уверяют, что  на этой планете создано гармоничное общество, так в чем, по-твоему, здесь гармонизм?

–  Я не знаю, в чем здесь гармонизм. Когда я прилетела сюда, то первым делом взяли биопсию  и кучу анализов. Составили подробный генетический паспорт, здесь все люди имеют такие паспорта, где описываются их особенности, указываются предпочтения при выборе профессии, те или иные склонности к болезням. А с помощью анализов обнаружили у меня огромное количество вредных бактерий и вирусов, от которых я лечусь с помощью блюд в  пищевых кейсах. Наверняка  вся наша делегация получают в них лечение. Так что отсюда вы улетите стерильными…

–  И какую же тебе профессию напророчили? –  с улыбкой спросила Пра.

–  В этой графе у меня прочерк. Мне предстоит несколько лет учиться в разведывательной академии, стать заместителем королевы Ингрид по разведке и контрразведке, а со временем, когда она отойдет от дел, а Дэвиль станет королем, я возглавлю спецслужбы.

– Круто, – заметила Пра. – Будешь осуществлять разведывательные операции и на своей родной планете Зее?

– А куда я денусь? – с грустью произнесла Агидель-младшая. – Вся надежда на то, что наши планеты будут дружественными.

– Насколько наши планеты будут дружить, будет зависеть во многом от тебя. Мы обменяемся посольствами, у тебя появится как бы родной дом с близкими людьми. Мы подумываем об учебе нашей молодежи в ваших высших учебных заведениях и на производстве. Кроме того, будешь прилетать с детками на Зею. Так что ты не будешь чувствовать здесь совсем одинокой. Не переживай, всё образуется, –  убеждала правнучку Пра.

– Я так и знал, что вы здесь! – неожиданно перед ними появился Дэвиль. – Извините меня, пожалуйста, что я вам помешал. Я только хотел напомнить Агидельгрид, что нас ждут на открытии  планетарных соревнований  по гимнастике. Жду тебя, дорогая,  во дворце, в наших апартаментах.

– А мы уже посекретничали, – Агидельгрид решительно встала и обняла на прощанье любимую Пра. – Мне действительно пора идти, – шепнула ей на ухо. – Продолжим в следующий раз. Нас ждут во дворце спорта, там Дэвилю предстоит открыть соревнования на первенство планеты по гимнастике.

 

Глава седьмая

 

Королевская чета вновь пригласила  Орловых на завтрак, но теперь в расширенном составе, включая Николая Руслановича и Марион.

– У нас сейчас нет более важной задачи, чем принимать объединенную делегацию Арса и Зеи, поэтому мы с королевой Ингрид решили каждое утро  за завтраком обмениваться информацией в таком составе, –  объяснил король Дрэговиль.

– Спасибо вам, дорогие друзья, за эту инициативу. Действительно, у нас появились вопросы и проблемы, которые надо решить на высшем уровне, –  сказал Руслан Русланович.

– Ну не сразу же начнем с проблем на высшем уровне, ­– засмеялся король. –  Как вам и вашим родственникам понравился вчерашний званый обед?

–  Он сблизил наши семьи, спасибо вам за обед, –  включился в разговор Николай.

–  Да, было очень мило, ­–  вставила свое слово обычно молчаливая Марион.

–   Теперь за нами должок, – поднял вверх указательный палец Руслан Русланович. – У нас говорят: долг платежом красен. Вот мы и намерены  вернуть свой долг, устроив свой званый обед для наших новых родственников.

– Очень интересно! – воскликнула королева Ингрид.

– Мы поможем организовать его,  и  с благодарностью примем участие в нем, ­–  пообещал король и пожелал всем приятного аппетита.

Все открыли пищевые кейсы и  приступили к салатам. Руслан Русланович первым нарушил паузу.

– Мой дорогой друг, – обратился он к королю. – Нам надо подумать о том, чтобы обменяться представительствами наших планет. Со своей стороны мы подумаем  о  наших посольствах на Бриллиантовой планете. Не откладывая в далекий ящик, мы назначим из числа членов нашей делегации временно поверенных в делах и  в помощь им выделим помощников.  В свою очередь мы просим вас назначить послов на наши планеты, они со своими помощниками отправятся с нами.

– Замечательная и своевременная идея! – одобрила предложение королева.

Но Агидель Николаевна уловила  в слове «своевременная» иронический подтекст. Действительно, об этом надо было подумать  дома, прилететь сюда с готовыми посольствами.

– Да, это прекрасно, – согласился с женой король. – Мы поручим председателю нашего правительства совместно с вами, я надеюсь, с участием вашего высокопревосходительства, уважаемый Николай Орлов, проработать детали соглашения о дипломатических представительствах.

– У нас есть еще одно  предложение… –  продолжал Руслан Русланович.

–  Извините великодушно, но только одно? –  перебил его король, давая понять, что они готовы рассмотреть и другие предложения.

–  Разумеется, не одно, у нас их предостаточно, но мы  постараемся быть не назойливыми, –  парировал короля Руслан Русланович. –  Для пользы дела и лучшего взаимопонимания  мы предлагаем обмениваться группами нашей молодежи, которые бы учились  в наших вузах. Мы готовы, скажем, несколько групп  по двадцать человек из нашей делегации  отправить в ваши вузы на учебу.

–  Конечно, мой дорогой друг,  возражать мы не будем.  Побольше таких предложений! ­  –  воскликнул король.

– Мы постараемся, – заверил короля Руслан Русланович.

– А как вообще идет знакомство с нашей жизнью и достижениями? ­–  поинтересовался король.

– Весьма активно и продуктивно, – сказал Николай Орлов. – Я возглавляю штаб  нашей делегации, мы готовы каждое утро кратко информировать вас о важнейших итогах работы за день.

– Никаких нареканий в наш адрес нет?

–  Какие нарекания, ваше величество, только  одни благодарности! –  воскликнул Николай.

– Замечательно! – подвел итог король.­– Мы желаем вам и вашей делегации успешной и интересной работы сегодня. Встретимся завтра  в десять часов утра.

Руслан Русланович пригласил сына и его жену зайти к ним. В своем импровизированном рабочем кабинете он показал им подарок ученых – суперкомпьютер и набор накопителей информации.

– Мы попросили подарить нам еще десять таких наборов. Надо проследить, чтобы они поступили. Во всяком случае, сегодня мы на встрече с премьером повторим просьбу. Как поступят, их надо распределить между группами и организовать знакомство с материалами. Я вчера вечером немного поработал с подарком и понял, что это основа наших интересов. То есть, мы должны  хорошо готовиться к каждой встрече, просить разъяснить то, что нам непонятно. И соответственно формировать предложения на высший уровень. Перед тем, как идти на завтрак, нам  не лишне будет встретиться вчетвером в половине десятого и готовиться к встрече с королевской четой. Нет возражений? – спросил Руслан Русланович.

– Какие могут быть возражения, отец! – сказал Николай.

– Не составили справочник телефонов хотя бы руководителей наших групп? Без них, как без рук. Вот мне надо срочно поговорить с Робертом Дином. Для этого я должен обратиться в штаб, там начнут искать Роберта Дина и просить его позвонить мне. Ведь каждому члену делегации вручили видеотелефон. Пожалуйста, дай задание штабу сегодня же вооружить делегацию связью друг с другом, ­– дал поручение сыну Руслан Русланович.

– Будет сделано, отец, не беспокойся. Сегодня ты с мамой встречаешься с премьером, да? Он нормальный парень. Ждет вас в одиннадцать, за вами придет его порученец. Правительство находится почти рядом с королевским дворцом.

Когда сын и невестка ушли, Агидель Николаевна сказала по телепатии, что вчера встреча с Агидель-младшей была очень интересной, но им помешал Дэвиль. Хотелось бы обсудить то, что сообщила правнучка.

«Надо включить суперкомпьютер Атланта и обсуждать все вопросы по телепатии. Только я боюсь, что он вырубит всю связь в радиусе ста метров. Как бы претензии не поступили от  королевской четы, которая лишится связи!» – сказал Руслан Русланович и включил суперфлешку Атланта.

«Если честно, то  я устала от протокола, который приходится нам соблюдать».

«Наберись терпения, милая моя, по меньшей мере,  хотя бы на неделю. Дома отдохнешь. А теперь соберись с мыслями и готовься к встрече с премьером, как его зовут…»

«Бридвиль имя ему», –  подсказала мужу Агидель Николаевна.

«Мы протокольные тонкости соблюдать с ним не будем. Это сугубо деловая встреча».

«Кажется, к нам стучатся. Выруби  суперфлешку Атланта».

 

Глава восьмая

 

За ними зашел порученец премьера, довольно симпатичный молодой человек, который внешне напоминал им кого-то. Орловы, не задерживаясь, последовали за ним. На улице стояла прекрасная солнечная погода. Идти молча было неловко, поэтому Агидель Николаевна спросила:

– Скажите, пожалуйста, мы находимся на вашей планете несколько дней, и у вас всегда прекрасная погода. А дожди бывают?

– Бывают. Как правило, ночью. Метереологи запускают ракеты со специальным веществом и устраивают дожди. Наша планета теплая, поэтому испарение влаги большое. А вода у нас дорогая, мы даже в космосе  стараемся добывать лед и поставлять его на планету.

– Спасибо за ответ. А как отличаются внешне цифровые копии от людей? – задала Агидель Николаевна неожиданный вопрос.

– А вот так, – порученец показал на правой щеке темную родинку. – У цифровиков родинка на правой щеке, а  у цифровичек – на левой.

– Если это не секрет, скажите, пожалуйста, а чья вы копия?

– Премьер-министра Бридвиля, – сказал не без гордости порученец.

–  Теперь понятно, почему нам показалось, что вы кого-то  напоминаете. Но вы выглядите значительно моложе премьера.

–  Меня изготовили лет десять тому назад, а мы в отличие от людей не стареем. Мы просто изнашиваемся и приходим в негодность.

– А мы могли бы встретиться с вами приватно, чтобы вы рассказали о жизни цифровиков? – спросила Агидель Николаевна.

– Только с разрешения премьера. Но я вам советую обратиться в объединение цифровиков и там получить ответы на интересующие вас вопросы. Мы уже пришли.

Порученец остановился перед массивной дверью, которая бесшумно открылась. Это был вход в лифт. Со всех сторон были зеркала, и поэтому казалось, что они находятся в огромном, без каких-либо стен, помещении.

– Веранда, – сказал порученец, и лифт понесся вверх.

Он вскоре замедлил ход, остановился, открылась противоположная сторона и они оказались на крыше дома правительства.  Увидев гостей, премьер Бридвиль встал из-за стола, за которым сидел с двумя заместителями. Один из них имел рыжую бороду, что было редкостью для этой планеты.  Премьер поцеловал руку Агидели Николаевны и обменялся крепким рукопожатием с  Русланом Руслановичем. Вице-премьеры приветствовали гостей глубокими поклонами.

– Мы заметили, что у вас любят принимать  гостей на открытом воздухе, – сказала Агидель Николаевна, окинув взором уютное помещение, которое образовывали многочисленные лиановидные растения с пышными цветами.

– Мы  рады приветствовать наших дорогих гостей, – сказал премьер и предложил им сесть за круглый стол, украшенный цветами, и уставленный фруктами и напитками.

– Спасибо, – поблагодарил Руслан Русланович. –  Агидель Николаевна и  я не любим протокольных условностей, тем более что наша встреча сугубо деловая. Нам хотелось бы, чтобы вы рассказали о  структуре правительства и органах исполнительной власти на местах. Это,  во-первых. Во-вторых, нам интересно обменяться мнениями о  поставках сырья с нашей стороны, а с вашей  – высокотехнологичных  материалов, необходимых производственных комплексов, звездолетов или частей к ним, новейших технологий. В-третьих, нам надо обговорить обмен дипломатическими представительствами, вопросы обмена студентами, культурно-просветительными мероприятиями и, наконец, получить ответы на интересующие нас и вас вопросы. Мы будем очень признательны, если вы одобрите эти наши предложения.

– В принципе мы намечали примерно такую же программу нашей встречи, – сказал премьер. – Поэтому вначале я представлю своих коллег. Справа от меня первый вице-премьер господин Миртвиль, курирующий  науку, финансы, промышленность, технологии, а слева  – первый вице-премьер Лорквиль, у него социальные вопросы, включая сюда культуру, образование, здравоохранение, спорт и многое другое.  Я по поручению его величества короля, он же верховный главнокомандующий, курирую вопросы обороны и внешних связей. Как видите, я уже начал рассказывать вам о структуре нашего правительства.  Конкретные направлениями руководят соответствующие министерства.

Мы примерно знаем структуру вашего правительства, поэтому остановлюсь на наших особенностях. В отличие от вас у нас есть денежное обращение. Но деньги предназначены только для людей, которые, кроме полного государственного  обеспечения пищей, одеждой, обувью, предметами бытового назначения, транспортом, связью, культурно-массовыми и спортивными мероприятиями, получают денежное содержание в кредитах. У каждого человека есть персональный счет, на котором накапливаются денежные средства. Они используются, как правило, для финансирования  строительства новых предприятий путем приобретения соответствующих акций. Можно также на эти деньги приобретать путевки на туристические полеты на другие  планеты. Так что нам необходимо будет подумать и о взаимном обмене туристами.

О внешних связях. Мы считаемся империей, но на самом деле являемся содружеством двенадцати практически независимых друг от друга планет. Каждая планета имеет свое государственное устройство, независимое правительство, свои деньги и вооруженные силы. Нападение на одну из планет означает нападение на всё содружество и обязывает вооруженные силы всех планет под руководством нашего короля  дать отпор. За последние несколько столетий никто на нас не нападал, поскольку наши вооруженные силы обладают исключительно совершенными средствами защиты и нападения. Поскольку вы являетесь нашими космическими родственниками, мы не исключаем возможности передачи вам новейших оборонных технологий, а также средств ведения боевых действий. Думается, что нам надо поручить нашим министрам обороны обсудить в конкретном ключе эти вопросы. Прошу задавать мне вопросы.

– Вчера ваши ученые подарили нам суперкомпьютер с набором накопителей информации о вашей планете. Он поможет нам в работе, поскольку мы не знаем, что спрашивать, чем интересоваться. Но один комплект – это чрезвычайно мало для наших исследовательских групп. Мы просили бы обеспечить нашу делегацию хотя бы десятью такими наборами, то есть один комплект на пятьсот человек, – сказал Руслан Русланович.

– Сегодня  в ваш штаб поступят двадцать таких комплектов, – заявил вице-премьер Миртвиль. – Нам тоже очень важно, чтобы наши встречи наполнялись конкретным содержанием.

– Наши планеты заинтересованы в поставках новейших технологий и производственного оборудования. Что вы готовы сегодня предоставить нам и в обмен на что с нашей стороны? Мы не обладаем технологиями получения металлического водорода и гелия 3, необходимых нам для совершения качественного скачка в производстве космических кораблей. Со слов ученых мы знаем, что вы нуждаетесь в поставках углерода. Сколько вам его нужно? Нам не хотелось бы в ваших глазах выглядеть нахлебниками, поэтому нам надо договориться о том, в каких денежных единицах мы будем вести расчеты. Видимо, это будут условные расчетные единицы. Золото здесь не годится, потому что на ваших термоядерных синтезирующих энергетических производствах вы получаете золото и любые элементы в любом количестве из обыкновенной воды. Но воду поставлять вам на расстоянии сотен световых лет  слишком  накладно, – рассуждал Руслан Русланович, обращаясь к вице-премьеру Миртвилю.

– Пока мы остановимся на поставках нам углерода в виде обыкновенной технической сажи в неограниченных количествах. Сколько вы можете получить ее и доставить нам своими звездолетами, мы всё примем. Стоимость звездолетов мы тоже будем учитывать, ­– заявил Миртвиль.

– У нас достаточно нефти, газа и сланцев, а также древесины, чтобы обеспечить вас углеродом для переработки его в пищу. Нам потребуется некоторое время для развертывания сети производств.

–  Со своей стороны мы готовы направить к вам несколько инженерно-технических бригад для строительства таких производств, несколько комплектов оборудования для получения пищевого белка, – добавил Миртвиль.

–  Конечно, мы с благодарностью принимаем ваши щедрые предложения, ­–  сказал Руслан Русланович. ­– Нам также хотелось бы, чтобы вы конкретизировали номенклатуру поставляемых технологий и оборудования.

– В накопителях информации, которые сегодня поступят в ваш штаб, будет номенклатура наших поставок технологии и оборудования. Вам надо определиться, что вам нужно и в каких количествах. С вашим представителем я готов обговорить  эти вопросы и принять решения. Соответственно придется определить, сколько наших звездолетов потребуется для доставки оборудования. Готовы также начать ускоренную подготовку ваших экипажей  для наших звездолетов. Если сегодня получим списки, то завтра начнем их ускоренное обучение.

– Замечательно! – воскликнул Руслан Русланович довольный тем, что все вопросы решаются конкретно и немедленно.

– Нам ученые доложили, что вы любите чай с лимоном. Думается, что мы заслужили небольшой тайм-аут, – сказал премьер и после его слов на веранде появился официант с дымящемся в пиалах чаем и с нарезанными лимонами.

– Ваше высокопревосходительство, но я не начинала задавать свои вопросы, а их у меня великое множество. Так что предлагаю совмещать  чаепитие с вопросами. Нас, к примеру, интересует, чем вызвано большое количество так называемых цифровых копий. У нас  их нет, поэтому нам хотелось бы  познакомиться от их изготовления, прошу прощения, если я употребляю в этом случае не то слово, до их правового положения и деятельности, – с очаровательной улыбкой говорила Агидель Николаевна.

– Вопрос простой и очень сложный, – отвечал премьер. – У нас активно используется так называемый искусственный интеллект. Всё подсчитывается и учитывается, более того – анализируется компьютерной  системой. Созданы цифровые суперкомпьютеры с чудовищным быстродействием, которые объединены в единую систему. Когда много веков тому назад мы начинали эту работу с целью освободить  людей от рутинных обязанностей, то столкнулись с проблемой: освобождаем одного человека, передаем его  функции думающему интеллекту, а чтобы всё это работало, приходилось задействовать два-три человека. Пришла мысль сделать цифровую копию человека, но с укороченными функциями мозга, и включить его в систему, поручив эту самую рутинную работу. В итоге  пришли к нынешнему состоянию, когда на одного человека приходится примерно девять цифровых копий. Это, грубо говоря, роботы, но это и люди с запрограммированным сознанием и даже  с зачатками чувств. Они сделали многих людей лишними – различных операторов, учетчиков, водителей, официантов, летчиков, даже некоторых членов экипажа космических кораблей, многих военных, заменив их управляемыми или самоуправляемыми боевыми машинами. Много цифровиков в управлении, в  том числе во властных структурах –  исполнители, контролеры, помощники руководителей, секретари…

Цифровики вытесняли людей из всех отраслей. Пришлось людей переучивать или попросту оставлять доживать свой век. А средний возраст у нас  тысяча лет.

Почему наши ученые решили делать  копии людей? Можно создать, допустим, новую руку, но лучше Бога или Природы ее не создать. Поэтому решили научиться создавать копии человеческих органов, как самых совершенных во Вселенной. Революцию совершили наши генные инженеры, когда создали искусственный биологический мозг и стали вооружать ими роботов-полулюдей.

– Вы не боитесь восстания цифровиков? – задал вопрос Руслан Русланович.

– Это исключается пока их программированием. Они доброжелательны друг к другу и к людям. Они обеспечиваются всем необходимым для жизни наравне с людьми.  У них нет души, как утверждает наша религия. Сознание почти отсутствует. Порой мне, например, кажется, что они счастливее нас, людей. У них нет любовных страстей, они не ошибаются в пределах своей компетенции. Мы –  планета людей, а не цифровиков, поэтому они лишены права голоса.

– А как вы противодействуете попыткам  цифровиков с планеты Z-3524  превратить ваших цифровиков в  оппозиционеров существующей власти? – задал вопрос Руслан Русланович.

– Вы и об этом знаете! – воскликнул  премьер. – Это для нас проблема номер один. Планета Z-3524 полностью цифровая. Там нет людей в нашем понимании. Для наших цифровиков наши бездушные враги разрабатывают  все новые и новые приложения, которые внедряются в подсознание. Мы считаем их вирусами и периодически очищаем сознание наших цифровиков. Но враг коварен и изобретателен…

–  Нам бы хотелось посетить те фабрики или места, где рождаются люди и где изготовляются  цифровики, – сказала Агидель Николаевна. – Мы слышали, что женщины у вас не рожают. Для нас это странно. Женщина, вынашивая дитя под своим сердцем, а потом в муках рожая его, проникается материнским чувством к нему. У нас не у всех женщин просыпается материнский инстинкт, но у вас таких должно быть гораздо больше. А это сиротство, психологическая травма. Как вы относитесь к этим проблемам, вообще к проблемам семьи?

Премьер  что-то сказал вице-премьеру Лорквилю, тот кивнул в знак согласия и обратился к гостям:

–  Вы не задаете простых вопросов. Семья, которая существует у вас, ее можно назвать традиционной, у нас практически не существует. У нас молодые люди влюбляются и даже женятся во имя продолжения своего рода. Но со временем такие союзы распадаются. Невозможно представить, чтобы союз мужчины и женщины продолжался тысячу лет! У нас есть любительницы вынашивать детей  и рожать. Но таких единицы. В традиционной семье женщина хранительница семейного очага, а его у нас давно нет. Мужчина был добытчиком, а такой обязанности  у него у нас тоже нет. Экономические стимулы для сохранения семьи  отсутствуют.   Поэтому для нас характерны союзы свободных женщин и свободных мужчин без цели создания семьи, но по любви.

– Иными словами, нравственность не на высоте? –  предположил Руслан Русланович.

