Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

 Александр Ольшанский

Заметки к диагнозу


Стало общим местом, что наша страна больна. Оно не вызывает ни у кого сомнений, но в оценке проявлений болезни великие шатания и разнобой. Оценки  диаметрально противоположные, причем по  фундаментальным государственным, политическим, хозяйственным, общественным и моральным проблемам. С одной стороны, это затянувшаяся реакция на якобы имевшее место в СССР единодушие и единомыслие, а с другой - продолжающийся праздник непослушания расконвоированного народа, ошалевшего от вседозволенности или, как сейчас говорят, беспредела. Россия далека от стабильности, она сегодня калейдоскоп: достаточно малейшего сдвига – и  совершенно иной узор. Но пределы всему должны же существовать. Для этого, как минимум, надо уяснить, а что же с нами произошло и что происходит. То есть, поставить диагноз обществу и стране, найти общим знаменатель всем симптомам и проявлениям болезни. При чудовищном разброде в головах, когда попираются извечные моральные ценности и нормы? Но без диагноза невозможно лечение. Было бы прекрасно, если бы он был поставлен, позволим себе громкое выражение, всенародным консилиумом, тогда бы и лечение было бы оптимальным, без осложнений. К подобному самоанализу Россия еще не готова? 

1

Мы живем в мире кривых зеркал. Преимущественно электронных, предназначенных для навязывания людям нужных представлений с точки зрения интересов «хозяев» жизни. Во времена «холодной войны» дезинформация и дезориентация, «промывка мозгов», психологическая обработка населения противника, использование методов зомбирования, например, с помощью так называемого 25 кадра, доведение молодежи до транса с помощью оболванивающих, рождающих агрессию «музыкальных» ритмов и т.д. и т.п. достигли беспрецедентного развития.

Советский Союз вчистую проиграл идеологическую войну и, соответственно, холодную войну квазисоциализма с  неоимпериализмом. Кто у нас был фельдмаршалом идеологии? М. Суслов. Догматик и начетчик до мозга костей, ходивший в калошах и картузе во времена научно-технической революции. Питавшийся гречневой кашкой с молочком. На полях документов ставил еле заметные точки остро отточенным карандашом. Работники ЦК боялись не заметить какую-нибудь точку, гадали, что каждая из них означает. Время показало: они стали как бы символическими конечными точками в судьбе Советского Союза.

Могли ли сусловцы, вальяжные и «всезнающие» академики околокремлевской науки, записные пропагандисты и агитаторы противостоять многочисленным динамичным, изобретательным и обладающими гигантскими материальными и финансовыми возможностями западным центрам? Нет, конечно. Но сила не в деньгах, сила в правде - вот чего не поняли, более того, боялись кремлевские старцы.

Их, особенно в геронтологической стадии, Запад с поразительным коварством провоцировал. В 1968 году не обошлось без этого при решении вопроса о вводе войск Варшавского договора в Чехословакию. Вместо того чтобы помочь чехам и словакам создать в своей стране социалистическое общество с человеческим лицом - туда двинули танки. Что и требовалось Западу. Извилинами надо было шевелить, а они лязгали гусеницами! То же произошло и с Афганистаном.

Американцы достигли великого мастерства в идеологическом обеспечении своих политических, экономических, военных  и иных подрывных акций. Для наглядности приведу характерный пример. Недавно стало известно, что директор ЦРУ У. Кейси разработал комплексный план по организации экономического краха СССР. Р. Рейган утвердил его, и он стал целенаправленно выполняться. Обвал цен на нефть, запрет на поставку труб большого диаметра с целью подорвать нашу торговлю с Европой нефтью и газом, запугивание кремлевских старцев заведомо неосуществимой стратегической оборонной инициативой (СОИ), направленное на вовлечение Советского Союза в новый виток гонки вооружений, всемерная поддержка афганских душманов, националистов и сепаратистов внутри СССР - это только некоторые акции плана У. Кейси. Но это - и убийственные факты для любителей объявлять социализм ни на что не годной, совершенно бесперспективной формацией. 

