Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Содержание материала


Глава тридцать восьмая


   Степку Лапшина встряхнуло, долбануло, как током, и он больно ударился головой об оцинкованные нары и хотел сразу открыть глаза. Но сразу не получилось - из глаз сыпались, шипели колючие и разноцветные искры. Ну и надрался, не до белой горячки, а прям до электросварки, подумал он. С трудом разодрал веки, кое-как осознал себя лежащим на железной полке. Жесткий вытрезвитель попался? Плацкартных, чтоб с бельем, с постелью, уже нету? А холодрыга - зуб мимо зуба прошмыгивает.
   Осмотревшись, Степка увидел над дверью круглый плафон, освещающий тусклым светом мрачное помещение. Стеллажи вдоль стен, стол посередине. Степка был крайним, рядом с зарешеченным окном, прикрытым снаружи ставнями или щитом. Через грязные стекла с трудом продавливались лучики света. Клиенты вели себя тихо, каждый занимал свое место, как книги в библиотеке. И как книги, никто из них не храпел, не хулиганил, не горячился. Странный попался вытрезвитель.
   Он больше смотреть не мог, поскольку мутило его страшно, разламывалась голова, и ничего иного не оставалось, как вновь закрыть глаза, подышать поглубже, подождать пока похмелюга успокоится хоть чуть-чуть. Запахи здесь ойо-йой, блевали, должно быть, хором. Э-э, он попадал в такую самодеятельность не раз. Найдется один, сразу куча помощников и компаньонов, а тот гад, который начал, ну, как дирижер. И тут без спевки не обошлось. Не отдышишься - начнешь травить. Свежий воздух в таком деле, считай, первое место занимает после холодного пивка.
   Пренебрегая отвращением, он потянул воздух и, чудеса, - почему-то зашумело в ушах. Такого с ним еще не было. Надо было проверить, он с огромным трудом поднес ладони к ушам -  точно, из них дуло. Чтоб в ушах сквозняк образовался - нет, до такого состояния он еще не допивался.
   - Е-мое, авария какая. Докеросинился, без поллитра не разберешься, - проверил голос, боясь, что поскольку в ушах сквозняк, то и сигнал уже не работает. Ничего, еще бибикает, хрипло, правда, так это аккумулятор сел. С таким голосом не то что живут, но еще и поют через одного по телику. Руки проверил, пошевелил ногами - на месте, на левой болталась какая-то бирка. Обычно печати ставят, когда клиент поступает, а здесь бирки - этот техпаспорт потерять по пьянке все равно, что раз плюнуть.
   Где же замели? Он больше всего боялся напиться так, чтобы за рулем отключиться или уснуть. Во сне зарулил однажды в кювет, ведь не опрокинулся - машина вылетела из него и еще метров пятьдесят давила колесами спелую капусту. Второй раз таранил газетный киоск - хорошо, что тот оказался без хозяйки. А, я юмор понял, Бог троицу любит, значит, третьего раза не должно быть, дал себе он тогда зарок. Как пропустил за воротник - кранты, никакой ты не рулило. Но вчера... вчера... вчера... Темень, в памяти ни зги. Когда, с кем, где и сколько - никакой зацепки, от этого его даже в холодный пот бросило, здесь-то, в этом холодильнике!
Стоп: паровоз! Так и есть, паровоз у этого, как его, Коновицына, и спиртяги трехлитровая банка. Конечно, паровоз. Он еще предупреждал: после литра действует как древесный. Древесный?! Значит, ослепну? Степка раскрыл глаза, нет, не ослеп, только видать хреново, здесь бы противотуманную фару врубить.
Он прищурился, чтобы навести резкость и рассмотреть соседа. Патлатый весь, наверно, из рок-ансамбля, погодь, а титьки, титьки у него откуда - баба?! Молодая вроде, он хотел ее толкнуть в плечо, чтоб прикрылась чем-нибудь - нельзя же рядом с незнакомым мужиком нагишом-то... Его рука притронулась не к теплому женскому плечу, а к чему-то холодному и мраморному. Скульптура?! Значит, попал на склад в какой-то парк культуры, должно быть, имени Горького, потому что в Останкине мраморных баб не складируют, а на  зиму в деревянные ящики прячут. Холодно, конечно, как зимой, но сейчас должно быть лето. И если скульптура, то ничего, это эстетика, не эротика даже. Дозволяется...
    А каким макаром он оказался в парке? На подвиги потянуло? Давненько не замечал за собой ничего подобного. Васька Триконь его даже в пример ставил алкашам всего участка: и за рулем, и за бутылкой, но различие знает, никогда их не совмещает. Выпил - значит, двигай в гараж, не оскорбляй нехорошим поведением ... ну, эту самую... общественную... ну, мораль! Не то, что некоторые, которые ежедневно напрягают госстатистку. Теперь он из примерных вылетит. Спецмедобслуживание, штраф. В гараже портрет повесят на стенд «Не проезжайте мимо!» Премию зажмут. Придется залечь на дно, принимать исключительно под одеялом, иначе в ЛТП Васька отправит - он же ему всю антиалкогольную линию перерубил. Или вообще придется брать пример с соседа - тормози! Так я же с ним начинал вчера! Он морду воротил от угощения, еще бы - разве такая зараза тебе посочувствует, разделит без нравоучений радость или горе? А если просто хочется надраться, нельзя что ли? А поговорить? Аэроплан отказался, отвалил порожняком, ну а я - по газам? Загрузился, а дальше что?