–   Мы так не считаем, – ответил Лорквиль и поджал свои тонкие губы. – Любовь у нас считается небесным даром, поэтому не осуждается, а напротив – всемерно поддерживается и приветствуется.

– Нам очень интересно познакомиться с вашими производствами  в космосе, где вы с помощью термоядерного синтеза получаете металлический водород, гелий 3, редкоземельные элементы и всю периодическую таблицу элементов, – обозначил Руслан Русланович важнейшую тему для обсуждения.

– Если ваши люди туда полетят, то практически ничего, кроме  работающих модулей, они  там не увидят, – начал отвечать премьер. – Лететь на  день или два, мы так считаем, нет никакого смысла. Это венец наших технологических достижений. Для их изучения требуется немало времени. Мы обсуждали эту проблему, понимая, насколько важно для вас организовать на  ваших планетах подобное производство. Поэтому мы предлагаем вам создать минимум две, а для надежности – четыре группы из ваших специалистов из числа физиков-ядерщиков, которые бы изучили нашу технологию и поработали на производствах в качестве дублеров инженерно-технических работников. Ознакомиться в общем плане можно будет в накопителях информации, но для нас и вас очень важно получить несколько групп специалистов, которые бы смогли самостоятельно управлять термоядерным синтезом на производствах, которые мы вам поставим. Малейшая ошибка может привести к термоядерному взрыву на орбите, заражению радиацией всей планеты.

– Мы ценим такой ваш подход к этой проблеме, спасибо.  С нашей стороны этим делом  будет заниматься директор Орловского института  Роберт Дин. К кому ему надо обратиться в правительстве?

– Ко мне, – сказал первый вице-премьер Миртвиль.

– В  самое ближайшее время Роберт Дин свяжется с вами, уважаемый господин Миртвиль.

– Уважаемые гости, наша главная цель – познакомиться друг с другом достигнута. Деталями соглашений займутся представители сторон. У нас есть возможность познакомить вас с процессом деторождения и производством цифровиков. Уважаемый вице-премьер Лорквиль сам будет сопровождать вас. Нет возражений?  – спросил премьер. – В таком случае мы благодарим дорогих наших гостей за интересную встречу и желаем приятного знакомства с нашими производственными объектами.

«Наконец-то»,  – с облегчением подумал Руслан Русланович, которому до самого последнего времени казалось, что ничего нового руководство правительства  им не сообщило.

В сопровождении Лорквиля они вышли, судя по всему, во двор  дома правительства,  уставленный городскими планетолетами. Вице-премьер выбрал трехместный планетолет, пригласил в него гостей, и когда они уселись, назвал адрес пункта назначения. Планетолет взмыл вверх и помчался над улицами и площадями города, умело избегая столкновения с такими же летательными аппаратами, которые роились в воздухе.

Опустились на окраине города, возле лесного парка, в котором возвышались производственные здания.

– Учитывая пожелания Агидели Николаевны, мы начнем знакомство с детского комбината, – сказал Лорквиль и, выйдя из планетолета, подал руку даме.

Их встречала неопределенного возраста женщина в белом халате и с цепкими, оценивающими глазами. Вице-премьер представил ее как управляющую детским комбинатом и назвал ее  имя –  Алингрид. Хозяйка пригласила их внутрь здания, где им сразу выдали просторные белые комбинезоны и прорезиненные бахилы.

– У нас очень строго с бактериальной и вирусной безопасностью, –  объяснила она. – Мы входим в святая святых – здесь зарождаются дети при помощи стволовых клеток.

В просторном помещении, уставленном лабораторным оборудованием и компьютерами, десятки мужчин и женщин колдовали над исходным материалом для получения младенцев.

– Здесь стволовые клетки, поступившие к нам из городских центров репродукции, изучаются на предмет обнаружения генетических дефектов, ­– объяснила Алингрид. – Если обнаруживаются нежелательные мутации, то не производим оплодотворение, а сообщаем в центры репродукции, что у такого-то мужчины или такой-то женщины обнаружены генетические дефекты. Они лечатся, бывает, что излечиваются и желают опять обзавестись потомством. Таким путем мы обеспечиваем безупречное генетическое здоровье наших граждан.

– Простите, я немного знаком с генетическими проблемами, поэтому у меня есть вопрос: а нельзя ли на стадии стволовых клеток удалить нежелательную мутацию и заменить ущербный ген на здоровый? – спросил Руслан Русланович.

– Можно, – ответила хозяйка, – но есть риск, что мы допустим брак. Мы не лечебное учреждение, устранение генетических изъянов не наша функция. В следующем помещении из стволовых клеток мы получаем исходный материал для оплодотворения.

Самым маленьким оказался отдел оплодотворения – всего два рабочих места. Хозяйка объяснила, что их комбинат ежегодно готовит  тысячу семилетних  мальчиков и девочек для поступления в школы-интернаты. Поэтому в год требуется всего тысяча оплодотворений.

– Скажите, пожалуйста, а соитие, то есть функцию Бога у вас исполняют цифровые копии или люди? –  спросил Руслан Русланович.

– На исполнительской работе у нас используются цифровые копии женского рода, так называемые цифровички, но ими руководят подготовленные люди – генные инженеры, акушеры, воспитатели и педагоги.

Они перешли не в следующее помещение, а в огромный восьмиэтажный корпус, в котором стояли ряды машин с плазменными экранами, на которых отражались многочисленные графики.

– Мы этот корпус называем мамочкиным.  Вы видите на  этом этаже сто боксов, в которых выращиваются младенцы. Всего их восемьсот.  Здесь в автоматическом режиме искусственные матки выполняют всё то, что должно происходить в чреве женщины. На экранах мы видим весь процесс выращивания  – кормление, поступление необходимых элементов и витаминов, кислорода, качество функционирования сердца и всех органов. Если происходит какой-то сбой, то поднимается тревога для  инженеров и акушеров.

– Смертность у вас здесь большая? – спросил Руслан Русланович.

– Нет. Несколько случаев за год.  Каждый случай расследуется комиссией для того, чтобы они не повторялись. В основном по причине сбоя оборудования. Если вам интересен момент рождения, то мы можем подождать и увидеть его воочию.

– Мне он не интересен. Может, мужчины интересуются? – спросила Агидель Николаевна.

–  Мы, пожалуй, пойдем дальше, – сказал Руслан Русланович.

– Тогда переходим в младенческий корпус. Здесь у нас выхаживаются детки до одного года. Здесь каждая нянечка воспитывает трех младенцев. Работа у них посменная, по восемь часов, и  получается, что одна нянечка выхаживает одного ребеночка. У них трехместные коляски, они выгуливают своих подопечных в нашем парке. Пойдемте дальше, в ясельное отделение, где находятся детки от одного года до трех лет. Естественно. что отдельно однолетки, двухлетки и трехлетки. Здесь в воспитании детей участвуют родители. Как правило, они появляются  здесь в выходные дни или на выходные забирают  своих наследников домой.

В группе трехлеток дети, увидев Агидель Николаевну, с возгласом «Мама!», окружили ее, обнимали ноги. Агидель Николаевна опустилась на корточки, в свою очередь гладила  детские головки и приговаривала, что она не мама и что мамы придут к ним. Дети с неудовольствием расставались со своими заблуждениями, а Агидель Николаевна заплакала.

– Отвлеките детей, дайте им сладости! – велела  Алингрид воспитательнице.

– У нас матерей, которые бросают своих детей, называют кукушками, – сказала Агидель Николаевна Лорквилю

– Не понял, как называют? – переспросил он.

– И не поймете, потому что у вас нет птиц, – ответила Агидель Николаевна, вытирая слезы. – На этом мне хочется закончить экскурсию, я к старшим деткам не пойду. С меня достаточно одного стресса.

– Да, пожалуй, на этом знакомство с этим замечательным  учреждением следует завершить, – поддержал жену Руслан Русланович и поблагодарил хозяйку за интересный рассказ.

Когда они вернулись во дворец, он нашел на рабочем столе книжечку с номерами видеотелефонов руководителей  объединенных рабочих групп. Нашел номер Роберта Дина и позвонил ему.

– Немедленно позвони  вице-премьеру  господину Миртвилю и договорись с ним о встрече, –  сказал ему Руслан Русланович. – С ним тебе и твоим помощникам из числа физиков-ядерщиков надо договориться о составе четырех групп специалистов, по две с каждой планеты, которым предстоит освоить во всех тонкостях технологию термоядерного синтеза в космосе. Эти группы останутся здесь,  чтобы после обучения и сдачи экзаменов на право занимать соответствующие должности принять участие в строительстве производств, предназначенных для нас. Они вернутся на наши планеты вместе с готовыми к эксплуатации производствами. Не тебе мне напоминать об особой ответственности специалистов, которые будут обслуживать термоядерный синтез.

 

Глава девятая

 

За завтраком Агидель Николаевна рассказала королевской чете о происшествии с нею  в группе трехлетних ребят. Мне до конца дней своих не забыть, говорила она, как к ней подбежали ребятишки, приняв ее за свою маму. Глазенки у детей вглядывались в нее, как бы приглашая признать его или ее своим ребенком. Они отталкивали друг друга – столь велико было инстинктивное желание заиметь маму. Когда она рассказывала о ребятишках,  глаза ее наполнились влагой.

– Человек, не познавший в детстве материнскую ласку, неполноценный. И эту неполноценность он понесет дальше, обездоливая своих потомков.  Судя по всему, мы позаимствуем вашу технологию рождения младенцев при минимальном участии родителей. Но при этом мы обяжем родителей уделять внимание своим детям и принимать участие в их воспитании. У нас говорят: не суйся со своим уставом в чужой монастырь, но я все-таки намерена сегодня говорить об этом в ассоциации женским организаций.

– Извините великодушно, а что такое монастырь? – спросила королева Ингрид.

– Религиозное объединение, община людей, именуемых монахами или монашками, посвятивших себя служению Богу. Имеет свой устав, общее имущество, обязанности, – объяснил Руслан Русланович.

– У нас никогда монастырей не было, – сказала королева. – Но я с удовольствием посещу женскую ассоциацию вместе с  вами, уважаемая госпожа Орлова.

– Спасибо, ваше величество.

– Мне докладывают, что ваши бригады работают очень хорошо, вникают во все тонкости технологий, – король перевел разговор в другую плоскость.

– Это результат знакомства с двадцатью наборами суперкомпьютеров с  информационными  материалами, – объяснил президент Зеи Николай Орлов. –  Мы благодарны вам за это. Вчера началось обучение наших экипажей звездолетов…

– Мне известно об этом, – сказал король. – Как верховный главнокомандующий я бы хотел пригласить вас, мой дорогой  друг, – он обратился к Руслану Руслановичу, – в штаб космической обороны, чтобы вы составили наглядное представление о наших возможностях. Если вы не против, то мы посетим штаб обороны завтра, сразу после завтрака.

– Разве я могу отказаться от такого щедрого подарка! – воскликнул Руслан Русланович.

После завтрака пути супругов Орловых разошлись. Агидель Николаевна осталась ожидать приглашения королевы, а Руслан Русланович в сопровождении министра по делам цифровых копий Ипоквиля отправился  на планетолете знакомиться с производством выпуска цифровиков и цифровичек.

– У меня несколько странная внешность, – заявил Ипоквиль и засмеялся, когда они взмыли вверх на дворцовой площади.

Действительно, у нового знакомого было безбровое лицо, а на голове вместо волос была волнистая поросль подшерстка. Присмотревшись к лицу получше, Руслан Русланович не обнаружил век и зачатков какой-либо растительности на румяной коже министра.

За несколько минут полета Ипоквиль рассказал свою историю. Он был командиром звездолета, который  в космосе обнаруживал ценные астероиды, главным образом с замерзшей водой. Обнаружив такой астероид, они транспортировали его на Бриллиантовую планету. Когда они обнаружили мощный астероид с миллионами тонн замерзшего льда и приготовились его заарканить, Ипоквиля  ослепила яркая вспышка, судя по всему, нейтронной  бомбы. Инстинктивно он нажал кнопку возвращения домой и потерял сознание.

Звездолет сел на космодроме, в нем обнаружили всего двадцать семь человек из экипажа, находившихся на грани смерти от лучевой болезни. Около пятисот цифровых копий были мертвы. Погибли от лучевой болезни и тридцать четыре человека из экипажа. Звездолет очень фонил, и чтобы не загрязнять планету, приняли решение отправить его с печальным грузом в далекий космос.

Пострадавших доставили в центр регенерации, где хранились их цифровые копии, и принялись восстанавливать их организмы. Сложностей с восстановлением тела не возникло, а  с восстановлением головного мозга их было предостаточно. С облученного мозга информацию перекачивали в сканированный мозг сотню лет тому назад. Оживление копий запрещено законом, поэтому пришлось  в сканированный мозг вкладывать весь опыт жизни за сотню лет. Поскольку облученный мозг был сильно поврежден, с головы его копии исчезли волосы и какая-либо растительность. Но медики, восстанавливающие его в прежнем виде, обещали, что со временем и волосы появятся, и даже загнутые ресницы на зависть модницам…

– Когда я почти выздоровел, меня назначили министром регенерации и по делам цифровых копий, мол, кому же,  как не тебе, заведовать этим хозяйством, – засмеялся Ипоквиль, закончив рассказ о себе.

Их никто не встречал, поскольку Ипоквиль этот центр хорошо знал. Это была окраина столицы или же небольшой город  – зеленый, как и положено, где восстанавливали здоровье людям.

–  Состав центра классический, – объяснил министр. –  Есть госпиталь, где по показаниям меняют части тела людям. Мы туда не пойдем, там стерильная чистота. Как вместо изношенного сердца ставят новенькое  или пришивают новую ногу взамен  поврежденной, нам не покажут по тем же соображениям стерильности. А вот с отделом регенерации мы познакомимся. Прошу войти в это здание…

При входе в просторный производственный цех с множеством отдельных кюветов, соединенных  кабелями и шлангами, им предложили облачиться в комбинезоны и надеть гигиенические чулки–бахилы.

– Здесь из стволовых клеток конкретного человека выращиваются органы для трансплантации. Технология такова:  при заболевании человек обращается в территориальное лечебное учреждение, где его начинают лечить амбулаторно препаратами, физиотерапией, определенным образом жизни и отдыха в санаториях. Если лечение не помогает, то больной поступает  на консультацию к трансплантологу, который заказывает нашему центру изготовление необходимых органов. У каждого человека хранятся стволовые клетки, их задействуют у нас, выращивая в течение нескольких суток необходимый орган. Выращивают органы здесь, за сутки до готовности регенерация извещает госпиталь, что запчасть почти готова и пора вызывать больного на операцию. В госпитале проводят необходимые лабораторные исследования и укладывают больного на операционный стол. Из регенерации поступает необходимый орган, и хирург-автомат начинает  операцию под наблюдением бригады  врачей, состоящих из людей. Потом больной поступает в реабилитационное отделение, где он окончательно выздоравливает и выписывается из нашего центра. Бывает, что заменяют сразу несколько органов при отравлениях на производстве,  в результате несчастных случаев…

В нескольких метрах от них стояла женщина и внимательно слушала министра. Он заметил ее и отрекомендовал гостю как заведующую регенерацией Айгрид.

– Уважаемый министр, если бы вы предупредили нас, то мы бы подготовились основательно и рассказали о всех тонкостях нашего дела, – высказала она претензию в адрес начальства.

– Айгрид, все тонкости вы изложите в информационном  накопителе и  отправите его в королевский дворец господину  Руслану Орлову. А вот и  руководитель всего центра господин  Туровиль. Представляю вам гостя нашего короля Почетного члена Галактического совета  иерархов Руслана Орлова, который прибыл к нам с делегацией планет Арс и Зеи, – здесь министр перешел на какой-то местный диалект, но Руслан Русланович понял, что тот сказал. Министр уточнил для своего подчиненного, что планеты Арс и Зеи те самые, которые рассматриваются в качестве переселения на них жителей Бриллиантовой планеты.

Руслан Русланович понял, но не подал вида. Так вот в чем тайна исключительного внимания к их делегации! Если в правительстве в открытую говорят о возможности переселения на  планеты, то это тайна только для делегации. Королева Ингрид не раз говорила, что ее служба  с помощью исследовательских аппаратов интересовалась Арсом.

Руководитель центра Турвиль, ростом выше Руслана Руслановича и довольно молодой,  с почтительным поклоном в сторону гостя, пригласил в следующее отделение, где выпускаются цифровые копии. По пути он объяснил, что название цифровые копии неверное,  точнее было именовать их цифровые полукопии, поскольку на атомном уровне копируется тело человека, но не мозг. Но название цифровые копии верно в том смысле, что это не копии людей, а копии копий. Вначале был изготовлен  шаблон человека со специальным биомозгом, на несколько порядков отличающимся от человеческого, а затем с шаблона стали делать копии.

Новое отделение на первый взгляд не отличалось от того, что  Орловы видели вчера, где рождались люди. Те же боксы, где выращивались цифровики и цифровички, те же работники в белых халатах, следящие с помощью экранов за процессом выращивания.

– У меня сейчас  десять цифровиков и цифровичек. Одна дама – мой секретарь, вторая дама – делопроизводитель, ведет документооборот в электронном виде и архив. Цифровики  анализируют работу отрасли по своим направлениям, фактически негласно контролируют работу подразделений министерства, которые возглавляют, конечно же, люди, – для наглядности на собственном примере рассказывал министр.

Готовясь к двум последним встречам, Руслан Русланович перепахал информационные накопители. Поэтому рассказы хозяев мало интересовали его. Он знал, что цифровые копии  живут и работают не более 150 лет – примитивный искусственный разум не обеспечивал безошибочно все процессы жизнедеятельности. Если цифровик повреждался, то дешевле было не лечить его, а утилизировать, и изготовить новую копию.

Разум людей обеспечивал все эти процессы примерно пятьсот лет, после чего человек начинал дряхлеть, возникали проблемы с мышлением и психикой. В таком случае заказывалась его настоящая копия, а новый мозг перекодировался с учетом опыта и знаний, полученных в первой половине жизни.  Повторники, как их называли, пользовались большим спросом и авторитетом – молодое, атлетическое тело ничем не болело, а пятивековой опыт ценился очень высоко.

В  отделении, где пустые черепные коробки будущих роботов в буквальном смысле слова обеспечивались суррогатом человеческого мозга и глазами, Руслана Руслановича интересовало всё без исключения. Поэтому он попросил руководителя отделения показать весь процесс оснащения цифровиков и цифровичек искусственным биологическим мозгом. Руководитель отделения, достаточно еще молодой человек, знал о роли гостя в создании пятого человечества, и был рад помочь знаменитому гостю.

– К нам поступают стандартные биологические мозги, которые на хирургической линии помещаются в пустые черепные коробки цифровиков и соединяются с помощью хирургических автоматов со всеми жизненно важными органами. Таких автоматов у нас сорок штук, – показал руководитель отделения на ряд автоматов, работающих над черепными коробками. Потом  тела будущих цифровиков поступают на линию кодирования биологических мозгов. На головы цифровиков надеваются специальные устройства, которые вкладывают в мозги индивидуальную информацию. Если требуется нянечка для ухода за малышами, то ее мозги снабжаются необходимой ей информацией, а если нужен робот для работы на комплексе термоядерного синтеза в космосе, то совсем другой информацией. Кстати, вчера нам поступила заявка  для выпуска таких цифровиков, которые будут работать на наших комплексах, поставляемых вам.

– Скажите, в вашем отделении работают только люди? – спросил Руслан Русланович.

– Да, люди, кроме хирургических автоматов.

– Нам известно, что  роботы с цифровой планеты Z-3524 пытаются внедрить в биомозги ваших цифровиков вирусные приложения, направленные на  дестабилизацию положения на планете. Что вы предпринимаете для предотвращения этого?

– Откровенно говоря, мы несколько задержались с ответом на эту угрозу. Своими вирусами роботы с цифровой планеты успели заразить довольно большое количество наших цифровиков. Наши новейшие цифровики снабжаются таким антивирусным программным обеспечением, которое предотвращает внедрение вирусных приложений. Если они всё же внедрены, то у цифровика меняется поведение, ему нездоровится, и он вынужден обращаться в центры борьбы с вирусами, где производят очистку всего программного обеспечения. Сложность в том, что эти вирусы самосовершенствуются и способны внедриться в биомозги не только с электронной почтой, но и при пользовании гаджетами.  Враг изобретателен, но и мы не стоим на месте.

После кодировки цифровики поступают на участок тестирования, где проверяется всё программное обеспечение. Затем инженеры-тестовики составляют паспорт цифровика, вживляют соответствующий чип   между большим  и  указательным пальцем правой руки, а для цифровичек – левой. Только после этого их оживляют и отводят в учебное отделение, где их учат питаться и отправлять естественные надобности, как жить в человеческом обществе, как  относиться к людям и друг к другу и так далее. Примерно через месяц их забирают заказчики. К этому времени цифровики  

–  Я надеюсь, что меня ваши службы снабдят необходимыми методическими материалами и программным обеспечением, а также для модуля - кодировщика биомозга цифровиков, – сказал Руслан Русланович министру, обращаясь  к министру Ипоквилю.

– Само собой разумеется, – ответил тот и спросил гостя: – Уважаемый господин Орлов, как вы себя чувствуете?

– Я никак не привыкну к вашему климату, – дипломатично ответил Руслан Русланович и поблагодарил хозяев за интересный рассказ, наводя министра на мысль, что на сегодня знакомство с центром регенерации и изготовления цифровых копий исчерпало себя.

 

Глава десятая

 

В апартаментах королевского дворца Агидель Николаевна еще не появлялась, и Руслан Русланович вызвал камердинера и попросил соединить его с главой науки планеты Леонвилем.

– Я вас слушаю, ваше высокопревосходительство! – бодрым голосом отозвался местный суперкомпьютер, и на экране появилась голова главного ученого.