Разумеется, план директора ЦРУ имел пропагандистское обеспечение и прикрытие. В этих целях, к примеру, было организовано написание известным американским публицистом Бобом Вудвордом книги «откровений» У. Кейси – «Признания шефа разведки». Она была издана Политиздатом в 1990 году массовым тиражом. Конечно, многие у нас читали «откровения», высчитывали, кто из самых высокопоставленных советских деятелей поразил американскую верхушку тем, что он - агент ЦРУ. И я строил догадки, не подозревая об истинной цели книги. Полагаю, что и Б. Вудворд не знал, как его используют. О том, чем в действительности занимался Кейси, в этой книге, естественно, ни слова.

Сусловский застой в сфере общественного сознания, в идеологии, искусстве, культуре было политикой умерщвления интеллектуальной и духовной состоятельности страны. Не только Суслов, даже Горбачев в начале перестройки не был готов расстаться с догмами вечно живого и единственно верного учения. Только спустя 15 лет до него дошло, что в стране может быть перспективна социал-демократия. Была возможность создать социализм с человеческим лицом, какой не редкость в Европе, стать нормальной страной, но этого как раз нам, благодаря Горбачеву и его синклиту, не позволили. Страна была готова к такой трансформации, но меченое место вскружили массовые западные камлания: «Горби! Горби!»

«Холодная война» закончилась, армия бойцов «идеологического фронта» на Западе без работы? Если бы! «Холодная война» продолжается, но другими методами, более изощренными. Чечня - это сегодняшний Афганистан. Вместо брошюр подрывного характера - ваххабистская литература и наркотики (американцы даже пальцем не шевельнули, чтобы воспрепятствовать производству наркоты в Афганистане - она же идет в основном в Россию!), расширение НАТО, двойные стандарты, в том числе и по отношению к терроризму, поддержка русофобски настроенных политиков в странах-соседях - в Прибалтике, Грузии, Белоруссии, Украине… Углубляться не стану - отдельная тема. Обращу лишь внимание читателей на то, что «холодная война», кроме объявленной в 1905 году Черногорией войны против Японии, пожалуй, единственная, которая не закончилась ни актом о капитуляции, ни мирным договором, ни международной конференцией, ни решением ООН. Стало быть, нет никаких препятствий де-юре, не говоря уж  де-факто, для ее продолжения. 

Не будет подведена жирная черта под нею даже в условиях нарастающей угрозы со стороны террористического интернационала. Иначе бы это означало отказ руководящих кругов Запада, прежде всего, США от антироссийской политики. Она ведется уже не одно столетие, в свое время я назвал ее Великой антирусской войной. Запад делает все, чтобы натравить этот черный интернационал на Россию. Так заведено исстари, со времен татаро-монгольского нашествия. За то, что защитили от него Европу, на нас двинулись псы-рыцари. Спасли ее от Наполеона - на Западе никто об этом и не помнит. В первую мировую войну понесли огромные потери во имя общей победы - Россия не вошла в число стран-победительниц. За то, что ценой жизни десятков миллионов своих сограждан спасли мир от коричневой чумы - нас уравнивают с гитлеровской Германией, судят наших ветеранов в Прибалтике. Более того, требуют нашего покаяния за то, что мы били фашистов и их прихвостней!  

Корни же черного интернационала берут начало еще в крестовых походах, религиозной нетерпимости, нынешней вседозволенности и распущенности западных нравов. Наследие империализма, но и национально освободительных движений, которых поддерживал Советский Союз. И протест против глобализма во имя благоденствия «золотого миллиарда», читай Нью Голд Орды, в том числе за счет исламского миллиарда.

2

Надо иметь в виду, что у нас не было ни социализма, ни коммунизма, не было и нет либеральных свобод и демократии - вместо них сублиберализм и субдемократия. То есть эрзац либерализма и демократии специально для использования в России и на постсоветском пространстве, и имеют они к подлинной свободе и народовластию такое же, как требуха, которую выпускники кулинарных техникумов именуют субпродуктами, к вырезке высшего сорта.