   Дверь заскрипела, какой-то мужик в подобии халата приблизительно белого цвета прошел, крадучись, к стеллажу, на котором лежал Степка, остановился у окна и, отогнув фанерные листы, кажется, с первомайскими лозунгами, поставил на каменный подоконник пол-литра водки в прозрачном стекле. Степан сразу определил это на звук - опыт!
   Мужик шел от окна совсем по-другому, не крадучись, и это  сильно озадачило Степку. Для кого заначка? Утром будет продавать? Если на троих - зачем тогда прятать? Или барыга, или жлоб, лично для себя заначил. Тогда счас мы тебя, счас...
   Степка дотянулся до края фанерного транспаранта, запустил руку и нащупал горлышко. Он не ошибся - бутылка водки, причем не с алюминиевой бескозыркой без язычка, а с благородным завинчивающимся колпачком.
   «От винта!» - скомандовал Степка и свернул с хрустом крышку, затем приподнялся, чтобы выполнить упражнение «с локтя», запрокинул голову, открыл рот и водка заполнила рот. Он хотел сделать глоток, однако не смог. Не глоталось - горло без горла, так получается?..
    А-а, юмор понял. Старуха сколько раз желала, чтобы он водкой подавился, вот и подавился. Наверняка это кооперативный отрезвляк с гипнозом. Варька сунула в лапу, вот его и уделали. Заговорили ему пасть, устроили в горле непроходимость, лишили прав на прием внутрь. Никакой тогда это не парк Горького. То-то он удивляется, отчего тут клиенты такие тихие спят, как убитые - да они же в гипнозе! А бутылку этот хмырь принес, чтоб над ними поиздеваться! А еще родная дочь, эх, Варвара, как же ты так отца родного уделала?! Ничего не пить - так как же тогда жить?! Ни голову тебе не поправить, ни согреться? Ладно, доченька, век буду благодарен...
   Дверь снова скрипнула, давешний мужик явился с корешом, который был не только в форме, как и положено в нормальных вытрезвителях, но и не всегда успешно справлялся с боковыми заносами, размахивая при этом каким-то белым узлом. Вот гады, сами лакают, а трудящийся человек - не моги, над ним еще и измываются!
   Они взялись за стол и покатили его по направлению к Степке. Остановились рядом и вдруг заспорили: ее первую в театр везти (о, подумал Степка, тут и артистка есть, а что, они закладывают - будь здоров!) или его одевать?
   - Э-э, эму зупы праверили? - спросил тот, что шел юзом.
   - Третий день лежит. Выломали давно, - сказал любитель занашивать.
   - Э-э, праверить нада, - не согласился с юзом.
   Обдав запахом свежего «сучка», он положил ему вонючие и колючие ладони на лицо, влез пальцами в рот и стал раздирать челюсти. Степка замотал головой, схватил нахала за руки и возмутился:
   - Ты че, ты че, курвец, делаешь?!
   Нападавший в миллионную долю секунды протрезвел, раздался душераздирающий вопль, Степка с испугу разжал пальцы и «стоматолог» опрометью бросился к двери с криками: «Он воскрес! Воскрес! Милицию! Милицию!» Напарник рванул за ним, зацепился за стол, который противно взвизгнул  несмазанными колесиками.
    Первое, что застряло в Степкиных извилинах - это «милицию!». Ему не показалось странным, что грабитель взывал к ней, не догадался, где имеет честь пребывать, нет, услышав до боли родное слово, немедленно принял меры, чтобы смотаться отсюда. Многолетний опыт общения с ментами превратился у него в инстинкт под названием «рви когти». И чем раньше, тем меньше неприятностей. Но как - голым? Он прыгнул к узлу, который оставил «стоматолог», нашел там собственную одежду и за сорок пять секунд, как и учили когда-то в армии, натянул штаны, напялил сорочку, прыгнул в туфли, сунул носки в карман, набросил пиджак. Потерял, правда, полторы секунды на исследование необычного предмета, который он никогда не носил и который оказался галстуком, и помчался вслед за корешами с максимально возможной скоростью.
Сразу за дверью наткнулся на гроб со стружкой, расшифровал значение возгласа «Он воскрес!», сообразил, наконец, что это морг, и тоже пришел в ужас. Не помня, как ему удалось найти выход, он спрыгнул с крыльца и помчался, петляя между деревьями больничного парка. Уткнулся в забор, перемахнул через него как чемпион мира, и увидел невесть откуда взявшиеся товарные вагоны, которые тащил зеленый тепловозик. Догнал последний пульман, оказавшийся, на счастье, с тамбуром.

 

Комментарии   

0 # Сайт-литпортал писателя Александра Ольшанскогоlos angeles movers 17.07.2019 15:06
I am sure this post has touched all the internet
visitors, its really really nice paragraph on building up new weblog.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Сайт-литпортал писателя Александра Ольшанскогонавигаторы 02.12.2019 11:08
Благодарю за информацию.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>