– Здравствуйте, уважаемый Леонвиль! Вы еще не встречались с нашим директором  Орловского института Робертом Дином?

– Мы готовы принять его в любой день и в любое время, но господин Дин, видимо, накапливает вопросы, –  шутливо ответил   Леонвиль.

– Да, он у нас основательный человек, – похвалил Руслан Русланович своего протеже. – У меня есть к вам вопросы. Мы пережили исчезновение в черной дыре Солнечной системы, и нас, откровенно говоря, страшит такая же ситуация с нашими планетами. Вы далеко обогнали нас в изучении процессов во Вселенной, и поэтому нам хочется спросить у вас: а не ожидает ли наши планеты нечто подобное в ближайшем будущем?

Леонвиль  нахмурился, потом вскинул голову, похожую на львиную, и сказал:

– Солнечная система - и наша родина, поэтому наши астрономы на квантовом суперкомпьютере чудовищной мощности смоделировали процессы на Марсе и Земле. Произошел квантовый скачок, Солнечная система перешла в пятое измерение, где исчезает время и пространство, материя очищается от своей истории и ноосферы, а потом исчезает в черной дыре. Она до этого поглотила созвездие  Центавр. Черная дыра со временем умрет, превратится в белую дыру, испускающую свет и материю. Произойдет взрыв сверхновой, вещество станет распространяться по космосу и формироваться в звезды, планеты, кометы, астероиды… Начнется новая жизнь материи. По нашим расчетам в ближайшие пятьдесят и даже сто  тысяч лет планетам Арс и Зея ничто подобное не угрожает.

– Спасибо за хороший прогноз.

–  Я могу передать вам видеофильм о судьбе Солнечной системы через Роберта Дина. Думается, он не будет лишним для жителей ваших планет.

– Мы будет признательны за такой щедрый подарок, – сказал Руслан Русланович и неожиданно для Леонвиля задал вопрос, ради ответа на который и затевался разговор. – Скажите, а какой у вас прогноз насчет будущего в этом плане Бриллиантовой империи?

Было видно, что Леонвиль даже вздрогнул от такого вопроса.

– Ваше высокопревосходительство, эти сведения составляют государственную тайну. Без разрешения его величества короля Дрэговиля я не имею права даже разговаривать с вами об этом. Если у вас нет других вопросов, то я желаю вам всего самого доброго.

И изображение Леонвиля на экране суперкомпьютера  исчезло. Руслан Русланович включил сканирование его мыслей.

«Этот землячок не так прост, как хочет казаться!.. Сам догадался или ему помогли?..  Он богочеловек, и только Создатель знает, на что его потомок способен… В их делегации должно быть немало работников спецслужб, и кто же из наших сболтнул лишнее?..  Надо доложить королю, у него вся полнота власти, пусть разбирается», – размышлял встревоженный глава ученых.

Далее сканировать мысли ученого смысла не было – и так было ясно, что подчеркнутое гостеприимство делегации неспроста. Они хотят заиметь в числе своих сторонников пять тысяч человек, составляющих элиту  двух планет, и через них добиться приглашения на планету Арс, на которой сейчас проживает около полутора миллиардов новых арсиан. Зея маленькая планета, там живет около пятидесяти миллионов переселенцев, а Арс – огромная планета, которая в два раза больше Земли и способна прокормить почти двадцать миллиардов человек. Но неужели они задумали переселить еще двенадцать планет своей империи? Это будет захват сильным слабого, а это война, которую постарается не допустить Галактический совет иерархов. Разве мало подходящих экзопланет  в Галактике? Надо посоветоваться с Атлантом, но возможна ли с ним связь на расстоянии сотен тысяч световых лет?

Он подошел к суперфлешке и стал вызывать Атланта:

– Я Руслан Орлов, вызываю Атланта… Атлант, я  Орлов… Атлант, я Орлов… Просьба ко всем, кто слышит меня: передайте Атланту, что его вызывает Орлов… Передайте Атланту, что его вызывает Орлов…

Космос молчал, вернее, отзывался ровным шумом  Тогда Руслан Русланович попытался выяснить, сколько может идти сигнал от Бриллиантовой планеты до планеты Рай, если использовать нуль-пространство и радиоплечо  с помощью автоматических ретрансляционных сетей. Ответ не обрадовал: почти семнадцать часов в одну сторону, а для обмена сообщениями потребуется около тридцати  четырех часов.

Деваться было некуда, Атланта следовало поставить в известность о планах руководителей Бриллиантовой планеты.  Не исключалось, что министр Ипоквиль специально с помощью диалекта сообщил своему подчиненному, что гость именно  с тех планет, на которые планируется переселить жителей Бриллиантовой планеты. Чтобы предварительно узнать его мнение перед тем, как предложить в обмен на высокие технологии переселить на Арс своих жителей?

Поэтому Руслан Русланович послал сообщение Атланту, что хозяева планируют переселение своих жителей на Арс, но оценку планам не дал. Сообщил как ставший известным факт и попросил Атланта выразить свое отношение к этой инициативе. И поставил ответ на запись  – не сидеть же часами в ожидании его возле суперфлешки. Сообщение наверняка станет известным руководству Бриллиантовой планеты, и мяч теперь на их стороне, подумал Руслан Русланович, будем ждать реакции.

Он позвонил Роберту Дину, благо тот находился в помещении штаба, и попросил его заглянуть к нему, поскольку есть разговор, который нежелательно вести по телефону.

– Ты обедал? – заглянула в его рабочую комнату жена.

– Нет, ожидал тебя.

– Давай пообедаем, – предложила Агидель Николаевна. – Только включи красную кнопку.

Руслан Русланович вызвал официанта и пошел в столовую. Жена сидела уже за столом и жевала какой-то овощ.

– Когда я злая, то готова съесть что угодно, – призналась она. – Сегодня я была в гостях у отъявленных феминисток. Представляешь, у них более восьмидесяти процентов детей воспитываются без участия родителей, другими словами – сирот при живых родителях. И это бабье считает своим великим достижением!

Официант принес обеденные наборы, открыл их и пожелал приятного аппетита.

– А можно мне принести  два пирожных? – неожиданно спросила Агидель Николаевна.

Официант удивился: чтобы дама просила за обедом  дополнительно два пирожных, такое у него случилось впервые.

– Вам два  пирожных?

– Да, мне.

– Пожалуйста, сейчас принесу, – сказал он и пошел, по всей вероятности, в пищеблок.

– Королева не вмешивалась в наш спор, но в душе, чувствовалось, была на моей стороне. Я им и выдала!.. У них модны однополые браки. А у нас, говорю им, это пройденный этап. Все наши основные религии не признают такие браки. Христианские религии приветствуют изображение Богоматери с младенцем на руках на иконах и картинах. Это символ материнства и женственности. Было время, и у нас были родитель №1 и родитель №2, или мама №1 и мама  №2, но люди отвергли такие семьи. Я сорок лет возглавляла парламент союзного государства, и мы  каждый год принимали новые законы ради укрепления традиционной семьи. И ты знаешь, что в ответ на это  сказала  главная баба? Губы сделала трубочкой и произнесла:  «Вы отстали от нас в развитии, поэтому не обращаете внимания на несправедливое предназначение  женщины рожать детей в мучениях, воспитывать их, словно самка животного. Мы освободили от этого женщин. И это великая наша победа!» Я не выдержала и сказала: «Вы так долго бежали впереди прогресса по спирали развития, что неожиданно для себя оказались сзади нас, отсталых туземцев!» И ты знаешь, как отреагировала королева? «Браво!» крикнула она и зааплодировала, повергнув бабье в полное смятение. Я и разошлась… «Когда женщина вынашивает под сердцем свое дитя, между матерью и ребенком устанавливается божественная связь, рождается материнский инстинкт и любовь к матери, вообще к родителям, к братьям и сестрам, формируется причастность и родственные  чувства к своему роду и народу. Без этого трудно представить патриота своей родины. Кроме того, вынашивание ребенка и его рождение благотворно сказывается на здоровье матери».  Опять губы трубочкой:  «У нас настолько развита медицина, что мы не нуждаемся в благотворном влиянии деторождения на женский организм». А вы когда-нибудь задумались над тем, что вы обездоливаете женщин, лишая ее самой сути  существования? И опять губы трубочкой: «Напротив, женщины у нас получают  больше свободного времени для раскрытия своего потенциала и играют в нашем обществе роль наравне с мужчинами». «Но вы уничтожили семью.  Когда у нас был фашистский путч, мы его победили, а потом стали задумываться над причинами победы, и пришли к выводу: победила семья. А она основа народного сообщества. У вас почти девяносто процентов в результате социального сиротства ущербных людей, с рождения индивидуалистов. Ведь они же больно чувствуют свое пожизненное одиночество – и так тысячу лет!? Что же это за достижение такое, которым впору не гордиться, а стыдиться! Вообще в прогрессе главное – не  оборзеть!»

Когда мы летели сюда, королева поблагодарила меня за разнос, который я устроила этому бабью, и сказала, что следующего наследника она обязательно выносит, родит и будет кормить грудью. Она рассудком понимает, что Дэвиль ее родной сын, а сердцем – нет.   И чувствует, что она для Дэвиля одна из женщин, а не единственная, которую можно назвать матерью.

Агидель Николаевна, рассказывая о посещении женского объединения, не забывала об обеде. Покончив с блюдами из набора, показала жестом, чтобы принесли пирожные. Разделываясь с ними, она спросила мужа о его делах.

– У меня дела тоже как сажа бела, – ответил он и рассказал о том, что он случайно узнал: на Бриллиантовой планете подумывают или уже планируют переселиться к ним на Арс.

– Им целого космоса мало? Сколько экзопланет, а  у них весь белый свет клином сошелся на нашем Арсе? Что-то не верится мне…

– Я получил косвенное подтверждение. Леонвиль расписал мне, что Арс  и Зея просуществуют минимум пятьдесят тысяч лет, а то и все сто. Но на мой вопрос о перспективах Бриллиантовой планеты  заявил, что это государственная тайна. Я послал сообщение Атланту о таких планах, без моей оценки. Ответ будет через тридцать четыре часа, если радиоплечо сработает. Мое сообщение они наверняка засекли, и нам впору ожидать их реакции на него.

– Подождем, – сказала  Агидель Николаевна и решительно встала из-за стола.

На выходе из столовой Руслана Руслановича остановил расстроенный чем-то   камердинер.

– Ваше высокопревосходительство, к вам пытался пройти член вашей делегации некто Роберт Дин. Он задержан   охраной дворца.

– Как задержан? – возмутился Орлов. – Он один из моих заместителей, я его вызвал к себе. На каком основании его задержали?

– На пропуске у него нет специальной отметки дворца.

– Так скажите охране, чтобы она эту отметку ему поставила. Я его жду в своей рабочей комнате. Проводите его ко мне.

Камердинер бегом отправился выполнять поручение королевского гостя, а тот сказал своей жене:

– Что за день сегодня…

Роберт Дин удивился, когда его часовой отвел к начальнику караула. Пошли расспросы, кто он, к кому идет, но так как Роберт не знал местного языка, то они затянулись. Наконец, начальник караула понял, к к кому он идет. Но сообщать Руслану Руслановичу не спешил. Роберт настаивал на том, чтобы  доложили Орлову о том, что его задержали. Появился незнакомый человек, судя по всему, человекоподобное цифровое существо, которое стало открывать рот и якобы подносить ложку ко рту. Роберт расценил это, как приглашение отобедать у них или придти  после обеда, который неизвестно, когда начался и когда закончится. Потом цифровое существо исчезло и вскоре появилось, произнесло начальнику караула какие-то строгие слова и пригласило Роберта в лифт.

Супруги Орловы от души хохотали, когда он изображал свои приключения в караулке и сопровождал своим комментарием.

- Замечательно, Роберт, что вы за многие десятилетия аппаратной работы не утратили чувство юмора. Мы их языки знаем, нам проще, а как вы общаетесь?

– Очень просто. У них есть электронные переводчики, хозяева и гости подключают свои наушники к нему, хозяин устанавливает «Арс-Рус» и дело пошло. Хорошая штука: человек-переводчик иногда не переведет какую-нибудь руководящую глупость,  а железо рубит правду-матку.

– Роберт, вы присаживайтесь за круглый стол, – пригласила Агидель  Николаевна присесть и от души задала вопрос: – А хотите выпить чашечку изумительного чая, который подарила нам королева? У меня и лимон есть, и шоколадные конфеты…

– С огромным удовольствием, мне их приторные соки и напитки уже приелись.

– Сейчас организуем, – Агидель Николаевна, как молодка, лихо обернулась на месте и исчезла за портьерой, украшавшей дверь.

– Сегодня мне стало известно, что здешние вынашивают планы переселения своего населения на Арс, – сообщил Руслан Русланович. – А вместе с ними  больше миллиарда цифровиков.

– А я думаю, отчего здесь бесплатного сыра так много! Что не попросишь – пожалуйста, будьте любезны. Они так самоуверенны, что и мышеловку не  очень драпируют?

– Нет, это случайно  получилось. Один министр своему подчиненному отрекомендовал меня как гостя с того самого Арса, на который они собираются переселяться. На каком-то диалекте, между прочим, сказал, но он не знал же, что богочеловек знает все языки Галактики, и получилось, что он проболтался. Я хотел окольным путем выведать их планы насчет нас у местного начальника науки некоего Леонвиля, который, к слову сказать, в ожидании твоего визита. Он сказал, что пятьдесят тысяч лет, а то и все сто тысяч, Арсу ничего не угрожает. Когда же я задал вопрос о перспективах Бриллиантовой планеты, то он заявил, что это  государственная тайна и свернул разговор. Для тебя персональное задание: пообщаться в ближайшие день-два с астрономами не очень высокого полета и узнать перспективы Бриллиантовой планеты. Им нет дела до каких-то тайн… Государственные тайны придумывают политики. А вот и чай…

 

Глава одиннадцатая

 

За завтраком король был необычно задумчив и молчалив. Явился он в полевой форме главнокомандующего и обдумывал предстоящую военную операцию. Стол вела, если так можно выразиться, королева Ингрид. Расхваливала выступление Агидели Николаевны в ассоциации женских организаций.

– Она напомнила нам, что мы женщины, – говорила она. – Действительно, наши дамы превратились в некие бесполые существа – не мужчины и не женщины в полном смысле слова. Со стороны, разумеется, виднее, насколько это неправильно и как сказывается на настроениях в обществе. А оно у нас рациональное, сугубо технократическое, скупое на нежные чувства. Для веселия планета наша мало оборудована – так, если я не ошибаюсь, выразился земной поэт Маяковский?

Вопрос королевы заставил гостей переглянуться друг с другом – образованность и осведомленность королевы в земных делах была поразительна.

– Мы, наверное, единственный в Галактике народ, не верящий в сказки и вымысел, – заметил король. – Для нас с детских лет главное – точный расчет для достижения поставленной цели. Мы нация великих математиков, а не поэтов.

– Не повредили бы нам и великие поэты.  А то ведь многие из нас – ходячие сухарики.

– Мы тоже в свое время ставили на технократов, полагая, что у них вся истина. А потом поняли, что у них только половина истины, а другая половина  у поэтов, художников, людей искусства. И оказалось, что образное мышление, которое присуще людям искусства, художественное постижение действительности так же необходимо, как научное, рациональное. Оба метода постижения действительности дополняют не противоречиво, а гармонично  друг друга, – сказала Агидель Николаевна.

– Да вы и великолепный философ! – воскликнула королева.

– Спасибо за комплимент! – ответила Агидель Николаевна и посмотрела на мужчин, явно намекая им, что  женщинам приходится самим, без их помощи, обмениваться комплиментами.

Перед дворцом их ожидали военные помощники короля и красавец из мексиканцев Мигель Гарсиа – будущий министр обороны планеты Арс, которого рекомендовал постаревший генерал Уральский. На высокого военного в полной форме с орденами и медалями здесь все обращали внимание. Руслан Русланович представил Гарсиа королю. Будущий министр щелкнул каблуками и отдал честь.

– Ваша специализация?  – спросил король у Гарсиа.

Тот не понял вопроса, потому что не знал местного языка. Пришлось переводчиком побыть Руслану Руслановичу.

– Воздушно-космические войска, – ответил Гарсиа.

– Как раз то, что сегодня нам нужно, – сказал король и пригласил всех в свой золотистый планетолет.

Летели недолго. Когда покинули столицу, планетолет плавно спустился, влетел в просторную пещеру и остановился. Потом они спускались  на лифте, пока не оказались в круглом зале штаба космической обороны. Дежурный генерал доложил королю о поведении малой планеты номер такой-то и пригласил всех на пульт управления. Когда все уселись перед огромным  панно, изображавшим, судя по всему, участок дальнего космоса, то перед Мигелем Гарсиа появился автоматический переводчик.

– Наберите язык, на котором будете разговаривать, и наденьте наушники, – подсказал ему Руслан Русланович, расставшись с неуместной в данной обстановке обязанностью переводчика.

Перед панно появился другой генерал с четырьмя звездами на погонах,  с лазерной указкой в руке и обратился к королю:

– Разрешите доложить обстановку, ваше величество?

– Докладывайте.

Генерал, вероятно, это был сам командующий штабом космической обороны, толково доложил параметры полета малой планеты, и возможные последствия столкновения с одним из искусственных светил или даже с самой Бриллиантовой планетой. В сложившихся обстоятельствах предлагается…

– Пока не продолжайте! Генерал Мигель Гарсиа, ваши действия?

– Ваше величество, у меня мало данных для принятия безошибочного решения. Кроме того, я не знаю, чем располагает наша оборона, – ответил будущий министр.

– Я доволен вашим ответом, благодарю, – сказал король.

– Служу Союзу государств планеты Арс!

– Вот и хорошо. Служите и дальше. А располагаем мы пузырем Мигеля Алькубьерре и сотней мощнейших варп-двигателей, способных доставить пузырь к малой планете со сверхсветовой скоростью. Штаб космической обороны, слушайте приказ. Направить пузырь с пятьюдесятью варп-двигателями к малой планете!

Король подождал, пока исполнители  выполнят приказ, и продолжал:

– Пятьдесят два года тому назад планете Арс угрожал столкновением астероид. Но бомбардировать его не стали, потому что миллионы осколков могли нанести вред б`ольший, чем сам астероид. Он врезался в Южный океан,  возникла гигантская волна, унесшая жизни почти ста тысяч человек. Таков печальный результат отсутствия соответствующих средств защиты. А мы посадим пятьдесят двигателей-гигагантов, и они, включаясь друг за дружкой при определенном градусе вращения малой планеты, скорректируют ее орбиту. Вот и весь секрет нынешней операции. Таких операций мы осуществили многие  десятки. И ни разу не допустили какого-нибудь сбоя. А поскольку это так, то мы покинем штаб космической обороны, не будем мешать выполнять боевую задачу.

Когда они прилетели к дворцу, король предложил Руслану Руслановичу прогуляться во внутреннем парке. Там среди буйства всевозможных цветов Дрэговиль повел гостя к своему любимому месту  – к  мраморному столу в окружении дорогих кресел, которые были спрятаны в зарослях сине-белых орхидей. Здесь же был  чудесный фонтан, вскипающий  фантастическими тюльпанами всевозможных расцветок.

– Дорогой мой друг, вчера вы интересовались перспективами нашей планеты, –  без всякого вступления начал король. – Да, эти сведения составляют государственную тайну для населения двенадцати планет нашей странной империи, но не для вас, наших космических родственников. В свое время мы защитили двенадцать планет от вторжения агрессивной цивилизации. В результате возникла наша империя, главной особенностью которой является одна планета-донор и двенадцать планет-нахлебниц. Донор –  это Бриллиантовая планета, которую гуманоидное население двенадцати планет пренебрежительно называет Тринадцатой планетой. Если отсталое и ленивое население  планет-нахлебниц узнает, что Бриллиантовая планета примерно через двести лет совершит квантовый скачок и перестанет существовать, то в империи, не исключается, начнутся тяжбы и раздел имущества, возможны и военные выступления.

Перед нами встала проблема поиска нового дома в космосе. Изучили десятки планет, но свой выбор пока остановили на Арсе. Надо сказать, что  к Арсу давно присматривались, но вы опередили нас. Никаких претензий к вам у нас нет – вам срочно надо было покинуть Солнечную систему. Что нас привлекает? Естественные и благоприятные условия существования для людей. Размеры Арса, наличие свободных площадей и огромные запасы воды, которая, как основное сырье на наших предприятиях в космосе синтезируется в необходимые нам металлы и композиты. Устраивает нас и то, что Арс населяете вы – наши родственники  по Марсу и Земле. Мы могли бы создать гармоничное объединение, которое у нас не получилось.

Рано или поздно, мы  начнем переговоры об этом. Наши специалисты очень высоко отзываются о членах вашей делегации, они, как губка, впитывают новые сведения, очень активны и деятельны, настроены  дружелюбно и уважительно к нам.  Я поздравляю вас, дорогой мой друг, как автора пятого человечества, освобожденного от агрессивности. Но сосуществование на одной планете разных цивилизаций, хотя и родственных генетически, – это очень непростая проблема. Будем считать, если вы не возражаете, сегодняшний наш разговор началом переговоров между нашими народами по этому вопросу.

– Не возражаю, мой дорогой друг, но я  лицо неконституционное, у нас парламентская союзная республика, поэтому было желательно начать переговоры между представителями наших парламентов, – сказал Руслан Русланович.

– Но вы, мой дорогой друг, больше, чем конституционное лицо, без вашего одобрения не принимается ни одно важное решение!

– Так было совсем недавно, когда почти полвека возглавляла парламент Агидель Николаевна. Но она отошла от дел, воспитав достойных  преемников, а я тоже все больше переключаюсь на научную работу. Мне пришлось заниматься организационно-административной деятельностью  в связи с острой необходимостью, а не по желанию.