Если чаша весов в чеченской войне склоняется в пользу России, американские ньюголдордынцы и евробюрократы начинают ее усиленно поучать «гуманизму» и «демократии», боясь, что на Кавказе наступит порядок. Но какой - чиновно-бюрократический, который был и является одной из причин  новой кавказской войны? Или порядок, который соответствует кавказскому менталитету? Если победит второй вариант, то направлять основные удары международного терроризма на Россию будет гораздо труднее. 

Когда чеченский вариант во многом выдохся,  «доброжелатели» России  пытаются сделать  весь Северный Кавказ сделать зоной нестабильности, а в Закавказье  задумали возвести  Саакашвили в ранг главного закавказского борца с неоимпериализмом. Провал его  военной авантюры в Южной Осетии  они хотели  объяснить непропорциональным ответом России – логика даже курам на смех.

Кроме ядерного, у нас есть еще одно мощное оружие - знаменитое российское долготерпение. С этой точки зрения главное - не мешать геополитическим конкурентам приумножать роковые ошибки, упиваться своим всесилием. Оно преходяще - в каждой победе есть зерна грядущего поражения. У Америки впереди своя неизбежная перестройка. Уже сейчас видно, что мировое господство ей не по зубам, что она надрывается и выдыхается. США ждут не дождутся, когда они начнут вывод войск из Ирака, удовольствовавшись лишь свержением Хусейна? Впереди - разочарование и однополюсно-сверхдержавный синдром, который неизбежно выльется в крах, ничуть не меньше, чем развал СССР. И трагедия Нового Орлеана лишь подтверждает такой вывод: американское общество так же больно, как и советское, и российское. Если не более того. И не опаснее со своими ордами  моментально дичающих мародеров. А ведь в ближайшие годы, по мнению ученых, судьбу Нового Орлеана разделят Нью-Йорк, Вашингтон, Лос-Анджелес… Америку ждет урагангейт - кара за энергетический вампиризм, потребление 40 процентов добываемых человечеством энергоресурсов. Природные катаклизмы в сочетании с политическими и решат ее судьбу. 

Мы же приучены ко всему. Скажем, выращивать капусту на трамвайных путях, как это было в блокадном Ленинграде. Они на нечто подобное способны? Нет. Мы другие: у нас чужого горя не бывает, а у них - чужого успеха. И в этом самая существенная разница между нами.  
Многочисленные антисоветские, читай - антироссийские, программы послевоенного образца и план У. Кейси основывались на наших слабостях, недочетах, нехватках, предрассудках, неадекватности власть имущих. На вопиющей бездарности «властей».

На борьбу с СССР Запад затратил десятки триллионов долларов. Американский политбомонд в свете своих фантастических расходов вынужден убеждать налогоплательщиков, что США одержали победу в «холодной войне» - раз, в России победила демократия, - два, создается рыночная экономика - три, бывший противник стал партнером - четыре, «империя зла» развалилась - пять… Если налогоплательщики убедятся в том, что это не совсем так, что в России псевдодемократический и псевдорыночный флер, призванный лишь маскировать всесилие бюрократии и криминала, то уотергейт будет восприниматься ими как рождественская сказка со счастливым концом. 

«Цивилизованное» сообщество, особенно вашингтонское «политбюро»,  соглашается считать нынешнюю Россию демократической страной. Каждый слышит то, что желает слышать. Это блистательно продемонстрировали еще в ХIХ веке русские морские офицеры, которые парадным строем провели наших матросов по улицам Марселя. Русские моряки вдруг грянули «Марсельезу», французы, особенно француженки, пришли в неописуемый восторг, услышав из уст гостей слова своего национального гимна. В действительности же офицеры составили для нижних чинов абракадабру типа «Верблюжьим салом нос потри...» и т.д.

Всех, кроме россиян, устраивает, что Россия - раба своего богатства. Казалось бы, по всем статьям она должна быть королевой мировой экономики. Такое вполне могло произойти в первой половине ХХ века - с конца XIX века промышленный рост России составлял 15-20 процентов в год, мировые цены в основном определялись на нижегородских ярмарках, доллар считался такой же мировой валютой, как нынче, скажем, тэнге или лари. Но во главе страны стоял безвольный, бездарный монарх, самодержавная система и ее бюрократические институты не соответствовали вызовам времени.  