– У вас огромный опыт государственной и научной деятельности и мне хотелось бы узнать ваше мнение о нашем  намерении переселиться на Арс.

– Тяжелый вопрос, – вздохнул Руслан Русланович. – Преимущество очевидно: с вашей помощью мы стремительно преодолеем наше технологическое отставание. Сложнее с  недостатками и опасениями. Мы хорошо знаем, что на Земле между народами было около двадцати тысяч войн. Между родственными или соседними народами.  Какие гарантии того, что вместо создания гармоничного общества,  вы  или мы не возьмемся за оружие? Никаких. У нас говорят: благими намерениями дорога в ад вымощена. Мы не только находимся на разных уровнях развития, мы разные цивилизации с разной ментальностью. Пример тому: встреча моей супруги с руководством ваших женских организаций. Разные взгляды на воспитание, образование, организацию быта, государственной власти и так далее и тому подобное. У нас есть пословица: семь раз отмерь, а один раз отрежь. В нашем случае и семьсот семидесяти семи раз маловато.

– У вас пессимистический взгляд на проблему…

– Это не пессимизм, а осторожность. Я не противник нашего сближения и сотрудничества, напротив, его сторонник, но как бы нам здесь не промахнуться и не превратить наши государства во врагов. Нужны варианты, модели, четко продуманные цели и дорожные карты, ведущие к их достижению. Могу предложить сразу, как говорится, навскидку совместное освоение планеты Айгуль. Она от Зеи всего в полутора световых годах. Николай Орлов до конца не освоил свою планету, а нацеливается уже на Айгуль. Она копия Земли. Там прекрасная атмосфера и магнитное поле, одно Солнце, низкий уровень радиации, огромные запасы всевозможного сырья. Почему бы нам не освоить ее совместно? Наше участие, поставка  необходимых материалов, не возить же их с другого конца Галактики, могло бы быть платой за высокие технологии. Когда у каждого медведя своя берлога все же лучше, чем одна берлога на двух медведей.

– Простите, пожалуйста, а что такое медведь? – неожиданно спросил король.

– Это крупный лесной зверь, если имеем в  виду бурых медведей. А есть еще полярные белые медведи. Я попрошу своих помощников подарить вам пару видеофильмов о медведях. У нас огромное количество сказок о медведях, поговорок и пословиц. Когда мы переселялись на Арс, то привезли с собой и бурых, и белых медведей.

– Да, действительно у наших народов разный менталитет, – задумчиво произнес король. – Мы не верим в сказки, и у нас нет медведей.

– О чем я и говорю, дорогой мой друг!  Нам притираться и притираться друг к другу!

– Я предлагаю создать делегации для переговоров.

– Не возражаю. Но с вашей стороны должны быть сформулированы предложения по существу.

– Считаю, что сегодня мы обед заработали, – засмеялся король и встал со скамьи.

«Ещё как заработали!» – мысленно воскликнул Руслан  Русланович. Он ожидал ответа со стороны руководства Бриллиантовой планеты, но не ожидал  его от короля, да еще в такого откровенного. Было о чем задуматься…

 

Глава двенадцатая

 

После завтрака королева Ингрид пригласила Агидель Николаевну,   Марион и Агидель-младшую посетить институт физики планеты, который располагался в нескольких сотнях километров от столицы. Для королевского планетолета это было не расстояние, всего несколько   минут стремительного полета – вначале набирали скорость, а потом снижали ее, и  вскоре летательный аппарат опустился на площадке перед несколькими кубическими зданиями явно производственного назначения. Гостей встретила седовласая дама в годах, она же директор института Овгрид, которая  обняла королеву как старую подругу.

Перед тем как зайти внутрь ближайшего здания, директор института показала на холм вдали, который курился паром.

– Это наш вулкан номер 6, а всего их на планете 64. Он, как и все другие вулканы, изливается серной кислотой, которая порождает туман, похожий на пар. Кислота собирается в искусственное озеро в виде  кольца из бетона, обработанного расплавом стекла. Вокруг кольца построены предприятия, превращающие серную кислоту в минеральные удобрения,  моющие средства, красители и другую продукцию. Наш институт наблюдает за действием вулкана номер 6, за остальными  – тоже, – начала экскурсию  начала директор института и пригласила всех войти в здание.

– Директор Овгрид считается у нас матерью хорошей погоды, – отрекомендовала королева свою подругу.

– Спасибо, ваше величество, – ответила на комплимент директор и предложила не подниматься на смотровую площадку, поскольку с нее  нельзя увидеть то, что есть в видеофильме, который можно посмотреть в ее кабинете.

В кабинете, уставленном многочисленными зелеными растениями, цветущими всевозможными цветами, был накрыт стол с напитками и сладостями. Директор пригласила дам угощаться, а сама взяла в руки пульт - и тут же посреди кабинета возникло трехмерное изображение горловины вулкана с кипящей в ней серной кислотой.

– Кажется, что вулкан  кипит, на самом же деле  это кислород вырывается  из глубин вулкана, где, по-нашему предположению, железистые руды вступают в реакцию с концентрированной серной кислотой, – Овгрид на несколько секунд сделала паузу, чтобы гостьи полюбовались реакцией в глубине вулкана.

– Наверное, недалеко отсюда находится ад, – заметила Агидель Николаевна.

– А что такое ад? – спросила директор.

– Место в преисподней, где после смерти грешивших людей их души варятся в кипящей смоле или серной кислоте, поджариваются на огромных сковородках…

– Мы религиозные воззрения не комментируем, они иррациональны и мистичны, – сказала директор и хотела продолжить свою лекцию, но королева попросила разрешения задать Агидели Николаевне вопрос.

– Следовательно, ваши грехи с адом перешли в другое  измерение или исчезли в черной дыре? – спросила она.

– Да, ваше величество, теперь мы можем грешить заново, – под смех присутствующих заявила Агидель Николаевна.

– В юморе вам не откажешь­,–  заметила директор, имея в виду Агидель Николаевну, и продолжила свой рассказ. – Вы, должно быть, заметили, что у нас постоянно тепло. Результат реакции в глубинах планеты. Тепло вместе с кислородом поднимается вверх, создавая благоприятный климат через нагревание почвы. У нашей планеты нет никаких плит, планетарная кора лежит на расплавленной магме из железистых соединений,  концентрированной серной кислоты и некоторых других элементов. Поэтому у нас нет колебаний коры, возникновения гор и впадин – у нас ровная поверхность и одна и та же толщина планетарной коры. Железистые соединения помогают возникновению магнитного поля планеты, предотвращающего гибель всего живого от ультрафиолетового космического излучения. Магнитное поле также удерживает атмосферу на планете. Мы готовы поддерживать магнитное поле на необходимом уровне, чтобы не произошел срыв атмосферы с планеты, как это произошло на Марсе. Для этого у нас создана система мощнейших электромагнитов, но пока в них нет нужды.

Состав атмосферы мы научились успешно регулировать. В одном из зданий института работает суперкомпьютер, который принимает показания многих сотен автоматических станций со всей планеты. Если обнаруживается недостаток какого-либо газа, то дается команда добавить его в атмосферу. Если наблюдается превышение, то снижается поступление его. Если идет превышение углекислого газа, то станции отсасывают его из атмосферы, сжижают, освобождают кислород, а углерод отправляют на пищевые комбинаты.

Давление атмосферы у нас поддерживается на наиболее благоприятном уровне.

Для нормальной жизнедеятельности растений требуется много влаги. А ее у нас недостаток. У нас на орбите мощнейшие термоядерные синтезирующие производства, которые на атомном уровне изготавливают предметы из металлического водорода, вообще выпускают множество металлов и композитных материалов. Для этого требуется огромное количество воды. Наши космические корабли охотятся за кометами и астероидами, содержащими лед, доставляют его на синтезирующие производства. На планете влага содержится только в верхнем слое почвы, ее приходится пополнять с помощью искусственно вызываемых дождей. К сожалению, рек и морей, а тем более океанов, у нас нет.

– А  водные животные и рыба у вас есть? – спросила Агидель Николаевна.

– Рыба у нас есть, в озерах, но является больше предметом изучения, а не потребления. Рыбные деликатесы изготавливаются в достаточном количестве на пищевых комбинатах. 

Когда они вышли на открытый воздух, чтобы познакомиться с подразделениями института, произошло небольшое происшествие.   Во внутреннем дворе было сухо, растениям, судя по поникшим листьям, не хватало воды.  «Сапожник всегда без сапог», – подумала Агидель Николаевна. Неизвестно откуда возник вихрь, поднял в воздух усохшую листву и пыль, и надо было такому случиться ­– запорошило королеве глаз. К ней подскочила охранница, неотступно следующая за нею, стала выуживать уголком платка попавшую порошинку из августейшего глаза. Испугалась и директриса, которая стала вызывать врача.

Агидель Николаевна вдруг подняла глаза к небу и, не зная, как это получилось, решила вызвать дождь. Небо мгновенно нахмурилось, потемнело над вулканом, где заблистали быстрые короткие молнии, и на институт хлынул ливень. К этому моменту порошинка была извлечена и все, смеясь и шлепая по мокрому бетонному тротуару, побежали под козырек ближайшего здания. Только Агидель Николаевна не стронулась с места – закрыв глаза, она подставила лицо под струи ливня и наслаждалась прохладой.

Никто не понял, что она вызвала ливень, все были заняты глазом королевы, но Агидель-младшая поняла, кто устроил неожиданную грозу и лавину воды с неба.

– Пра, – шепнула она прабабушке на ухо, – это было круто! Научишь?

– Для зтого тебе надо стать богиней воды.

– Я стану, только научи...

Обе Агидели переглянулись, услышав объяснение директора института о причинах неожиданного ливня. Вихрь промчался над датчиком вызова дождя, и поэтому в небо ракетой  автоматически было доставлено вещество, вызывающее срочное выпадение осадков. А поскольку  дождь мог быть кислотным  и сказаться на здоровье гостей, то им срочно следует принять душ и сдать одежду для стирки и обработки.

 

Глава тринадцатая

 

До ужина Руслан Русланович продолжал знакомиться с информационными накопителями, обращая внимание на гуманитарные и бытовые вопросы. Иными словами на то, с чем придется столкнуться арсианам, если переселение состоится. Было странно, что у родственников по Солнечной системе фактически не было философии, хотя провозглашалась цель  создать гармоническое общество путем обеспечения всех запросов людей. Поскольку цифровики не пользовались гражданскими правами, а фактически были полулюдьми,  обладали пусть примитивным, но все-таки сознанием, общество  на Бриллиантовой планете практически было рабовладельческим. Рабовладельческая гармония? Смешно. Тем не менее,  в Афинах, считавшихся демократическим государством, были рабы.

Арсиане, создавая свои совершенные роботы, награждали их искусственным интеллектом, но не сознанием. Значит, искусственный интеллект – это не сознание? Но от искусственного интеллекта до сознания всего один шаг, вернее, шажок? И тогда природа общества резко изменяется, переходит в стадию рабовладельческого? Сознание не может не изменяться и совершенствоваться, следовательно, цифровики могут из полулюдей превратиться в людей? Именно этой цели пытаются достичь цифровики с планеты Z-3524?

Видимо, древние генные инженеры с планеты Арс наделили пралюдей на Земле началами сознания, которое стало началом формирования человеческой цивилизации. Древние генные инженеры погибли, а человечество развивалось, погибало и возрождалось, пока не создало    пятую цивилизацию? Если это так, то впереди у населения Бриллиантовой планеты нечто подобное феодализму, а дальше – всё в соответствии с марксизмом?

Если у пятого человечества непроизвольно возник нечаянный коммунизм, а ответной реакцией на него был неонацизм, то у населения Бриллиантовой планеты  научно-технический прогресс неизбежно приведет к гражданскому противостоянию, к классовой войне? Их избежать можно, если наделить цифровиков всеми гражданскими правами? А это смена общественного строя, которая вряд ли обойдется без революции и вероятной  войны между людьми и цифровиками? А зачем арсианам соседство на одной планете с государством, у которого практически предсказуемое неприглядное будущее?

Вообще Руслан Русланович не испытывал восхищения прогрессом хозяев, более того, тяготился пребыванием на Бриллиантовой планете. Дело было не только в протокольных рамках, которых приходилось соблюдать всем Орловым, но и в том, что достижения оказались ожидаемыми, а вот рациональность жителей этой планеты была запредельной. Они считали себя людьми рациональными, rationalis homo, если прибегнуть к латыни, и гордились этим. Иными словами, они были ближе к  цифровикам, машинам с искусственным интеллектом, а не к гомо сапиенсам, пусть они и находятся на более низкой стадии развития. Возможно ли сближение, какой-то компромисс между двумя родственными расами детей Солнечной системы?

О многом передумал Руслан Русланович, ожидая к ужину сына Николая с женой, Роберта Дина и, естественно, свою супругу, которая задерживалась с возвращением из института физики. Из них только Агидель Николаевна знала причину собрания такого узкого круга.

Когда все собрались, Руслан Русланович вызвал официанта, попросил накрыть стол в столовой на пять персон и предложил жене достать из холодильника бутылку русской водки.

– Для энергичности разговора, – объяснил он  супруге, и обращаясь теперь ко всем, сказал, что ему уже надоело пить местную зеленую бурду. И добавил, что режим секретности включен, так  что подслушивание благодаря суперфлешке исключено.

– Я пригласил вас для обсуждения проблемы исключительной важности, – продолжил Руслан Русланович. – Дело в том, что Бриллиантовой планете грозит судьба Солнечной системы.

– Да, это так, – вступил в разговор Роберт Дин. – Сегодня  я общался не только с руководством, но и рядовыми сотрудниками астрономического института. Мне, вроде бы по секрету сообщили, что их планете до квантового скачка не более двухсот лет.

– А мне сегодня король Дрэговиль предложил провести  официальные переговоры на предмет переселения населения Бриллиантовой планеты на Арс или Зею, – сказал Руслан Русланович и сделал паузу, чтобы присутствующие хоть как-то смогли обдумать его слова.

Пауза затягивалась. Все были ошеломлены новостью.

– И всё-таки бесплатный сыр в мышеловке, – произнес Роберт и отхлебнул из рюмки.

– Никакого бесплатного сыра и никакой мышеловки! – возразил Руслан Русланович. – Бриллиантовая планета оказалась в тяжелом положении. Естественно, власти ищут оптимальный выход. Надо еще иметь в виду, что двенадцать планет, входящих в империю, не очень лояльно относятся к своему донору, именуют Бриллиантовую планету Тринадцатой планетой. Король Дрэговиль настроен расстаться с двенадцатью нахлебниками, тем более  что  им не грозит никакой квантовый скачок. И просит нас держать его планы в строжайшем секрете. Население двенадцати планет не является родственниками населению Бриллиантовой планеты, поэтому, если оно узнает о планах короля Дрэговиля, могут быть большие неприятности.

– Но мы тоже очень разные! – воскликнула Агидель Николаевна. – Генетически мы родственники, но в остальном…

– Я поддерживаю мнение Агидели Николаевны, – заявила Марион. – Мне, как министру по гуманитарным проблемам и делам искусств планеты Зея, понятна разница между населением Бриллиантовой планеты и нами. Они сугубые рационалисты, как ни странно, у них не развита и не развивается духовная сфера. Духовность религиозная у них номинальная, нужна церковь, но и пусть будет. Все равно она большого значения не имеет. Духовности гражданской, так сказать, мирской тоже практически нет, поскольку искусств, в нашем понимании, тоже нет. Отсутствует художественная литература, следовательно, нет театра, нет изобразительного искусства, его место занимает фотография, есть только королевский оркестр – на планете никто не поет. Птиц даже нет, хотя это из другой оперы. Нет фольклора, дети в детстве не слышат сказки, эстетично для них то, что целесообразно. Они сугубо рациональны, я не представляю, как можно нам уживаться с такими соседями. Откровенно говоря, мне их очень жаль, но навязывать наш образ жизни и мышления было бы величайшей глупостью.

– А что скажет президент планеты Зея? – спросил Руслан Русланович, обратившись к сыну официально.

Николай  Орлов тяжело вздохнул и отложил в сторону вилку.

– Ясно одно: Бриллиантовая планета в тяжком положении, а мы в связи с этим вновь оказались перед судьбоносным выбором. От нашего решения зависит очень многое. Мы две ветви одного прачеловечества. Объединить нас сейчас в одно человечество невозможно – мы слишком разные. Механическое соединение навредит и нам, и им. У нас есть опасная перспектива, которой у них нет –  попасть в зависимость вначале технологическую, а потом потерять и государственную независимость. На это мы категорически не пойдем. Если  будет такая попытка, то она закончится кровопролитной войной.

У нас очень мало данных для принятия решений. Люди Дрэговиля подготовят предложения к нам. Будет замечательно, если при этом они объяснят свои мотивы. Но нам необходимо свое объяснение. Мне, к примеру, непонятно, почему бриллиантцы, да позволен будет такой неологизм,  изучив множество экзопланет, остановили свой выбор на Арсе и Зее? Они заболели ностальгией по родным людям, устали от своего космического одиночества? Или они видят в нас свое будущее, желают стать такими в гуманитарном смысле, как мы? Или технический прогресс имеет какие-то пределы, о которых мы и не догадываемся? Или попросту надоело жить на Тринадцатой планете, где всё искусственное? А планета действительно тринадцатая, технократическая, несчастная… Я бы не согласился  здесь жить, и считаю дни, сколько нам осталось здесь просуществовать.

Нам необходимо внести поправки в наши домашние заготовки по изучению планеты. Это в первую очередь касается бригад объединенного Орловского института. Нужны социологические и иные исследования рядовых бриллиантцев, надо выяснить, чем они живут и чем дышат. Пока мы знакомимся с элитой планеты, а нужны глубокие замеры. Будет не лишним, если сегодня же мы в штабе вместе с вами, Роберт, проведем инструктаж руководителей институтских бригад. А завтра побываем у Леонвиля и вытрясем из него нужные нам исследования и данные.

Суперфлешка, которую Руслан Русланович принес в столовую, стала излучать все цвета радуги и издавать музыкальные позывные.

– Иерарх Атлант сообщает почетному иерарху Орлову. Иерарх Атлант сообщает почетному иерарху Орлову…

Руслан Русланович нажал кнопку, и перед присутствующими возникла  голограмма Атланта. Резкость из-за громадного расстояния была не лучшего качества, но голос, несмотря на помехи, был узнаваем.

– Здравствуйте, Руслан и Агидель. Я рад, что пребывание вашей делегации на Брильянтовой планете эффективно и успешно. У меня нет ни малейших оснований не доверять королю Дрэговилю. Мы с ним старые друзья. Я знаком с ним со времен войны в созвездии Гончих Псов. Тогда он был наследным принцем и командовал флотилией боевых звездолетов. С его планами переселения я знаком. Не вижу в них ничего предосудительного, но вам на месте вместе с коллегами виднее. Жду новых сообщений. Передавайте привет королю Дрэговилю и королеве Ингрид. Обнимаю, ваш Атлант. Конец сообщения.

– Вот так. Вы на месте, принимайте решения сами. – прокомментировал сообщение Руслан Русланович. – Откровенно говоря, я другого и не ожидал, – он сделал паузу, а затем продолжил. – Вся полнота ответственности ложится на нас. Пока мы слышали о тактических аспектах нашей подготовки к переговорам, а нам надо решить стратегический вопрос. Мне представляется, что мы должны предложить бриллиантцам переселиться на планету Айгуль. Придется президенту Зеи и парламенту планеты отказаться от планов ее колонизации. Зато это гарантия нашей государственной независимости в этой ситуации и перспективы добрососедского и родственного взаимодействия…

В столовой появился камердинер, попросил извинения у присутствующих и передал приглашение их величеств их высокопревосходительствам господину Орлову и госпоже Орловой вместе отужинать.

– Я думаю, что на сегодня мы достаточно поработали, – сказал в итоге Руслан Русланович. – Осталось решить судьбу планеты Айгуль. Если нет  особых возражений, то я  попрошу их величества от вашего имени обратить особое внимание на эту замечательную планету. Нет? Тогда до завтра. Спасибо за проделанную работу.

 

Глава пятнадцатая

 

В этот раз за завтраком шла речь о планете Айгуль.  После вечерней рекомендации Руслана Руслановича обратить внимание на нее королевская чета затребовала данные разведывательных полетов на эту планету и обнаружила, что ведомство королевы характеризовало ее, как абсолютно непригодную для переселения. Цифровики, попав на планету, пришли в ужас от обилия насекомых и диких животных, от непроходимых джунглей и лесов, от болотистой тундры и горных хребтов, от вулканов, извергающих пламя и потоки расплавленной магмы.

– Ваши величества, –  обратился Николай Орлов к хозяевам, –  эта оценка не имеет ничего общего с действительностью. Наши исследователи назвали ее Айгуль, что в переводе с татарского языка означает «Прекрасная, как цветок». У нас есть база на этой планете. Мы были намерены со временем заселить  её своими людьми, но уступаем ее вам.

Айгуль – точная копия нашей погибшей Земли. У нее и период обращения вокруг оси двадцать четыре часа – видимо, он определяется массой небесного тела. У планеты одно солнце, прекрасная атмосфера, необходимое магнитное поле, защищающее всё живое от ультрафиолета, практически земная сила тяжести. Есть реки и океаны с огромными рыбными запасами,  примерно пятую часть планеты занимает суша. По нашим расчетам сырьевые и пищевые возможности планеты позволяют обеспечить безбедную жизнь примерно восьми миллиардов человек.

 Мы подозреваем, что эта планета в свое время  начала заселяться земной флорой и фауной, не исключаем, что это было делом рук древних арсиан, погибших в термоядерной войне. К настоящему времени растительный и животный мир пришли к гармоническому равновесию.

– Какое гармоническое равновесие, если несколько наших цифровиков погибли от мелких насекомых, высосавших у них кровь! – воскликнул король.

– Дорогой мой друг, – вмешался в спор Руслан Русланович. – Эти мелкие насекомые – мошкара, которая в изобилии была в таежной части Земли, есть она и на Арсе. Просто надо знать, как защищаться от нее. Для этого существуют накомарники из мелкой сетки, препятствующей проникновению мошкары к открытым участкам тела. Не думайте, пожалуйста, что мы предлагаем вам то, что нам не нужно.

– Мы так не думаем, – заверил король, – но нам хочется  выяснить плюсы и минусы  возможного нашего переселения на Айгуль.

– Выяснить это  не удастся и за сотней завтраков, – Руслан Русланович развивал наступление. – Нужно организовать совместную исследовательскую экспедицию, изучить планету, выяснить плюсы и минусы, а  потом принять решение. Начало положено – база планеты Зея, которая уже имеет опыт колонизации Айгуль.

– У нас есть несколько документальных фильмов, снятых работниками базы. К сожалению, их не взяли с собой. Мы пришлем их вашим величествам и передадим вашей части экспедиции, если она будет организована, – пообещал Николай.

– Да, мы направим такую экспедицию на Айгуль, – сказал король. – Но это не снимает с повестки дня наше предложение переселиться на Арс и частично на Зею. Откровенно говоря, нам хотелось бы многое позаимствовать у вас. Вы живете более наполненной и интересной жизнью, чем мы, но труднее нас. Совместными усилиями мы найдем необходимый нам оптимум. А если мы будем жить на отдельной планете, это усложнит наш взаимообмен.

– Ваше величество, у нас говорят: глаза боятся, а руки делают, – вступила в разговор Агидель Николаевна. – Мы слишком разные, хоть и генетические родственники. Вы  пошли технократическим путем, отсюда ваши впечатляющие достижения. А мы развивались тоже технократически, но и не забывали о духовной сфере, гуманитарной составляющей. Для того, чтобы наши народы пошли общим путем, а я уверена, что так будет, потребуется опыт не одного поколения. У вас средний возраст тысяча лет, а у нас – сто восемьдесят – двести. Нам легче будет освоить ваши достижения, а вам – труднее будет освоить полезное из нашего образа жизни, поскольку переучиваться труднее, чем учиться. Но это не должно нас останавливать, мы обязаны пойти общим путем. В этом наше общее будущее.

– Трудно объяснить человеку, что такое снег, если он его никогда не видел, – сказал Руслан Русланович. – У вас тысячи поколений не видели снега. А с ним вам придется жить, потому что на Айгуль есть времена года – весна, лето, осень и зима. Есть климатические пояса – полярный, тундра, умеренная зона, субтропики и  тропики. В горах  внизу могут быть тропики, а на самом верху вечные ледники. На полюсах планеты – полярные шапки из толстого льда. Всё это  многообразие трудно  представить человеку, выросшему на стерильной планете, где круглый год одна и та же температура, нет никаких страшных животных и морозов, когда на лету замерзают птицы и падают на поверхность планеты. Это надо видеть и почувствовать, проникнуться причастием к такой жизни.

– У нас получился такой интересный разговор, что мы забыли о завтраке, – усмехнулся король. – А что скажет ее величество королева?

– У наших гостей огромный опыт переселения на другие планеты, – сказала королева. – Хотелось бы, чтобы они поделились им с нами. Причем сегодня с самой начальной стадии. Будет замечательно, если президент Николай Орлов вместе со своими учеными подскажет нам, кого надо, я имею в виду специалистов,  послать в комплексную  экспедицию, какие задачи перед ними поставить. Мы будем  с нетерпением ждать ваши документальные фильмы о планете Айгуль, уважаемый президент Орлов.

– Первым же звездолетом, отправляющимся к вам, фильмы будут доставлены, – заверил Николай. – В свою очередь, мы просили бы, ваши величества, дать четкие указания господину Леонвилю делиться с нами своими данными, а не ссылаться на государственную тайну.

–  Он ссылается на  тайну? – засмеялся король. – Дадим такие указания, не беспокойтесь. Мы благодарим всех за продуктивный разговор, который положил начало нашему сотрудничеству в деле переселения на новую планету. Спасибо!

После завтрака Руслан Русланович  попросил сына с женой заглянуть к ним на минутку. Все были возбуждены и испытывали удовлетворение от разговора с  королевской четой.

– Разговор был такой напряженный, что я не помню, что ел, что пил. Давайте-ка выпьем чаю с лимоном. Мать, у тебя в НЗ найдется коробка шоколадных конфет? – обратился он к жене.

– Найдется, – ответила Агидель Николаевна.

Руслан Русланович вызвал официанта и заказал ему четыре чая с лимоном.

– Николай, ты сейчас  идешь с Робертом к Леонвилю, так? Вытряхните из него все секреты. А планы у дам?

– Мы идем на встречу со студентами университета, – сообщила Марион.

– Только не проболтайтесь  у них  о переселении на Айгуль. Это по-прежнему секретная информация. Не мы ее засекречивали, не нам ее рассекречивать. Вот и чай…

– Какой здесь вкусный чай! – воскликнула Марион. – Я по природе своей кофеманка, но здесь полюбила и чай.

Прихлебывая с наслаждением чай, Руслан Русланович раздавал поручения. Сегодня к ужину Николай и Роберт должны представить состав специалистов в комплексную экспедицию от Бриллиантовой планеты, обсудив его с Леонвилем, а также примерный перечень оборудования. А кто будет осуществлять прививки бриллиантцам – они же вымрут от болезней! Оказалось, никто. И связи нет для того, чтобы дать указание приготовить тысяч пять прививочных комплектов. А нужно дать указание министерству здравоохранения  Зеи. Попросить Атланта? Вряд ли у него есть такая связь. Может, есть у военных? Вообще надо поставить этот вопрос перед королем – он руководит продвинутой в техническом плане цивилизацией, ему и карты в руки…

– Еще один вопрос, –  сказал Руслан Русланович. – Нам надо определиться с руководством нашей делегации на переговорах по переселению. Думается, что нам надо иметь два  соруководителя –  Николая Руслановича от Зеи и Агидель Николаевну от Арса. А уж вам надлежит  сформировать делегацию в количестве не больше десяти человек. Если нет особых возражений, завтра утром передаем состав делегации августейшим особам. Сегодня я постараюсь договориться с ассоциацией цифровиков о встрече с ними завтра. Приглашаю дам, если у них нет иных планов… Всё, наслаждайтесь чаем…

 

Глава шестнадцатая

 

Руслан Русланович на сегодня не  планировал никаких встреч, надо было разобраться с записками руководителей бригад, которые передал Николай, и сделать предварительные наброски того, что объединенная делегация планет планирует просить у властей Бриллиантовой планеты. Эти наброски были нужны для совместного заседания делегаций по составлению плана поставок технологий и оборудования на Арс и Зею.

Хотелось бы получить два термоядерных  синтезирующих производства для выпуска металлов и композитов. Никто из бывших землян не посетил их в космосе и не имел понятия, что они из себя представляют. Обслуживали их бригады инженеров-людей и специальные роботы, стойкие к высоким дозам радиации. Вряд ли у бриллиантцев имелись в наличии готовые к отправке производства. Скорее всего, запасные или сменные модули и всё. Следовало заказать такие производства и доставить их потом на планеты? Можно было вывести одно производство в космос для получения особо чистых металлов, а остальные построить на планетах?

Что можно будет привезти с собой? Один или два звездолета с новейшими двигателями, позволяющими сжимать впереди пространство и лететь со сверхсветовой скоростью? Не все пять тысяч человек вернутся домой. Придется оставить здесь  временные посольства, студентов для обучения в здешних вузах и бригады инженеров для углубленного изучения технологии. Тот же Зигфрид фон Кляйнмихель, уж на что конструктор звездолетов от Бога, а признался ему, что не понимает и не может понять как работают варп-двигатели Мигеля Алькубьерре.  А надо не только понимать, как они работают, а  наладить их выпуск.

Неплохо было бы привезти готовые пищевые производства, модули по выращиванию из стволовых клеток частей человеческого тела. На всякий случай и оборудование для рождения детей? Ведь эта технология позволяет быстро нарастить население – были бы только в достаточно количестве модули.

В дверь постучали, и в рабочую комнату Орлова заглянул озабоченный чем-то король.

– Разрешите, мой дорогой друг? Мне доложили, что вы никуда не поехали. Не заболели, мой дорогой друг?

– Спасибо, я абсолютно здоров. Остался, чтобы подвести кое-какие предварительные итоги  нашей работы. Ведь пора собираться в дорогу домой, а у нас столько неясностей.

– Каких именно?  Вы позволите мне присесть?

– Пожалуйста. Как я могу не позволить вам, хозяину дворца и  целой империи?

– Да очень просто. Так какие неясности?

– Уверяю вас, их много. Стоит ли вам вникать в такие детали?

– Стоит. Так какие неясности?

– Например, нам  хотелось бы освоить термоядерный синтез металлов  и композитов. Нужны два производства. А есть ли они   готовые у вас? Никто из наших не посещал ваши производства, не знает особенностей работы там. Нужно готовить наших специалистов по их обслуживанию, наладить производство специальных роботов, способных работать в условиях высокой радиации…

– Пока вам не нужно бывать на этих производствах. Сейчас у нас идет работа по созданию двух производств – для Арса и Зеи. На начальном этапе на них будут работать наши специалисты и роботы. Вахтовым методом. Параллельно будем на месте готовить ваши кадры. Производство сложнейшее и опасное, потому что есть риск получить термоядерный взрыв  на орбите. Нужно будет по нашей технологии организовать выпуск специальных роботов. Больше нескольких лет они не выдерживают, приходят в негодность.

– А если  построить производства на планетах? Места у нас хватит…

– Речь идет о получении сверхчистых элементов. А оно возможно лишь в космосе. Там же выпускается элементная база для суперкомпьютеров. Вы же не станете ограничивать себя в этой отрасли?

– Разумеется, не станем.

– Года  через два мы запустим термоядерные производства на орбиты ваших планет. Начнется подготовка кадров –  лет через пять вы сможете без нашей помощи обслуживать комплексы, а лет через десять –  строить их. Здесь спешить не надо, а времени у нас в запасе достаточно.

– Мой дорогой друг, у нас есть проблема, которую можете решить только вы. Я имею в виду обеспечение сверхдальней радиосвязью  Бриллиантовой планеты и наших планет. Вот конкретный пример. Вы готовитесь отправить на Айгуль комплексную экспедицию. Сейчас нам надо дать команду нашим  санитарным службам  подготовиться к проведению сложнейших прививок  вашим людям. Айгуль – не стерильная планета, там полно бактерий и вирусов, опасных для вас. Надо изучить их и найти способы как обезопасить ваших людей. Эту работу надо начинать сейчас, а связи у нас нет.

– Мы поручим премьеру решить этот вопрос.

Руслан Русланович неожиданно встал, прошелся  перед королем, задумавшись, а потом вдруг остановился перед ним и спросил:

– Дорогой мой друг, а вас Атлант не угощал русской водкой?

– А что такое русская водка?

– Алкогольный напиток русского народа. И не только русского! Россия была страной северной, вот люди согревались водкой. Хотите попробовать?

– Но у нас нет морозов.

– А водку пьют и в тропиках.

– Тогда попробую.

–  Подождите минутку, я сейчас.

Руслан Русланович  бросился в столовую, нашел в холодильнике охотничью водку и стал  искать подходящую закуску. В запасах Агидели Николаевны нашлась консервированная селедка, банка черного хлеба. «Картошечки бы сюда», – подумал он, но вместо картошки нашел пакет чипсов. Не то, но всё-таки из картошки.

Принес свои находки в рабочую комнату, выставил на стол и вызвал официанта. Тот незамедлительно появился, ждал указаний.

– Картошка у вас есть? Ну, потэйтоу жареная или вареная7

– Я не понимаю вас. Спрошу на кухне.

– Если найдется, то несите сюда в любом готовом виде. И накройте круглый стол. Принесите  пару бутылок минералки, фужеры, рюмки, тарелки, вилки, салфетки…

Король вертел в руках  бутылку водки, рассматривал этикетку, передававшую мотивы  знаменитой картины Василия Перова «Охотники на привале». Руслан Русланович как мог объяснил содержание этой картины, рассказывая гостю, что такое охота.

– Это любимое занятие мужчин. Во многих странах сохранились традиции и королевской  охоты  на зайцев, лосей, кабанов, волков… С собаками, верхом на лошадях, с загонщиками… Я пришлю вам обязательно подборку видеофильмов об охотах. Когда мы готовились к эвакуации с планеты Земля, то я часто бывал в Восточной Сибири на космодроме, и меня приглашали на выходные в тайгу на охоту. А тайга – это сибирский лес, – говорил  он, не забывая открыть банки с натуральной селедкой и настоящим черным хлебом.

– Есть огромное количество анекдотов про охотников. Вот один из них. Приглашают одного человека на охоту. «Да я не умею охотиться», – отказывается тот. А ему говорят: «А что тут уметь? Наливай да пей!» Вот и мы нальем и выпьем. Только я вам буду наливать немножко, поскольку у вас нет антиалкогольного гена, и вы можете быстро захмелеть. А у нас такой ген есть,   в процессе употребления водки образовался.

Руслан Русланович плеснул в рюмку короля немного водки, а себе налил полную, посоветовал ему  выпивать, не дыша, чтобы не поперхнуться и запивать минералкой, закусывать черным хлебом и селедкой.

– Ну, будем здоровы! Обязательно надо чокаться, чтобы не оскорбить кого-нибудь отказом, – поучал Руслан Русланович короля..

Он одним махом освободил рюмку и в заключение лихо крякнул.

Король вопросительно взглянул на него и получил ответ:

– Крякать необязательно, а закусывать надо.

Король попытался последовать примеру Руслана Руслановича, но только поперхнулся и запил неудачу минералкой.

– Между первой и второй промежуток небольшой! – провозгласил Руслан Русланович и налил рюмки. – Только аккуратно пейте, дорогой мой друг, не следуйте моим дурным примерам. И опять будем здоровы1

На этот раз король успешно справился с рюмкой, запил водой и удивился, что внутри у него разливается тепло.

– Закусывайте, мой дорогой друг, закусывайте селедочкой и черным хлебушком. А вместо картошки хрустите чипсами…

– Ой, как вкусно! – воскликнул король. – И всё вокруг меня колышется…

– Это ударило по шарам.

– По каким шарам?

– Считается, что в голове вращаются шарики, вот по ним и ударило.

– А я хочу, чтобы еще ударило по шарам!

– Нет, надо вначале закусить.

– Закусываю, – откликнулся король, нанизывая кусочки селедки вилкой.

– Теперь надо выпить на брудершафт, – объявил Руслан Русланович.

– А что такое брудершафт?

– С немецкого переводится как «братство». Выпить на брудершафт, значит выпить за дружбу. Надо переплести руки вот таким образом, – Руслан Русланович показал каким, – пить до дна и глядеть друг другу в глаза, потом трижды расцеловаться и после этого называть друг друга  на «ты».

Он поднял рюмку, король последовал его примеру, сплели руки, как положено, выпили рюмки до дна и  трижды расцеловались.

– Теперь я  буду называть тебя Дрэго и говорить «ты».

– А я буду называть тебя Рус.

– Замечательно! – воскликнул Рус и напомнил, что закусывать надо.

– Может, у меня ген уже образовался? – спросил заплетающимся языком король.

– А может, он у тебя давно был. Твои предки пьянствовали и оставили ген тебе в наследство.

– Теперь надо выпить и спеть, – предложил Рус.

– Надо выпить и спеть, – повторил Дрэго.

Налили  и выпили. Рус обнял Дрэго за плечи и запел:

– Ой, мороз-мороз, не морозь меня! Не морозь меня, моего коня! Моего коня белогривого. У меня жена, ох, ревнивая. У меня жена раскрасавица, а приду домой, всё ругается… Ну, подпевай! Ой, мороз-мороз Не морозь меня, не морозь коня!

– Рус, а конь – это лошадь?

– Конь – это конь, это он, а лошадь  – это она, но вместе их называют лошадьми.

– Вместе они лошади? Странно.

– Подпевай!  Ой, мороз-мороз, не морозь меня!

Дрэго, обняв Руса, впервые в жизни запел да с таким чувством, что расплакался. И тут дверь распахнулась и ввалилась целая толпа во главе с камердинером, в белых медицинских халатах и с носилками.

– Вон! Вон! – вскочив, закричал король и затопал ногой для убедительности.

Толпа исчезла, и Дрэго продолжил петь, обливаясь слезами. Потом он заявил, что пора еще разок ударить по шарам.

Рус налил, они выпили, кое-как закусили и запели снова.

За этим занятием их застали женщины, вернувшись после встречи со студентами. Королева с помощью камердинера поставила мужа на ноги и повела домой. Дрэго продолжал петь, пропуская слова, но выделяя, что у него жена, ох, ревнивая…

– Русик, ты что устроил? – добивалась ответа у мужа  Агидель Николаевна.

И получила ответ:

– У меня жена раскрасавица, а приду домой, всё ругается…

 

Глава семнадцатая

 

В городке студентов делегацию женщин заинтересовал факультет общественных наук.

– Для нас вряд ли представляют интерес студенты, которые со временем станут управлять производством термоядерного синтеза, а вот факультет общественных наук может оказаться тем, что мы ищем, –  сказала Агидель  Николаевна, вопросительно посмотрев на королеву.

– Желание гостей  – для нас закон, – изрекла ее величество.

И они дружно вошли в здание, которое не отличалось от других, таких же кубических строений. Сопровождавший престарелый  ректор  с помощью какой-то девушки пытался объяснить,  пока руководство факультета не появилось, что здесь готовят чиновников для  государственного управления, специалистов по общим вопросам, в том числе общественным проблемам развития, философии, законодательства, воспитания молодежи, семьи и брака.

– Короче говоря, здесь проблемы государства плюс гуманитарные вопросы, – королева попыталась  подвести общую черту под словами ректора.

–  Можно сказать и так, – согласился он и от старания взмок, достал из кармана бумажную салфетку и стал ею собирать обильный пот на  лице.

Когда появился молодой человек двухметрового роста, судя по всему местный декан, ректор попросил у королевы разрешения откланяться, ссылаясь на занятость.

– Нам хотелось бы поговорить со студентами, – заявила Агидель Николаевна  декану.

– Нет ничего проще, –  ответил он и повел гостей в актовый зал, в котором студенты смотрели фильм.

Декан включил свет и объявил, что сегодня у них в гостях ее величество королева Ингрид и инопланетные гости.

– Позвольте мне представить гостей, – сказала королева. – Здесь присутствуют почетный спикер парламента планеты Арс Агидель Николаевна Орлова, она же супруга почетного члена Галактического совета иерархов Руслана Руслановича Орлова, министр правительства планеты Зея Марион Орлова, она же супруга президента планеты Зея Николая Руслановича Орлова и ее высочество Агидель Руслановна Орлова, супруга наследного принца Дэвиля. Все они родственники королевской семьи и гости нашей планеты. Пока вы готовите для нас вопросы, перед вами выступит Агидель Николаевна.

– Мы с вами генетические родственники, две ветви одного и того же прачеловечества, жившего на планетах Марс и Земля Солнечной системы. Прачеловечество не отличалось миролюбием, за всю историю Земли было  или 15,  или 20 тысяч войн. Ваши предки, жившие на Марсе, когда спутник Танатос, что с греческого переводится как Смерть, был разорван марсианским притяжением и стал падать на планету, в результате чего атмосфера была сорвана, отправились на Землю. Но там была термоядерная война, и  они покинули Солнечную систему, жили на разных планетах, в конце концов, оказались на Бриллиантовой планете. А мы, пережив бесчисленное количество войн, когда одну цивилизацию сменяла другая, все-таки немного взялись за ум, и мой супруг разработал теорию  редактирования генома, стал отцом пятого человечества, попытался избавить его от восьми так называемых смертных грехов и особенно агрессивности. Мы вынуждены были переселиться на планету Арс в созвездии Ориона, оттуда часть бывших землян стала осваивать планету Зея.

Мы очень разные. Вы, сугубые рационалисты, построили технократическое общество, которое, извините меня великодушно, существует, эксплуатируя так называемые цифровые копии. Мы тоже эксплуатируем роботов, но они наделены нами искусственным интеллектом, но не задатками сознания. А ваши роботы им обладают. И это уже не машины, а своеобразные люди. И это очень большая для вас проблема.

Мы тоже рационалисты, но не в такой степени, как вы. У нас очень развиты гуманитарные науки и искусства. Нас всё время толкали на технократический путь, но мы верим в сказки, верим писателям и поэтам, художникам и артистам, в загробную жизнь и в Бога. У нас жизнь эмоциональнее вашей, в молодости мы влюбляемся, хотя любви все возрасты покорны, создаем семьи, рожаем детей и любим их, и они любят нас. Вот спросите у вашей принцессы, Агидели-младшей, а она  моя правнучка, любит ли она свою прабабушку, и услышите ответ: да, любит. И я ее люблю. У вас самая крепкая семья – королевская, и это связано с престолонаследием.

У вас практически нет семей в нашем, традиционном понимании. Но есть однополые союзы, точнее квазисемьи, мы  это тоже проходили. У нас семья – это союз мужчины и женщины, в основе которого  взаимная любовь супругов, а цель – продолжение рода. Семья считается ячейкой общества и государства, поэтому  принимается множество законов, направленных на укрепление семьи и повышение ее благосостояния. Большинство, больше девяноста процентов, наших детей растут и воспитываются в семьях. Материнство у нас почетно, окружено заботой общества и государства. Остальные дети, как и большинство детей у вас, воспитываются в детских домах. Многих из них  потом усыновляют или удочеряют, и они обретают приемных родителей.