Пока остается возможность у России стать примой мировой экономики, ее не оставят в покое. Россия или должна эмигрировать, передав все богатства Нью Голд Орде, или исчезнуть, развалившись на полсотни государств, как о том мечтала, помнится, некто Г. Старовойтова. Или же, собрав волю в кулак, выстоять, возродить свою пассионарность, вернуться в число великих держав. 

С нами произошло, прежде всего, то, что можно назвать моральным разоружением. Новое мышление, о котором столько болтал Горбачев, - это оккупационное, то есть второсортное, подчиненное, заимствованное, уничижающее россиян мышление. Особенно оккупационное мышление свойственно молодежи, которая подражает западным образцам буквально во всем. (Кстати, это одна из причин оранжевого путча на Украине.) В целом же  это - результат действия промывки мозгов славному советскому народу западными идеологическими центрами, беспрецедентной сублиберальной агрессии, естественно, западного разлива и прикорма, против российских традиций, устоев, каких-либо норм, проверенных временем и доказавших свою жизнеспособность. Либерал-радикалами, они же либерал-фундаменталисты, все было осмеяно и оболгано - расчищалась площадка для процветания идеологии так называемых общечеловеческих ценностей. Не взирая на предупреждение поэта: «Россию аршином общим не измерить»!

Даже М. Ходорковский признал многие вины «либералов», но в надежде на их возрождение. В небольших дозах «либерализм» даже полезен - в качестве ядовитой прививки против самого же себя. Ну не способна псевдолиберальная требуха уяснить, что для нашего человека гораздо важнее воля, чем свобода. «Променяли волю на свободу в семнадцатом году», - эта строка поэта И. Николюкина, которую он написал лет сорок назад, поразительно актуальна. В ближайшие лет двадцать, пока не появится новое поколение, падкое на посулы, даже у подлинного либерализма, не говоря уж о его требуховой разновидности, в России никаких перспектив. Нахлебались.

После сублиберального шабаша страна представляет собой жалкое зрелище.  Все очевиднее огромные издержки перестройки, августовского путча, реформ и ничтожность их результатов. По качеству жизни Россия  сегодня занимает позорное 105 место из 111 возможных. Как при политике Гайдара-Грефа-Кудрина-Зурабова ей воспрянуть, как подняться? 

Даже нет того, чтобы после очередного бодуна из-за кремлевской стены раздался хриплый и удивленный глас: "А кака, панимаш, у нас национальная идея?"

Нет общенационального единства, потому что нет общенациональных приоритетов и целей. Не просматривается на деле политика социальной справедливости. Не предано анафеме насаждение воинствующего индивидуализма, вседозволенности, безответственности и безнаказанности.  

В стране нет элементарного порядка, а нас призывают из-за кремлевской стены к всеобщему братанию. Опять там рецидив неадекватности. Впрочем, адекватность на территории Кремля никогда не имела постоянную прописку. Вероятнее всего, в этом и состоит суть так называемого особого пути России.

Совершенно очевидно, что все вышеперечисленное представляет вызовы и угрозы России, на которые «власть» не может не реагировать. Она и реагирует - импульсивно, непоследовательно, через пень-колоду, но с оглядом на Запад. И украсть хочется, и колется -  пенсионеры заволновались, пришлось в разы увеличивать расходы  на обеспечение пресловутой монетизации льгот.

Президент В. Путин решил из средств стабилизационного фонда увеличить резко зарплату участковым врачам (шестьдесят тысяч осчастливленных и полмиллиона медиков, обойденных высочайшей милостью), учителям и научным работникам, облегчить жилищные проблемы. Надо отдать должное В. Путину: в таких размерах подобное происходит впервые. Президент как бы выпрыгнул из собственных либеральных убеждений, пошел на шаг, вряд ли не осуждаемый его окружением. Что из этого получится - поживем-увидим. Настораживает, что акция выглядит случайным отклонением от гайдаровско-чубайсовского экономического курса.  Еще хуже – мотивированной предстоящими тогда парламентскими и президентскими выборами.  И то, что окружение сделает все, чтобы потом с видом все ведающих кассандр заявить: «Мы же предупреждали: из этого ничего хорошего не получится». Еще никому не удалось вырастить агнцев в  волчьем логове.