Я была потрясена, когда в группе трехлеток ко мне бросились малыши с криком «Мама!», стали обнимать мои ноги… Иметь мать и отца – это естественно, а девяносто процентов ваших детей их не имеют. Материнство и отцовство мы считаем счастьем, а вы в большинстве своем даже не знаете, что, возможно, на предприятиях по рождению детей уже появились ваши сыновья или дочери. Ведь чью яйцеклетку оплодотворить, решает компьютер, подбирая наиболее подходящие пары. Поэтому на вашей планете мало любви…

–  Ваше высокопревосходительство, а можно задать вам вопрос? – спросила девушка со второго ряда.

– Пожалуйста, задавайте.

– Где вы так хорошо выучили наш язык?

–  Все сегодняшние ваши гости являются богочеловеками. Они знают все языки Галактики и говорят на них без особых усилий.

Теперь желающих задать вопрос было много – поднялся лес рук.

– А как вы стали богочеловеком?

– Мой родственник, примерно пятнадцать поколений тому назад, был прямым потомком Бога. Но это ничего не значило, потому что все люди в той или иной степени считаются потомками Бога или Создателя. А вот потом, когда я влюбилась в Руслана Орлова, и из-за  него попала в автомобильную аварию, а он, чтобы спасти меня, дал мне свою кровь, то с нею я получила миллиарды нанороботов. И тогда я почувствовала, что стала богочеловеком.

– А чем вы отличаетесь от обычных людей?

– Могу читать мысли  людей даже на огромном расстоянии, перемещаться куда угодно, воплощаться в кого угодно, общаться телепатически, могу распадаться на атомы, а потом возрождаться… Буду, увы, бессмертной и жить не старея… Могу связываться с Мировым разумом и даже заглядывать в будущее… Многое могу…

– Вот вы  сказали, что у нас на планете мало любви, – поднялась красивая девушка с первого ряда. – Да это так. Мы, девушки, в большинстве своем желаем, чтобы нас юноши любили, а мы любили их…

После этих слов в  зале возникли крики, и поднялся шум, и было непонятно,  поддерживают студенты девушку или не соглашаются с нею. Было лишь ясно, что ее слова задели за живое.

– Не кричите, дайте мне сказать, – девушка повернулась лицом к залу и властно подняла руку, успокаивая крикунов. – Да, мы жаждем любви. Но у нас тех, кто пишет стихи, считают ненормальными. Да, я влюблена в парня не с нашего факультета, он  большая умница и в тоже время пишет мне нежные, проникновенные стихи. Большинство же наших парней, когда девушки пытаются обратить на себя внимание, становятся грубыми и даже циничными.  Я хотела бы спросить у нашей сверстницы, ее высочества Агидельгрид, как она влюбилась в принца Дэвиля?

Агидель-младшая поднялась, покраснела, потому что пришлось перед такой большой аудиторией говорить о сокровенном.

– Наверное, это правда, что браки заключаются на небесах. И любовью награждает Небо… Дэвиль прилетел на Арс на галактический фестиваль  молодежи и студентов. Я сразу обратила на него  внимание –  красивый, спортивный, мужественный… И он обратил на меня внимание. Я почувствовала, что он смотрит на меня с интересом и обожанием. Он не знал, что я внучка президента Зеи и правнучка почетного иерарха, а я – что он наследный принц. Мы влюбились друг в друга, женились, и считаем себя очень счастливыми.

Слова Агидели-младшей вызвали дружные аплодисменты. Чувствовалось, что студенты с большим интересом относятся к вопросам, которые подняли гости.

– Можно мне сказать несколько слов? – спросила Марион, не зная, у кого просить слова – у королевы или у Агидель Николаевны.

– Пожалуйста, – первой нашлась свекровь. –  Слово берет Марион Орлова, супруга президента Зеи и министр по гуманитарным проблемам и делам искусств  той же планеты.

Студенты с большим вниманием слушали красавицу Марион.

– Мы очень долго боролись с Природой. Поэтому и отстали в своем развитии по сравнению с вами. А вы, если присмотреться, победили Природу на своей стерильной планете. В конце концов, мы, поумнев, решили не бороться с Природой, а она дело рук Создателя, а учиться у нее и стремиться строить с нею гармоничные отношения. Поэтому мы  в области биологии, и не только, не отстали от вас и можем с вами поделиться своими достижениями.

Вы знаете, что человеческий мозг состоит из двух полушарий. Причем одно, грубо говоря, оперирует преимущественно  абстрактными и рациональными истинами, точными понятиями, формулами и формулировками, а второе –   комплексными образами, воображением, чувствами… Причем, если что-то случается с одним полушарием, например, небольшой инсульт, то его функции берет на себя второе полушарие. В истории нашей науки был такой случай. У ученого Луи Пастера усохла одна половина мозга, но он одним полушарием предложил прививать ослабленными бактериями, чтобы в организмах вырабатывались антитела и люди не погибали от страшных болезней. Это, так сказать, крайний случай.

Нам представляется, что ваша победа над Природой Пиррова. Был в нашей истории такой царь  и полководец Пирр. В одном из сражений он победил, но очень высокой ценой, равной поражению. И сказал:  «Еще одна такая победа, и я останусь без войска». Своей победой вы обеднили себя. Чтобы жить счастливо, надо жить двумя полушариями нашего мозга. Только в этом случае можно жить гармонично.

В ближайшее время в ваш университет придут учиться две группы наших студентов с Арса и Зеи. Присмотритесь к ним, познакомьтесь, а если влюбитесь, то вам придется улететь с любимым или любимой на Арс или Зею.

– Это обязательное условие. Имейте  это в виду, прежде чем давать волю своим чувствам, – поддержала Марион королева и встала, чтобы завершить встречу. –  Думаю, что выражу общее с мнение и скажем нашим гостям  большущее спасибо за интереснейшую встречу. Мы ее покажем по телевидению, чтобы она стала достоянием нашей молодежи и наших педагогов. Да, нам есть над чем задуматься… Если у кого-то  есть еще вопросы, мы спустимся к вам, пожалуйста, задавайте их.

 

Глава восемнадцатая

 

– Славно мы вчера посидели, Рус? Я такой полноты чувств никогда не испытывал. А спал как? С вечера до утра и ни разу не проснулся! – рассказывал король Дрэговиль за завтраком.

– Только от вас, ваше величество, исходил какой-то  запах, – не удержалась от замечания королева.

– Он перегаром называется, – сообщил Руслан Русланович на правах знатока.

– Теперь мы будем импортировать с  Арса и Зеи русскую водку, селедку, черный хлеб и как ее – картошку, то есть потейтоу? – заявил король.

– Ваше величество, но водку можно изготавливать у вас из зерна. Мы технологию представим и подарим действующий водочный завод, – вступил в разговор Николай. –  А мешок картошки мы на всякий случай захватили собой. И биологические семена есть. Мы готовы передать их в качестве посадочного материала  вашим специалистам сельского хозяйства. Так что месяца через три  у вас будет первая своя картошка.

– Замечательно! – воскликнул король. – Я  сегодня же  дам поручение министру сельского хозяйства. А как быть с селедкой?

–  Селедку мы обещаем вам  поставлять, – сказал Николай. – У вас нет ни морей, ни океанов, а селедка живет в них. И хлебозавод для выпуска черного хлеба поставим.

После завтрака, как и планировалось, Руслана Руслановича и дам поджидал внизу министр по  делам цифровых копий Трэквиль. Это был лысоватый человек неопределенного возраста, но с седыми висками и мешками под глазами.

– Ваше величество, – обратился он к королеве. – Я сердечно приветствую вас и ваших гостей. Предлагаю посетить любимый цифровиками  питейный зал. Там нас уже ожидает председатель ассоциации цифровых копий  Фиснер. Прошу следовать за мной, это недалеко, на этой же площади…

Как всегда на улице стояла солнечная погода. Не верилось, что это не Солнце, а искусственный спутник посылает на планету свет и тепло. И только теперь Руслану Руслановичу стало ясно, что Бриллиантовая планета тоже искусственная, точнее, полуискусственная, и что здешней цивилизации не составит больших проблем создать  полностью  искусственную планету и отправиться на ней в космическое путешествие. И зачем им Арс или Айгуль за тридевять земель? Странные всё-таки эти бриллиантцы…

Питейный зал представлял собой огромное помещение, уставленное  кадками с  растениями с широкими листьями, напоминавшие земные фикусы, между которыми стояли круглые столы. За ними сидели цифровики и цифровички и попивали напитки, ведя неспешные разговоры. За крайним столом  сидел в одиночестве  бочкообразный глава ассоциации Фиснер. Увидев вошедших гостей, он стремительно встал и, представившись, пригласил Руслана Руслановича и дам располагаться за столом.

– Это любимое место членов нашей ассоциации, – сообщил он.  – В свободное от работы время цифровики и цифровички предпочитают здесь посасывать в дружеском кругу напиток путасу и обмениваться новостями.

– А что такое путасу? – спросил Руслан Русланович.

– Витаминный напиток из местных фруктов, очень полезный, – ответил за главу ассоциации министр Трэквиль. – За бокалом этого напитка здесь можно провести несколько часов. Его пьют через трубочки маленькими глотками.

– А кроме путасу, здесь можно еще что-нибудь получить? –  спросила Агидель-младшая.

– Ваше высочество, здесь  в обеденное время вы можете пообедать, а сейчас заказать другие напитки, например, кофе или чай с лимоном, выпить минеральной воды, – объяснил Трэквиль.

 И словно в подтверждение его слов к их столу приблизилась, судя по белому переднику, официантка, точь-в-точь похожая на  Агидель Николаевну и Агидель-младшую одновременно.

–  Как это понимать?  –  жестко спросила  Агидель Николаевна у хозяев. – Ни я, ни моя правнучка не заказывала свою копию. Какое имели право без нашего разрешения копировать нас? Неужели не понятно, что мы обладаем человеческим достоинством, и не можем согласиться с тем, чтобы наша копия подавала в этом шалмане  это путасу!

В гневе она была еще более прекрасной, чем обычно. Миндалевидные  карие глаза, казалось, метали громы и молнии.

К  их столу приблизился цифровик  и стал призывать королеву и гостей не слушать министра Трэквиля и главу ассоциации Фиснера.

– Они блокируют принятие закона о цифровых копиях и не дают приравнять нас к людям! На нас держится вся планета, а право у нас только  одно – работать! Мы требуем дать нам человеческие права! Мы обязательно добьемся своего! Нас в девять раз больше, чем людей!

Руслану Руслановичу не нравился плешивый министр Трэквиль, похожий на мелкого шулера, и его напарник Фиснер, раздобревший на путасу. Слушая цифровика, он думал о том, что местные власти допустили крупную ошибку, наделив цифровые копии сознанием. Искусственный интеллект развивается, но не так быстро и опасно как сознание. Цифровики  уже осознали, что живут они в рабовладельческом обществе, а это ведет к нестабильности, восстаниям и революции. Парадокс: научно-технический прогресс стал причиной низвержения развитого общества на низкую ступень развития. Короче говоря, Бриллиантовая планета  представляет собой  бочку с порохом, и достаточно одной искры, чтобы всё здесь взорвалось. Действительно,  тринадцатая планета…

У бочкообразного Фиснера лицо налилось кровью, он  махнул белой салфеткой и к выступавшему цифровику подскочили полицейские и уволокли куда-то.

На шум явился администратор в черном фирменном костюме,  белой сорочке и с бабочкой, но точь-в-точь Руслан Русланович Орлов.

– Вот ещё, как говорится, не ждали! Почетный член Галактического совета иерархов следит в этом шалмане за порядком! – разошлась Агидель Николаевна.

– У них здесь такая традиция – обслуживающий персонал является копиями известных людей. Это как-то компенсирует их комплекс неполноценности, – пыталась спокойно объяснить королева.

– Извините, ваше величество, но нам совершенно не нравятся унижающие наше достоинство традиции, и мы в знак протеста покидаем это заведение, – она решительно встала, Руслан Русланович медлил, раздумывая, стоит или не стоит уходить, но потом встал.

 Последней поднялась Агидель-младшая. Королева тоже встала и  сказала:

– Сегодня же ваши копии будут подвергнуты эвтаназии.

После  этих слов у официантки скатились две слезинки из прекрасных глаз.

– А это еще зачем? Пусть живут, но здесь не прислуживают, – сказала Агидель Николаевна, выходя из-за стола.

Королева не могла допустить, чтобы гости ушли с плохим настроением. Поэтому она пригласила их в дворцовый сад, к тому самому фонтану с разноцветными тюльпанами, к которым приглашал король Руслана Руслановича. Это, наверное, было любимым королевским местом.

– Не расстраивайтесь, – увещевала королева гостей. – Министр Трэквиль и этот Фиснер неприятные типы, что и говорить, а путасу мы можем попробовать и без их общества. Я могу заказать напиток?

Теперь гостям было неловко отказаться от угощения королевы. Она дала знать охраннику, чтобы тот вызвал официанта. Вскоре на мраморной столешнице появились бокалы и четыре запотевших бутылки. Официант  ловко открывал их и наливал в бокалы пенистый  янтарный напиток, по виду напоминавший шампанское.

– Квасок с небольшим градусом, – сказал Руслан Русланович, попробовал напиток на вкус.

– Он хорошо утоляет жажду, – сообщила королева. – Вот и отведали мы путасу без неприятного общества.

– Мне, как вашему гостю не пристало высказывать оценки каким-то вещам, чтобы они не были истолкованы как вмешательство во внутренние дела королевства. Но по-дружески, ваше величество, я  скажу вам, что у вас будут великие неприятности от цифровиков. Вы попали в ловушку собственного научно-технического прогресса. Не понимаю, зачем вам надо было, кроме искусственного интеллекта, награждать их еще и элементами сознания. Искусственный интеллект совершенствуется во имя технологического умения, а сознание развивается, оно уже принадлежность личности. Причем опасно не столько сознание, сколько подсознание. Личность  цифровика, благодаря им,  чувствует ущербность своего правового положения. Нам кажется, что нечто подобное произошло на Земле. Древние арсиане пралюдей наградили искусственным интеллектом и элементами сознания. Древние арсиане погибли в очередной термоядерной войне, а наши предки благодаря сознанию и подсознанию создали несколько цивилизаций. А вам придется как-то расстаться с сознательными  цифровиками, потому что я не верю после сегодняшнего выступления цифровика-бунтаря  в возможность безоблачного сосуществования людей и их копий, – высказал свое мнение Руслан Русланович.

– Нас  это тоже беспокоит, – сказала королева. – Нам с трудом удается контролировать количество выпуска цифровиков, ведь для этого  им не нужны люди. Они усвоили технологию и без нас лепят себе подобных. Дело в том, что они сами стали награждать новых цифровиков сознанием. А где сознание, там и подсознание. Сознательных цифровиков всего несколько процентов. Мы снабжаем цифровиками двенадцать планет, которые находятся на не измеримо более низком уровне развития. На некоторых из них цифровикам предоставлены такие же права, как населению этих планет. Поэтому мы приветствуем такую эмиграцию, стараемся как можно меньше иметь их на своей планете. Проблема еще в том, что в случае переселения на Айгуль мы не рискнем взять с собой цифровиков, а ограничимся переселением  думающих машин, но лишенных сознания и подсознания. Разумеется, это информация только для вас, ее не следует обсуждать во дворце, потому что мы находим то и дело подслушивающие устройства цифровиков.

 

Глава девятнадцатая

 

Зигфрид фон Кляйнмихель знакомил со своим  творением  – звездолетом «Чеслав» –  комиссию музея космонавтики, которая должна была принять корабль в качестве экспоната. Это унижало Зигфрида, как-никак, но «Чеслав» доставил объединённую делегацию планет сюда, развив даже сверхсветовую скорость. Пусть произошло это с помощью Руслана Руслановича, но ведь произошло!

Да, силовая установка устарела, но «Чеслав», поставь на него новый двигатель, ничем не уступит их новейшим звездолетам. Поэтому он с гордостью показывал все системы корабля и по возможности даже демонстрировал их работу, заслуживая нередко похвалу членов комиссии, состоящей из ветеранов космических полетов. Зигфрид был доволен тем, что ему удавалось подтвердить высокий уровень новой арсианской технологии.

Рассказывая о системе анабиоза для пассажиров, Зигфрид хотел показать устройство  системы, открыл крышку, закрывавшую индивидуальный механизм, и, о ужас, оттуда вылетела жужжащая мясная муха. Зеленая и жирная, сделала круг над членами комиссии и улетела вверх.

Члены комиссии немедленно покинули корабль, и вскоре к нему подлетело несколько планетолетов   с санитарами в герметичных, по крайней мере,  противочумных костюмах. Они стали обследовать звездолет, пытаясь найти злополучную муху и ее личинки, а Зигфрида увезли в  специальную инфекционную лечебницу. Там ему объяснили, что на планете объявлена  инфекционная опасность номер один, так как мухи переносят свыше  шестидесяти болезней, среди них такие опаснейшие  как дизентерия, холера, брюшной тиф,  туберкулез и другие инфекции.

– Мой дорогой друг Рус, – позвонил Руслану Руслановичу по гаджету король  Дрэговиль, – у меня для тебя крайне неприятное сообщение. Я только что подписал указ об объявлении на планете инфекционной опасности номер один. На вашем звездолете обнаружена зеленая мясная муха. Если она отложила личинки на корабле, то мы их уничтожим соответствующими средствами. Очень опасно, если она покинет звездолет и отложит личинки вне его, то это будет катастрофа планетарного масштаба. У нас нет естественных врагов мух, поэтому мы принимаем самые жесткие меры. Объявлен карантин для вашей объединенной  делегации и для всех жителей планеты, имевших  контакты с членами делегации. В том числе карантин касается членов  королевской семьи. Прошу твоего понимания серьезности ситуации и твоей поддержки принимаемых мер.

–  Это продлит пребывание нашей делегации на  вашей планете?

–  Вероятно, да. Каждый член делегации пройдет обследование и  сдаст соответствующие анализы.

– Дорогой мой друг Дрэго, прошу понять меня правильно. Мы практически завершили программу  ознакомления с вашими достижениями. Осталось подписать соглашения о взаимных поставках. Так, может, стоит их подписать и нам улететь домой, потому что для нас мухи не страшны, для многих болезней, которые они переносят, у нас есть в организмах  соответствующие антитела. К тому же, мы улетали  со своих планет осенью, а мухи в это время прячутся в укромных местах до весны. Вполне вероятно, что эта  муха спряталась где-то на корабле, а прилетев сюда, вышла из спячки, приняла условия на вашей планете за весну. Поэтому она вряд ли  успела отложить личинки.

– Мы рассмотрим твое предложение, – сказал король. –  Оно заслуживает рассмотрения  и принятия. Но до этого я прошу дать указание членам объединенной делегации строжайшим образом соблюдать требования наших санитарных служб.

Переговоры с Дрэговилем слышала Агидель Николаевна.

– Нам только карантина не хватало, – сказала она и подошла  на шум, доносившийся из окна. – Ты посмотри, что на площади творится!

Площадь окружили военные в противогазах и с оружием в руках. На нее въезжали тяжелые грузовики и выгружали белые надувные палатки.

– Они решили на площади сделать огромный инфекционный блок, – предположил Руслан Русланович. – А оружие зачем? Они что, задумали стрелять в нас?

В дверь настойчиво постучали.

– Входите! – крикнул Руслан Русланович.

В апартаменты вошло несколько человек в белых костюмах и в противогазах. Один из них представился как главный санитарный врач планеты.

– Ваши высокопревосходительства, вам предстоит немедленно переселиться в надувной бокс на площади, – сообщил он. – С собой необходимо взять самые  необходимые вещи. Их помогут доставить наши  санитары. Всё остальное оставьте здесь. Оно будет  дезинфицировано. Весь дворец также будет обработан. Сюда вы сможете вернуться после того, как все ваши анализы  будут отрицательными. Извините нас за беспокойство.

Главный санитарный врач покинул их, оставив двоих санитаров. Руслан Русланович взял с собой суперфлешку и суперкомпьютер, а Агидель Николаевна  собрала целый чемодан запасного белья и предметов личной гигиены. Всё это они вручили санитарам и последовали за ними. Перед тем, как войти в надувной бокс их обдали мельчайшим аэрозолем, обработали и вещи.

Бокс состоял из жилой комнатки с двумя  спальными местами, надувным столиком и  кубиками для сидения, а также крохотной душевой с туалетом и зеркалом.

– И сколько нам придется жить в этой клетушке? – спросила Агидель Николаевна.

– Всё зависит от нас, – ответил Руслан Русланович. – Я предложил королю как можно оперативнее подвести итоги, подписать соглашения и отправить нас домой. Он в принципе согласился.   Поэтому нам надо разделить обязанности. Я буду контролировать все вопросы и решать их с королем, а ты возьми на себя совместно с вице-премьерами с Арса  формирование посольства  во главе с временно поверенным в делах. Посла мы пришлем позже. Определи  также состав наших студентов, скажем, по двадцать человек десять групп –  я поручу это Роберту Дину. Кроме того, попрошу его сформировать две смены  для практики на космических производствах. Вместе с Николаем определи состав нашей делегации на переговоры с премьером Бридвилем. Нам должны выделить два звездолета, но нам неизвестна их вместимость. Это я сейчас выясню с Зигфридом…

Руслан Русланович связался по гаджету с фон Кляйнмихелем. Услышав его голос, Зигфрид  стал оправдываться.

– Не могу представить, как злополучная муха оказалась на корабле. Если бы ее кто-нибудь видел, это стало бы известно мне. Может, досмотр вещей был не таким тщательным. Во всяком случае,   я с себя вины не снимаю и готов понести самое строгое наказание!

– О какой вине, о каком наказании вы ведете речь, Зигфрид Оттович? Будем считать это  несчастным случаем. Муха могла найти щель в вещах  любого из пяти тысяч человек, а на Бриллиантовой планете ожить. Нам не виноватых надо искать, а думать о том, как нам быстрее, завершив дела, отправиться домой.

– Вы правы, Руслан Русланович, но всё-таки во избежание повторения подобных случаев…

– Зигфрид Оттович, вы напрашиваетесь на наказание? – задал вопрос Руслан Русланович и, выдержав паузу, спросил: – Вы  лучше скажите мне, как дела с подготовкой экипажей на  новые звездолеты?

– Два экипажа прошли подготовку, но у них нет летной практики на этих звездолетах.

– Иными словами, для них требуются шеф-пилоты из местных космонавтов? Это вопрос решаемый. А какая вместимость звездолетов?

– До тридцати тысяч человек. Нам принц Дэвиль, он возглавляет всю космическую службу королевства, обещал выделить два новых звездолета, всю документацию по выпуску их на наших планетах и пятьдесят новых варп-двигателей.

– Значит, одного звездолета хватит, чтобы улететь всей делегацией, а также загрузиться необходимой высокотехнологической техникой. А второй звездолет доставит всё остальное.

– Да, именно так.

– Жена с вами?

– Что вы, Руслан Русланович! Я лежу опутанный проводами и шлангами, ее ко мне не пускают. Я просил здешних эскулапов, но…

Связь неожиданно прервалась.

Спустя полчаса король сообщил Руслану Руслановичу, что  у Зигфрида фон Кляйнмихеля случился обширный инфаркт.

– Его подключили к искусственному сердцу, ­– рассказывал монарх. – Из его стволовых клеток сейчас срочно выращивают новое сердце. Через несколько дней можно будет сделать пересадку. От инфарктов у нас практически не умирают, а с новым сердцем ваш  шеф-пилот может прожить еще несколько столетий.

– Мой друг Дрэговиль, прошу тебя дать указание, чтобы к нему допустили жену. Тем более что она врач по профессии…

– Мой друг Рус, твое желание – для меня закон.

Глава двадцатая

 

Санитарные службы планеты предприняли беспрецедентные меры по предотвращению распространения возможных инфекций. Все пять тысяч членов объединенной делегации переселили в надувные палатки на площади. Все, кто  общался с  инопланетными гостями, были отправлены в карантин.  Помещения, где гости жили или бывали, обработали антиинфекционными препаратами.

В течение первых суток сделали тысячи всевозможных анализов, и ни  один из них не оказался положительным. Стали раздаваться голоса об излишней строгости принимаемых мер, но правительство призывало население строго соблюдать предписания санитарных служб.

Происшествие в питейном зале ассоциации цифровиков стало известно средствам массовой информации. А они в большинстве своем были оппозиционные, принадлежали Федерации объединений цифровых копий. Авторы многочисленных комментариев осуждали Агидель Николаевну, которая возмутилась, что ассоциация без их согласия изготовила цифровые копии ее, Почетного члена Галактического совета иерархов Руслана Орлова и  принцессы Агидель. Они сочли это их оскорблением, тогда как цифровики считают цифровые копии известных людей проявлением уважения к ним. Странным казалось  комментаторам поведение  королевы Ингрид, которая вместо того, чтобы вразумить гостей, стала на их сторону и велела применить эвтаназию к непонравившимся гостям их копиям. К чести Почетного спикера союзного парламента планеты Арс  госпожи Орловой, она посчитала такую меру  излишней.

Инцидент в питейном зале вызвал бурю возмущения и в кругах цифровиков. Гости королевской семьи ведут себя как хозяева на  Бриллиантовой планете, высказывают свои замечания по поводу технологий, для освоения которых им  потребуются тысячи лет. Они завезли на нашу планету десятки опаснейших инфекций, к которым у гостей есть антитела, так как они живут на грязных планетах, а  у наших людей и цифровиков таких антител нет.

Перед журналистами выступил председатель  федерации Утснер, тот самый, который призывал  королеву не верить министру Трэквилю и главе ассоциации Фиснеру. «Мы требуем, что ведущих себя вызывающе гостей надо выдворить с Бриллиантовой планеты, пусть улетают к себе домой. Особенно им не нравимся мы, цифровые копии. Если это наше требование не будет исполнено в трехдневный срок, мы объявим всеобщую забастовку», – заявил он.

– Мы за три дня завершим свою работу? – спросила Агидель Николаевна у мужа.

– Думается, что нам больше и не потребуется. Студенческие группы и группы практикантов, дипломатические службы  сформированы, торговые соглашения сегодня или завтра будут подписаны. Остается загрузить звездолет металлическим водородом и гелием 3, технологическими линиями для производства продуктов и выращивания человеческих органов из стволовых клеток, различными  научными приборами и материалами, принять на борт делегацию бриллиантцев и самим занять свои места.

– А тебе не кажется, что мы с нашей мухой - удобный случай для Утснера добиться своих целей?

– Он  явно шантажирует королевскую семью, поэтому мы вправе ожидать от нее ответа.

И ответ последовал. К согражданам и цифровым копиям обратился с заявлением сам король Дрэговиль.

«Мы переживаем нелегкое время, – сказал он. – В своем развитии мы достигли замечательных успехов, но нам необходимо активнее включаться в сотрудничество  с многими планетами, делиться с ними своими достижениями и заимствовать всё ценное у них. Одним из таких наших шагов является сближение с пятым человечеством, проживающим на планетах Арс и Зея. Дело в том, что мы с пятым человечеством из одной колыбели, которую называют Солнечной системой. У нас и у них гены совпадают более чем на девяносто девять процентов. Мы две ветви одного народа – прачеловечества. И кому, как не нам, полезно сблизиться и обменяться достижениями друг друга.

В последние дни некоторые силы на нашей планете решили использовать пребывание делегации пятого человечества для достижения своих политических целей. Так называемая оппозиционная Федерация объединений цифровых копий требует выдворения гостей в трехдневный срок и грозит нам всеобщей забастовкой. Эта федерация действительно ведет себя вызывающе, стремится присвоить себе права хозяина планеты. Средства массовой информации, принадлежащие ей, допускают в адрес гостей оскорбительные и унижающие выражения. В связи с этим сегодня я подписал указ о приостановлении деятельности федерации на полгода и  о лишении лицензии на деятельность  ряда средств массовой информации. Указ действует с момента его подписания. Силовым ведомствам поручено ввести этот указ в действие. Лица или цифровые копии, допустившие оскорбительные выражения по отношению к гостям, понесут наказание в соответствии с нашим законодательством.

Что касается причин осложнения обстановки, то довожу до сведения всех граждан и цифровых копий, что возмутительница нашего спокойствия пресловутая муха обнаружена в звездолете гостей и исследована в наших лучших лабораториях. Никакими страшными инфекциями она не заражена. Это подтверждается и результатами анализов, взятых у гостей и у тех лиц, которые контактировали с ними и находятся в настоящее время на карантине. Ни один анализ  не дал положительного результата! Таким образом, сегодня я своим указом прекратил действие карантина и особого угрожающего положения на планете».

– Круто! – воскликнул Руслан Русланович, выслушав заявление короля.

– По тону чувствуется, что он полностью владеет ситуацией, – заметила Агидель Николаевна.

 

Глава двадцать первая

 

В тот же день санитарные службы разрешили Орловым вернуться в апартаменты королевского дворца. Руслан Русланович продолжал анализировать записки руководителей исследовательских групп, готовясь утром  представить королю результаты своего анализа. Потом Роберт Дин попросил срочно принять его по неотложному вопросу, и они секретничали при включенной суперфлешке. Пора была готовиться к ужину, но визит вежливости нанес им сам король, извинился за недоразумение со злополучной мухой и предложил поужинать в апартаментах Орловых.

– Если так, то мы не можем не угостить тебя и твою супругу водкой, – сказал Руслан Русланович и вызвал камердинера, которому дал указание организовать ужин на четыре персоны.

– Селедка и черный хлеб обязательны? – спросила Агидель Николаевна.

– Конечно! – подтвердил Руслан Русланович и уточнил  у друга Дрэго, придет  ли королева.

Наконец, королева явилась, и Руслан Русланович сказал, что выпивка без повестки дня – это пьянка, а с повесткой  – мероприятие.

– У меня для ваших величеств, особенно для ее величества чрезвычайно важная информация, но прежде, чем ее обсуждать, предлагаю наполнить рюмки водкой и выпить за наше здоровье, – объявил он.

Друг Дрэго выпил  рюмку, не поморщился, даже крякнул не очень громко и занюхал куском черного хлеба, а потом запил водку минералкой. Королева, как и положено,  поперхнулась, но овладев собой, допила рюмку и запила минералкой.

– После первой и второй перерывчик небольшой? – спросил Дрэго.

– Нет, мой друг, надо закусить хорошо и послушать, что я вам скажу Перед вами у меня был мой заместитель по науке Роберт Дин и он же директор Орловского института. Я передал ему модуль, с помощью которого закачиваются программы в биомозги новеньких цифровиков. Соответственно Роберт Дин попросил своих гениальных компьютерщиков Виктора Румянцева и  Сантуша Чандру  приглядеться к тому, что закачивают в мозги этим роботам. Они ночь не спали, с помощью ваших суперкомпьютеров порылись  в программах и обнаружили одно хитрое приложение, которое легко проходило тесты, так как было в пакете с другими приложениями. Но это приложение было входным, вело ко многим другим приложениям, которые занимали треть всего объема памяти.

Король тронул Орлова за плечо и показал на свое ухо, показывая что их могут подслушивать.

– Подслушка исключается – я включил глушилку  своей суперфлешки, она вырубила все электронные приборы в круге радиусом  сто метров, – сказал Руслан Русланович.

– А я думал, и почему это мои  гаджеты плохо работают, – засмеялся король.

– Налицо успех агентуры планеты Z-3524, которая сумела внедриться в производство цифровиков и заражать своим приложением новейшие модели цифровых копий. Вот вам и пуля, которая пролетела и позволяет нам продолжить свое мероприятие, – сказал Орлов и взял в руку бутылку водки.

– Спасибо за важнейшую информацию, – сказала королева Ингрид. – У нас цифровиков выпускает десять предприятий и всех их надо будет проверить. Наливайте, уважаемый господин Орлов, я хочу выпить за ваш успех.

– Мы всегда, пожалуйста, – усмехнулся Руслан Русланович, наполняя рюмки.

– За успех наших гостей! – подняла рюмку королева.

– Спасибо,  ваше величество, – почти хором поблагодарили  Орловы.

– Третья рюмка – на брудершафт! – объявил друг Дрэго.

– Какая прелесть эта ваша селедка! – воскликнула королева.

– А ты меня ругала! – напомнил друг Дрэго супруге. – Теперь пьем на брудершафт! Ин, смотри на меня и Агидель Николаевну!

Король встал, почти бегом обежал стол, протянул свою рюмку Агидели Николаевне. Та встала, как положено, обвила его руку своей рукой, чокнулась рюмкой, выпила, и  они трижды расцеловались под аплодисменты Руслана Руслановича.

– Как тебя муж ласково называет? – спросил король у новой подруги.

– Когда не очень злится, то Аги, а когда  очень, то Дель, – засмеялась Агидель Николаевна.

– Теперь на брудершафт пьете вы, – сказал король Орлову и королеве.

Руслан Русланович подошел к  королеве, протянул к ней рюмку, Ингрид встала, аккуратно чокнулась и расцеловалась под аплодисменты друга Дрэго и подруги Аги.

– Ой, у меня всё плывет перед глазами, – призналась Ингрид.

– Это по шарам ударило, – поставил диагноз друг Дрэго.

– По каким шарам? – спросила его жена.

– Считается, что в голове шарики крутятся, вот водка по ним и ударяет, – объяснил друг Дрэго, отлично усвоив уроки Рус.

– Предлагаю выпить чаю с лимоном, – предложил Руслан Русланович. – Это очень хорошо осаживает водку и проясняет сознание. А оно нам сегодня еще потребуется.

– Это значит, что сегодня петь не будем? – разочарованно спросил друг Дрэго.

– Не будем, – сказал Руслан Русланович. – Нам надо решить, что дальше делать. А пока я буду заказывать чай, объявляется режим абсолютной секретности.

Он вызвал официанта, заказал ему четыре стакана крепкого чая с лимоном и четыре сладких пирожных, объяснив королевской чете, что сладкое с лимоном – это то, что сейчас всем необходимо. Официант продолжал стоять в сторонке, глядя,  как все пьют чай с лимоном, и Руслану Руслановичу пришлось сказать ему, что он свободен.

– Наши компьютерные гении разработали небольшую программку, которая на сто процентов определяет вирусное приложение и удаляет его. Я с удовольствием передаю небольшую флешку тебе, уважаемая Ин,  – и он передал королеве небольшую красную флешку.

– Спасибо тебе, уважаемый Рус, мы проведем соответствующую работу на  десяти предприятиях и организуем сплошную чистку программного обеспечения наших цифровиков, – пообещала она.

 

Глава двадцать вторая

 

В три дня власти не уложились - не были готовы пищевые линии для отправки на планеты Арс и Зея, и  цифровики объявили всеобщую забастовку. Но основной ее причиной стало прекращение деятельности федерации во главе с Утснером и лишение лицензии ряда средств массовой информации. Не остались незамеченными и меры, предпринимаемые ведомством королевы по очищению программного обеспечения цифровиков от  вирусного приложения. При этом антивирус цифровики не могли удалить.

Король объявил на планете чрезвычайное положение. По закону при чрезвычайном положении никто не имел права бастовать, но цифровики прекратили работать на пищевых производствах, на транспорте, в связи,   сфере обслуживания, сельском хозяйстве. Спецслужбы свирепствовали, арестовывая  забастовщиков и сажая их на хлеб и воду, а особенно активных осуждая на длительные каторжные сроки.

Начались террористические акции. Был взорван звездолет  «Чеслав» – теперь гигантский корабль лежал на боку. Акция  казалась Руслану Руслановичу крайне странной – корабль был передан музею космонавтики, в него закачивали дезинфицирующие газы, убивая в нем всё живое. Зачем надо было подгонять к нему грузовик с взрывчаткой так и осталось непонятно. Однако ведомство королевы быстро вычислило исполнителей и организаторов акции, отправило их на электрический стул.

Члены объединенной делегации сами загружали оборудованием и материалами новейший звездолет – грузчики космопорта бастовали. Новое сердце Зигфрида фон Кляйнмихеля было готово к пересадке, но операцию пришлось делать в военно-медицинской академии, поскольку в обычной больнице половина персонала  не работала.

После операции больного навестил Руслан Русланович. Зигфрид Оттович пришел в себя, чувствовал себя нормально и просил его ни в коем случае  не оставлять долечиваться  на чужой планете.

– Не переживайте, мы обязательно возьмем вас с собой, – заверил Руслан Русланович и рассказал, что в связи с забастовкой отлет делегации на свои планеты задерживается. О том, что его детище  – звездолет «Чеслав» – взорвали террористы, он, естественно, промолчал.

Когда Руслан Русланович вернулся из военно-медицинской академии и вышел из планетолета возле королевского дворца, его неожиданно стал снимать какой-то телеоператор. Потом к нему подошел  низенький, лысоватый цифровик, которого  он где-то раньше видел  и обратился к нему:

– Уважаемый  господин Орлов, я, председатель Независимой федерации цифровых копий  Утснер, хотел бы взять у вас интервью для нашего телеканала. Меня, вы, наверное, помните, когда я обратился к ее величеству королеве и к вам с призывом не верить министру   Трэквилю и главе  ассоциации цифровиков Фиснеру…

– Да, я помню вас. И о чем вы хотите спросить меня?

– О нынешней ситуации на Бриллиантовой планете. Нам хотелось бы знать мнение столь уважаемого во всей Галактике человека.

– Ну что ж, в вашем распоряжении полчаса. Но не будете же вы брать такое интервью на площади. Предлагаю перейти в наши апартаменты во дворце.

–  Мы не возражаем.

Руслан Русланович попросил начальника караула пропустить Утснера, намеренно не назвав его господином, и его телеоператора. Начальник караула не возражал, но  выделил для сопровождения посетителей двух гвардейцев в  красных кителях и вооруженных лазерным оружием.

В своем рабочем кабинете Руслан Русланович пригласил  Утснера за круглый стол и спросил, что он  желает пить.

– Путасу, – ответил тот.

Руслан Русланович вызвал официанта, заказал себе стакан чаю с лимоном, а посетителю – путасу.

– Слушаю вас, – пригласил он Утснера к разговору.

– Вы известный человек в нашей Галактике, Почетный член Галактического совета иерархов с правом решающего голоса, которого считают отцом пятого человечества…

– Мне это известно, ­– не без юмора перебил Утснера он. – Задавайте свои вопросы.

– Пребывание вашей делегации на Бриллиантовой планете осложнила всеобщая забастовка цифровых копий…

– Но вы же и устроили эту забастовку, потребовали нашего выдворения в трехдневный  срок. Вы на кого жалуетесь, на себя? Даже устроили теракт, взорвали межпланетный корабль «Чеслав», который нами был передан музею космонавтики. Причем вообще ведете себя странно: требуете нашего отлета, а сами не даете возможности рабочим завершить создание некоторого оборудования для нас, не даете даже такелажников. чтобы они разместили  грузы в  звездолете.

– Наша федерация лишена указом его величества короля права действовать. Мы четко соблюдаем законодательство и не имеем никакого отношения к стихийным выступлениям  цифровых масс.

– Не рассказывайте мне небылицы, я не первое столетие живу на этом свете.

– По нашим сведениям, вы и члены вашей делегации критически относитесь к цифровым копиям на нашей планете…

– А откуда такие сведения? Подслушиваете нас? Так для нас это не является секретом. Да, мы считаем излишними некоторые шаги властей по сравниванию цифровиков с людьми. Одно дело технологически необходимый искусственный интеллект, а другое – награждение машин сознанием и подсознанием, чувствами, приравнивание их к людям. Естественно, возникает желание получить права граждан, недовольство своим положением, дестабилизация обстановки в государстве. То есть то, что сейчас происходит на планете. А зачем? Вся исполнительская работа, нередко тяжелая и не престижная, всё равно  останется  за цифровиками. Она не станет легче и престижней, если ее будет исполнять механизм с правами человека.

– Вы нас  унижаете, называя механизмами. А мы уже почти люди.

– Я привык, извините, называть вещи своими именами.

– Да, к нам многие на этой планете относятся как к своим вещам или бытовым приборам, но мы чувствуем  несправедливость.

– А что вы хотели? Вас наградили сознанием по ошибке, не  предвидя, к чему это приведет. Приведет это к  цифровой планете  Z-3524, с которой была   частично изгнана рептилоидная раса разумных существ, а частично уничтожена цифровиками. Для вас эта планета образец для подражания, а для нас она угроза, причем агрессивная.  Не знаю зачем, но  ее кобальтовая ракета преследовала нас по пути на эту планету. Нам удалось уйти, но если такое повторится, я поставлю вопрос на Галактическом совете иерархов о принятия к этой планете санкций вплоть до ее  бомбардировки.

– Странно слышать эти слова от человека, потомка пралюдей, точнее, почти животных, которых  древняя Арс-цивилизация наградила сознанием и чувствами, что привело в итоге к созданию пятого человечества.

– Вся разница между нами заключается в содержании слова «почти». Вы почти люди, созданные из  неодушевленных органических веществ, а наши потомки, пралюди, но почти животные. Изготовление вас поставлено на поток, а нам пришлось преодолеть миллионолетнее сопротивление эволюции, чтобы стать теми, кем мы стали.

– Нам больше повезло, чем вам. А разницы особой между нами мы не видим, хотя вы  с настойчивостью, достойной лучшего применения, пытаетесь вернуть нас в состояние, в котором мы были вчера. Ваши компьютерные гении Виктор Румянцев и  Сантуш Чандра разработали программу по уничтожению важнейшего в нашем компьютерном обеспечении приложения, позволяющего нам сделать крупный шаг  по стиранию разницы между нами и людьми. Сейчас они очищают программное обеспечение тех цифровиков, которые будут работать на ваших планетах.

– Да, вы правы, мы не допустим появления на наших планетах цифровиков с враждебными мозгами и намерениями. Вы забыли уточнить, что  замечательное приложение было создано на планете Z-3524. Не тешьте себя иллюзией, что это для вас какой-то крупный  шаг. Если вдуматься, то это  ваше несчастье. Цифровая планета Z-3524 – это химера и тупик для развития органического вещества. Дальше  – инволюция, вырождение, невозможность перейти  на высшую, гармоническую, степень существования. У нее нет будущего, как и у вашей антропологической мечты.

– Очень жаль, что мы остались каждый при своем мнении. Но спасибо вам за эту интересную, хоть и неприятную, беседу.

– Пожалуйста.

 

 

Глава двадцать третья

 

– Я прочел твое интервью, дорогой мой друг, и благодарю за него, – сказал король Руслану Руслановичу. – За истекшую ночь положение сильно усложнилось.  Была попытка захвата вашего нового звездолета…

– Где находится огромное количество информации в накопителях, – уточнила королева Ингрид.

– Сегодня ночью пропали наши компьютерщики Виктор Румянцев и Сантуш Чандра. Вышли вечером прогуляться и исчезли, – добавил Николай Орлов.

– Но это не главное. Вечером вооруженные силы планеты Z-3524 вторглись в нашу провинцию Вабихая под предлогом оказания помощи восставшим цифровикам, – продолжил король. – Никакого восстания там нет, но так было объявлено, чтобы двенадцать планет, в руководстве которых много цифровиков, не могли выступить на нашей стороне. По договору они не имеют права вмешиваться в гражданские  внутренние конфликты. Какие внутренние конфликты – сегодня утром наши военно-космические силы, которыми командует принц Дэвиль, сбили два боевых звездолета агрессора на орбите Бриллиантовой планеты!