3

И в чем же власть предержащие усматривают причину всех наших бед и трудностей? В отсутствии несокрушимой вертикали власти. (Она уже без ветвей. Как тут не вспомнить грустную шутку советских времен: «Телеграфный столб - это хорошо отредактированная ель»). То есть в отсутствии единомыслия и единодушия в сферах управления, его неэффективности, особенно в деле правоохранения «власти», а не народа. И не понимают, что это лишь часть проблемы, даже не полдела, поскольку главная проблема нынешней России - политическая модернизация структур государственного механизма на принципах народовластия, демократизация всех сфер жизни страны.
Почему так происходит? Неадекватность «власти» - следствие и причина в одном флаконе. Употребляю кавычки потому, что в Конституции власть записана за народом - он является единственным ее источником. Но Конституция у нас зачастую лишь бумага, а не Основной закон. Если даже президент В. Путин  был избран на второй срок меньшинством россиян, имеющих право голоса, то что говорить о думцах различного уровня, губернаторах, главах администраций, чья легитимность нередко неприлично ничтожна? Их вроде бы властью наделяют ими же изобретенные хитрые законы. Они не власть - а «власть», «власть предержащие», «власть имущие»… Употреблять в России слово «власть» без кавычек еще не настало время.
У нас в головах по поводу власти посттоталитарная каша, никакой ясности. Вроде бы власть должна служить народу, но почему «власть» так беззастенчиво помыкает своим хозяином? Врет ему на каждом шагу, притесняет, обманывает, наказывает, утверждает в жизни такие законы и правила, которые выгодны чиновникам, но не «единственному источнику»? Не поэтому ли у нас все вверх тормашками, что перевернута властная пирамида - не чиновник находится на службе у народа, а народ служит и услужает «власти»?
Для того чтобы понять, какая революция или какой переворот у нас случился после августа 1991 года, надо хотя бы немного вспомнить историю. Существует огромная литература по истории и теории власти и бюрократии, среди них фундаментальные труды, такие как «Номенклатура» М. Восленского, «Хозяйство и общество» М. Вебера - в последней вообще сформулирована теория бюрократии. Но я не ученый, не теоретик, а литератор, публицист, взявшийся за труд обратить внимание читателей на то, что, по моему мнению, валяется под ногами. И что оно действует как грабли, наступая на которые мы без устали грохаем себя по лбу, но в сознание так и не приходим.
Раньше было проще: всякая власть от Бога. Царь, хан, диктатор - наместник Бога на земле. И точка. Конструкция со скрежетом, но работала. Особенно для верующих.
Печаль нашей старины в том, что древнюю Русь раздирала усобица - разновидность индивидуализма тех времен. Восемьсот с лишним лет назад автор "Слова о полку Игореве" призвал русичей к единению - призыв до сих пор не услышан. Напротив, сегодня Русская земля разделилась.
Потом реальным источником власти стала Золотая Орда. В результате междоусобицы, которая ослабила Русь. От великого хана зависело, получит ли великий князь ярлык или тамгу, пайцзу на княжение или нет. А ярлык или тамга - кусочек кожи с ханской печатью, нередко носили их на шее, как нательный крест - власть-то от Бога! За тамгу надо было дарить подарки, бакшиш, или, по нынешним понятиям, торжественно преподносить великому хану взятку, давать разным ханам  и нукерам на лапу. Вот где истоки бессмертного российского взяточничества!
Из тех времен до нас дошла всенародная любовь и почитание всевозможных красных книжиц - служебных удостоверений, обязательно обтянутых кожей, с золотым тиснением. Даже президенту страны глава Центризбиркома вручает краснокожую тамгу - словно тот будет ее кому-то предъявлять, поскольку его в лицо, конечно же, никто не знает.  
И к печатям, которые в Золотой Орде заменяли подпись или оттиск пальца безграмотного хана, у нас трепетное почтение. Сегодня печатей да штампов на Руси - величайшее разнообразие и множество. Тут мы впереди планеты всей, их у нас больше, чем во всех остальных государствах мира. Существует даже отрасль по изготовлению печатей и штампов. Их регистрируют, идентифицируют, подделывают, теряют, воруют - сколько народу благодаря печатям кормится! В иных государствах печать-то одна-единственная - государственная, да и то не везде. Верят личной подписи, которую труднее, чем любую печать, подделать.
У нас же любовь к тамге и печатям обернулась стойким неуважением к человеку. Без бумаги - ты ничто. Ежегодно чиновники выдают россиянам миллиарды справок, удостоверений, квитанций - потому что другие чиновники их требуют. Не взирая на то, что в эпоху всеобщей компьютеризации число справковыдач должно пойти на спад. Не дождетесь! Так что тамга да печати - не столько формальная дань варварской традиции, сколько не преодоленный пережиток варварства по отношению к человеку, его достоинству, исключительности и неповторимости.