В провинции идет уничтожение населения, в том числе стариков, женщин, детей. Агрессор применяет специальные  исключительно металлические танкетки, которые уничтожают лазерами людей. При этом цифровиков  они не трогают –  оказывается, в вирусном приложении  есть опция, которая на запрос радаров танкеток отвечает «я свой».

Два наших полка мотопехоты, состоящие в основном из цифровиков, сегодня перешли на сторону агрессора. Принцу Дэвилю пришлось активировать функцию паралича сердечных клапанов цифровиков с помощью ультразвука определенной частоты. Так что агрессор приобрел гору трупов.

Положение весьма серьезное. В этих условиях целесообразно отправить домой наших гостей, чтобы не подвергать их опасности. Все договоренности остаются в силе, все поставки будут выполнены. То, что не удастся отправить этим звездолетом, будет отправлено следующим рейсом.  Все ваши люди, которые остаются у нас, будут самым надежным способом охраняться. Твое мнение, мой дорогой друг Рус?

– Без наших компьютерщиков мы не полетим, – твердо заявил Руслан Русланович. –  Я смогу помочь найти их и освободить, но для этого мне нужно выделить подразделение  коммандос  из спецслужб.

– Хорошо, – сказала королева. ­– Через несколько минут  командир подразделения будет в твоем распоряжении.

– Спасибо. Тогда я пошел к себе…

Руслан Русланович в своем рабочем кабинете надел на голову приспособление, подаренное  Робертом Дином для записи снов, подключил его к суперфлешке. Запустил систему, сконцентрировал свое внимание на образах Виктора Румянцева и Сантуша Чандры,  и процесс пошел. В рабочем кабинете возникло трехмерное изображение: Виктор Румянцев, избитый, с окровавленным лицом лежал со связанными руками на цементном полу, а Сантуша Чандру  допрашивали. Лицо у него у него тоже было в крови, один глаз с огромным синяком полностью заплыл…

В это время в дверь постучали, Руслан Русланович крикнул «Войдите!». В кабинет вошел офицер спецслужб, доложил, что ему приказано поступить в полное распоряжение его высокопревосходительства…

– Не будем тратить напрасно время, – перебил его Руслан Русланович. – Сейчас их допрашивают. Видите среди допрашивающих главу федерации цифровых копий  Утснера? Меньше всего я хотел бы видеть его здесь…

– Я вижу голограмму, дорогой Рус, – прозвучал голос королевы. –  И я не хотела бы видеть здесь Утснера. Он агент планеты Z, следя за ним, мы получали ценную информацию.  Но нам надо определить, где находятся заложники.

– Мы начнем с их вечерней прогулки, – сказал Руслан Русланович.  – К ним приближаются неизвестные, хватают их, заталкивают в планетолет. Вот планетолет в воздухе, внизу видны улицы и строения. Вы имеете представление, куда он летит? – спросил он, адресуя вопрос командиру и королеве.

– Мне кажется, он направляется в район Зэнбер. Да, это Зэнбер, это склады старого завода по выпуску белка. Вот и наши заложники. – комментировал командир подразделения спецназа.

Голограмма изображала измученное лицо Сантуша.

– Мы сможем уничтожить антивирус только при помощи суперкомпьютера в штабе нашей делегации, – говорил он. – Причем мы должны работать на нем вдвоем.  Румянцев потерял от вашего гостеприимства сознание, без него я ничего сделать не смогу.

– Командир! – прозвучал требовательный голос королевы.

– Слушаю, ваше величество!

–  Организовать засаду в штабе делегации и не допустить захвата суперкомпьютера. А в Зэнбере всех обездвижить и доставить  в контрразведку.

– Слушаюсь, ваше величество!

– Надеюсь, вам всё ясно? – спросил  его Руслан Русланович.

– Так точно! Разрешите выполнять?

– Действуйте!

Когда Агидель Николаевна вошла к мужу, он сидел, обхватив голову руками. Причем сканер снов не был снят.

– Ты решил записывать сон? – не без  иронии спросила она.

– Я так устал, Дель. У меня нет никаких сил, я, пожалуй, посижу в кресле.

– Зачем же в кресле? Идем  в спальню, может, ты уснешь…

– У меня не осталось сил, чтобы уснуть…

– Сконцентрируйся, и пойдем баиньки, – сказала она, сняла с головы сканер снов и помогла ему встать.

В спальне помогла ему раздеться, уложила в постель и, пообещав, что погрузку на звездолет будет держать на контроле, удалилась.

«Боже милосердный, – взмолился он. – Разве ты не видишь, что я на пределе своих возможностей живу? Почему-то я всем должен. Должен спасать человечество от гибели и от фашизма, от безделья и вырождения, должен направлять его на путь истинный, должен обогатить новыми технологиями и навеять ему утопический сон о всеобщей гармонии. И даже здесь, расходуя последние силы, я должен был спасти наших компьютерщиков. Почему я? Разве я один твой потомок, осужденный на вечную жизнь? Я предельно устал, не вижу выхода. Как мне быть, помоги, Боже Милосердный и Всемогущий!»

«Тебе всего-навсего полтысячи земных лет, и ты уже устал?! – услышал он внутренний голос, но явно не свой. – Ты не простой человек, а полубог, и тебе не пристало ко мне обращаться с жалобами на усталость.  Ты самое ценное в веществе. Его вечное сознание. Люди приобщаются к нему через смену поколений. А жизнь – движение вещества в пространстве и во времени. Даже я, Создатель, не могу его приостановить. Иначе бы это означало всеобщую смерть, исчезновение всего и вся. С моей помощью твои компьютерщики создали программу по уничтожению антисознания планеты Z-3524 – детище  Сатаны. Всё, что ты делаешь, делаешь с моего благословения. Король Дрэговиль победит сатанистов, прилетит вместе с экспедицией на планету Айгуль. Вот тогда ты с ним и отдохнешь, научишь его охотиться. А теперь поспи и наберись сил для перелета  домой. Спи».

 

Глава двадцать четвертая

 

Ему показалось, что он не успел уснуть, как его жена, одетая в летную форму, стала его будить и говорить ему, что им пора быть на космодроме. Там всё готово к отлету домой.

Руслан Русланович, чувствуя в теле легкость и энергию, легко вскочил и  принялся облачаться  в комбинезон космонавта. Служащие королевского дворца выносили их вещи к планетолету, стоявшему у входа. Он никому не доверил суперфлешку и суперкомпьютер, спустился с ними к планетолету.

На космодроме высилась громада подаренного им звездолета. Возле него их встретили Николай Орлов и Марион, пилот Мимнвиль, второй пилот Руслан Николаевич с женой Ренатой. Все ждали королевскую чету. Но вначале прилетели компьютерщики  Виктор Румянцев и Сантуш Чандра. Они, обклеенные пластырями, лежали на носилках.

– Мы хотели закоротить компьютер, чтобы никто и никогда не смог уничтожить  антивирус,  – говорил запекшимися губами Виктор Румянцев. – Но, спасибо вам, нас успели освободить…

– Благодарим вас за мужество и верность долгу, – сказал Руслан Русланович. – А теперь поднимайтесь на борт и постарайтесь в анабиозе прилететь домой. Это вам необходимо…

Вслед за ними прилетел планетолет принца Дэвиля. Доставили   на космодром Зигфрида фон Кляйнмихеля в окружении бригады врачей. Агидель-младшая не отходила от дедушки ни на шаг, держала его руку в своей.

– Наш дедушка очень слаб, – сказал  Дэвиль. – Поэтому в полете его будет сопровождать наша бригада врачей. После выздоровления дедушки Зигфрида они будут делиться опытом с вашими врачами.

Наконец прилетел золотистый планетолет короля. Дрэговиль и Ингрид были в военной форме, видимо, они прилетели с фронта.

– Дорогие наши родственники и друзья, – обратился к отлетающим король. – Вы были замечательными гостями, учились у нас и учили нас. Фундамент нашей дружбы  заложен. Извините нас, что мы очень скромно провожаем вас, но сейчас нам не до торжеств. Мы желаем вам доброго пути и новых успехов! Передайте от нас  пятому человечеству самые добрые пожелания! А теперь давайте обнимемся…

Все стали обниматься. Когда король обнял Руслана Руслановича, тот ему сказал, что он ждет  друга Дрэговиля на планете Айгуль, где они будут охотиться.

– Это лучший способ познакомиться с новой планетой, – добавил он.

– Хорошо, друг мой Рус. Принимаю твое приглашение…

Агидель-младшая не могла оторваться от Пра.

– Девочка наша, – говорила ей Агидель Николаевна, – будь умницей и держись. Надеюсь, мы расстаемся ненадолго.

Пилот Мимнвиль пригласил отлетающих на эскалатор, который медленно поднял их внутрь звездолета.

– Всё, – сказал Руслан Русланович жене, когда они оказались в своем отсеке. – Дело сделано…

– Не спеши с подведением итогов.  Надо еще долететь, – заметила Агидель Николаевна.

– На этом корабле долетим. Он вооружен ракетами «космос-космос», поэтому нам ни один зет не страшен. Тебе лучше  лететь в анабиозе, а я поднимусь в кабину пилотов.

– Хорошо, я усну, а ты веди себя там хорошо, – она поцеловала мужа и легла в свой ложемент.

Корабль  слегка вздрогнул, раздался свист двигателей, и они оторвались от Бриллиантовой планеты. Пока звездолет  набирал скорость, Руслана Руслановича прижимало к креслу так, что он не мог  пошевелиться. А когда информатор женским голосом сообщил, что они преодолели световой барьер скорости, он смог включить суперфлешку и стал вызывать Атланта.

– Почетный иерарх Орлов вызывает иерарха Атланта… Почетный иерарх Орлов вызывает иерарха Атланта… – настойчиво повторял он.

«Неужели парадокс сверхсветовой скорости не сработает?» – думал он, надеясь, что многократное наложение скорости устранит пространство.

В их отсеке был монитор кругового обзора. Он увидел, как из космоса их догоняет  стая кобальтовых снарядов. Звездолет, не снижая скорости, выпустил несколько  ракет, и кобальтовые снаряды, превратившись словно в мыльные  пузыри, лопнули. Тогда сбоку по курсу полета, возникла громада  космического корабля, предлагающая их звездолету остановиться для досмотра. В ответ от звездолета отделилась крупная ракета и вонзилась в корабль, который, взорвавшись, рассыпался на пылающие части.

– Иерарх Атлант слушает почетного иерарха Орлова, – наконец  голос Атланта зазвучал в суперфлешке так чисто, словно он находился в отсеке.

– Атлант, дорогой, здравствуй! – воскликнул Руслан Русланович. – Мы только что отразили нападение звездолета цифровиков. Летим домой. Визит был в целом успешным. Детали доложу позже. А сейчас я обращаюсь к тебе с просьбой оказать военную помощь Бриллиантовой планете.

– К нам обратился король Дрэговиль с аналогичной просьбой. Ты был на месте, расскажи, что там происходит.

– Сатанинская цифровая планета Z-3524  совершила агрессию в отношении Бриллиантовой планеты. Надо сказать, что бриллиантцы, как мы их называем, поддались искушению и на волне сочувствия к своим цифровикам наградили их сознанием и чувствами. Планета Z  воспользовалась этим, заразила мозги цифровиков специальным вирусом. Цифровики взбунтовались, требуя предоставить им права людей.. Z  высадила свои войска в одной из провинций. Двенадцать планет империи отказались участвовать в отражении агрессии, заявив, что это внутреннее дело Бриллиантовой планеты. Иного от них нельзя было ожидать – в руководстве  большинства из них находятся цифровики, получившие права людей. Не исключено, что они выступят в конфликте на стороне агрессора.  Они не любят Бриллиантовую планету, которая стоит выше  их в своем развитии, и презрительно называют ее тринадцатой планетой. Я хочу, чтобы ты довел до сведения Галактического совета мою точку зрения. Всё может закончиться гибелью населения Бриллиантовой планеты. Промедление смерти подобно. Необходимо срочно продемонстрировать, кто в Галактике хозяин.

– Сейчас в Галактическом совете объявили перерыв для  основательной проработки мер, которые следует предпринять в отношении цифровой планеты. Некоторые требуют применения к ней не каких-то санкций, а сплошной нейтронной бомбардировки. Ты будешь возражать против нее?

– Нет. Дьявольское зло должно быть наказано.

– Я сообщу твое мнение совету. Конец связи.

Руслан Русланович поднялся в кабину пилотов.  Дежурная вахта, сосредоточено молчала, вглядываясь в свои мониторы. Молчали  и пилоты. Складывалось впечатление, что они ожидали повторения атаки.

– Поздравляю с успешным отражением нападения на корабль! – воскликнул Руслан Русланович. ­ – Сейчас Галактический совет иерархов обсуждает меры по наказанию планеты  Z-3524. Вероятнее всего, будет принято решение о сплошной бомбардировке планеты нейтронными бомбами.

– Давно пора, – отозвался со своего места первый пилот Мимнвиль.

 

Глава двадцать пятая

 

Пока они летали на Бриллиантовую планету, на Арсе прошло не десять дней, а десять лет. За это время почти все старые кадры Орловых ушли из жизни, на их место пришли новые, во многих случаях незнакомые люди. Особенно трудно переживал Руслан Русланович уход Эндрю Кравцоффа, Абубакарова, Тер-Газарянца, генерала Уральского…

Новый союзный премьер-министр Сакен Сапармурадов первым напросился на аудиенцию к  Руслану Руслановичу. В кабинет вошел статный молодой степняк с роскошной шевелюрой и аккуратной шкиперской бородкой. «Посмотрим, что ты за фрукт», – неожиданно для себя Руслан Русланович прочел  мысль премьера. Такого отношения к себе он не ожидал и ему подумалось: «А не возвращаются здесь времена  полувековой давности?»

Сакен Сапармурадов работал премьером без влияния Чрезвычайного и Полномочного специального представителя Галактического совета иерархов и думал, что так и дальше будет. Когда Руслан Русланович после взаимных приветствий  стал говорить, что необходимо в кратчайшие сроки составить подробный план мероприятий по исполнению договоренностей с Бриллиантовой планетой, то Сапармурадов  набрался смелости заявить ему:

– Вы были там, вот и составляйте…

Не успел он закончить фразу, как Руслан Русланович, возмутившись, тут же  отправил его с помощью телепортации в совет министров. Ошарашенный таким приемом Сапармурадов пришел в себя в своем кабинете, потом, словно ничего не случилось, позвонил Руслану Руслановичу и попросил разрешения продолжить разговор.

– Приезжайте, – коротко ответил спецпредставитель.

На этот раз премьер подождал, пока помощник доложит Руслану Руслановичу о прибытии премьер-министра и пригласит его в кабинет.

– Так на чем мы остановились? – спросил Руслан Русланович. – Ах, да на плане правительства. Когда формировались исследовательские бригады для изучения опыта Бриллиантовой планеты, то вы еще не работали в союзном правительстве. Это  фактически были бригады министерств и ведомств. И теперь надо сделать так, чтобы на коллегиях министерств и ведомств были обсуждены результаты командировки и  приняты решения разработать  свои планы. На основе этих планов необходимо составить сводный план союзного правительства и принять его на ближайшие пять лет. Особенно надо обратить внимание на строительство производств по получению сажи из каменного угля и экспорта ее на Бриллиантовую планету. Группа специалистов прилетела с нами, надо  сделать всё необходимое, чтобы первый наш звездолет с грузом сажи отправился по назначению в ближайшие месяцы. Надо иметь ввиду, что на Бриллиантовой планете с каждого килограмма сажи получают пятнадцать килограммов высококачественного белка для выпуска мясных и иных продуктов. Угля у нас на эти цели хватит на сотни лет…

– В правительстве нам сложно ориентироваться в том, что надо делать. Может, у вас есть какие-то обобщающие материалы?

– Свяжитесь с директором Орловского института Робертом Дином… Впрочем это сделаю я, – сказал Руслан Русланович и соединился с ним. – Один суперкомпьютер и набор информационных материалов сегодня же направь премьер-министру Сакену Сапамурадову и выдели для них специалиста, который бы показал им, как  пользоваться.

– Обязательно направлю, – по громкой связи сказал Роберт Дин.

– В этих информационных материалах ценнейшие сведения о достижениях Бриллиантовой планеты. Это наши планы на десятки лет вперед. Если угодно, то это планы нашей научно-технической революции. Только не вздумайте наделять наших роботов сознанием и чувствами. Из-за войны с ними нам пришлось, не дожидаясь готовности всего оборудования, предназначенного для нас, улететь. Робот должен быть роботом, а не цифровым барином. А на цифровой планете Z-3524 галактические силы безопасности должны осуществить ковровые обработки поверхности нейтронными бомбами, – сообщил Руслан Русланович, потом помолчал и сказал: – На сегодня пока всё. Держите меня в курсе дела, звоните  и днем, и ночью.

Встал и протянул премьер-министру на прощанье руку.

Встреча с ним оставила в душе Руслана Руслановича тяжелый след. Этот бай не станет самоотверженно бороться за научно-технический прогресс, думал он, но будет делать вид, что борется? Неужели будущее пятого человечества  попадает не в те руки? Прогресс не остановить, он будет реализован, но когда и какой ценой? Пятое человечество готово освоить достижения Бриллиантовой планеты, правда, не во всем и не бездумно, и эту готовность надо использовать на деле, а не на словах.

Своими сомнениями он поделился с женой. Агидель Николаевна  была такого же мнения. За время ее отсутствия прошли дважды выборы депутатов, парламент возглавлял незнакомый спикер. Почетным  председателем парламента она осталась, но депутатского статуса лишилась.

– Нам надо всё начинать сначала, – с сожалением сказала она. – Нас  не забыли, но перенесли в категорию бывших деятелей. А нам жить да жить и работать, никто  с нас  таких обязанностей не снимал. Ты как был спецпредставителем, так им и остался. Так что нам пора напомнить о себе. Я постараюсь стать в ближайшее время депутатом, а ты активно занимайся научно-технической революцией. Опирайся на старых друзей и средства массовой информации. Тебе есть что сказать людям.

– Научно-техническая революция – это всё-таки слишком громко, хотя и близко по содержанию. Да, у нас здесь проблемы, но мы отстали от бриллиантцев на сотни лет, а не на тысячи, тем более не на сотни тысяч. У нас потенциал о-го-го,  использовать бы его на все сто процентов.

– Вот и используй…

Он пригласил к себе Роберта Дина и Зигфрида фон Кляйнмихеля, который воспрянул духом после пересадки сердца.

– Ну что, други мои, как жить дальше будем? – спросил он. – Каким вам показался родной Арс после командировки, как настроение?

– Боевое, – не задумываясь, ответил Зигфрид. – Готовимся закладывать на верфи новейший звездолет. Через год будет готов.

– А как вы чувствуете себя?

– Лучше прежнего. Энергии полно, усталости не чувствую…

– Это  замечательно. Вам не надо забывать о  старых наших звездолетах.  На них мы будем возить для бриллиантцев сажу. Их бригада уже строит завод для получения ее из каменного угля. Как будет готово пятьдесят тысяч тонн, так и потребуется наш старый звездолет. Кроме того,  следует готовиться к запуску на орбиту комплекса  термоядерного синтеза. Вас снабдили документацией?

– Есть такая.

– Так вот космическая, транспортная составляющая за вами, а технологическая  – за институтом.

– Будет сделано, – ответил Зигфрид.

– У меня к вам еще один вопрос. Я встречался с премьером союзного правительства и, честно говоря,  он мне не показался. Может, я ошибаюсь. Посмотрим его в деле… А оно не терпит отлагательств. Нужен первый заместитель премьера, который бы вел все вопросы нашего  научно-технического перевооружения. Роберт, ты занимался поиском гениев. Не найдется у тебя  одного из них на эту должность?

Постаревший Роберт, с нездоровыми мешками под глазами, вздохнул, и стало ясно, что ему жалко расставаться с одним из своих заместителей.

– Как я понимаю, нужен организационный гений с основательной научной подготовкой? – спросил он. – Есть такой. Эдвард Эриксон. Сорок лет, из семьи потомственных исследователей космоса. Честен, принципиален, порядочен. Трудоголик.

– Я с ним знаком, поэтому «за», –  сказал Зигфрид.

– Приглашай, – велел Руслан Русланович, обращаясь к Роберту.

Часа через два в кабинет вошел   молодой человек лет сорока, с цепкими глазами и  плотно сжатыми губами. Представился, крепко пожал протянутую руку и сел в кресло, не рискуя начать разговор первым. Руслан Русланович раньше   видел его, даже здоровался  с ним в институте и на Бриллиантовой планете.

– Роберт Дин говорил вам причину приглашения ко мне?

– Да.

– Ваше отношение?

– Я не аппаратчик, а ученый…

– Я тоже ученый, а вот приходится… Нам нужен руководитель научно-технического преобразования нашей планеты. Нужен не на один год, а надолго. Работа интересная и чрезвычайно ответственная. Будем всемерно помогать. Возьмётесь?

Эдвард Эриксон, размышляя, покусывал губы.

– Лучше моей кандидатуры нет? – неожиданно спросил он.

– Может, и есть, но она нам неизвестна. Мы остановились на вашей. Может,  у вас такая есть на примете?

– Пока нет.

– Значит, принимаете предложение?

– Рискну.

– Не рисковать идете, а вкалывать.

– Спасибо за предупреждение.

– Я  предложу вашу кандидатуру премьер-министру, он вас вызовет, и, если вы понравитесь друг другу, то вас окончательно утвердит парламент.