4

В России в течение веков сформировалась уникальная бюрократия. Еще в эпоху централизации возникла необходимость передачи власти от родовитых князей в руки подготовленного к управлению чиновничества - дьяков, стряпчих, писцов, засевших в приказах, позже – в департаментах, коллегиумах, министерствах и т.д. Иван Грозный, в чьем высокородстве сомневалось тогдашнее высшее общество, устроил ему опричнину - отобрал земли и богатства, многих лишил и головы. Руками опричников, своего рода реформаторов той поры. Огромную антигосударственную и антинациональную роль сыграл раскол церкви. Произошла смена «элиты». Новые «хозяева жизни» оказались вороватее и бездарнее прежних, и страна погрузилась в смуту. Такую плату за смену «элиты» Россия платила не раз, платит сейчас и еще платить будет, пока к управлению государством не придет национальная элита без кавычек.
Преодолев черную полосу в своей истории, Русь во многом возвратила традиционную аристократию к власти - в лице Шуйских, Романовых и иже с ними. Россияне, как и мы нынешние, видимо, считали, что лимит на потрясения у них исчерпан, поэтому и мирились со многими притеснениями от чиновников, забиравших все больше власть в свои руки. Чего стоило лишь одно кормление, на которое направлялись воеводы! (Его упразднил еще Иван Грозный, но кое-какие традиции кормления дожили и до наших дней -  возрождаются?).  Российское общество, как сказали бы нынешние образованцы, продолжало дезинтегрироваться. На юг, восток и даже север устремились толпы беглых крепостных. Вспыхивали восстания, множилось число злодеев - тогдашних братков, воров в законе. Страна оказалась в трясине косности,  отсталости, беззакония.
Россия нуждалась в качественном скачке. Ее пришпорил Петр. Ценой беспримерной жестокости преобразовывал на европейский лад. Царствование Петра далеко неоднозначно. Одна из главных его «заслуг» - скрещивание в чиновной среде традиционного российского авось и немецкого орднунга, параграфа. На свет появился чудовищный гибрид бюрократии, который размножается во властных структурах России по сей день. Так что Петр Первый по праву - отец российской бюрократии.
Он также сменил «элиту», во многом онемечил ее. Это вылилось в неизбежное появление в постелях наследников престола мелкопоместных немецких принцесс, становившихся российскими императрицами. С той поры повелось, что «власть» сама по себе, а народ сам по себе. Даже говорили они на разных языках. Но неизменным, со старины глубокой и до наших дней остается византийский чин правления, то есть власть чиновничества, бюрократии.
Как ни прискорбно, но западный либерализм в условиях России - опасная национальная порча, источник неисчислимых народных бед и страданий. Да, свобода - сладкое слово, но при безоглядном применении действует как цианистый калий. «Страна господ, страна рабов» - увы, есть здесь сермяжная правда. Но не вся: рабство всегда у нас уживалось с беспредельной вольницей. Не рабы и не господа создали самое большое в мире государство, а вольные люди. Беглые крепостные, казаки, те, кому невмоготу была неволя, кого манило неведомое Беловодье с молочными реками и кисельными берегами.   Атлантические демгувернантки не ведают о нашем богатейшем опыте народовластия - новгородская республика существовала в те времена, когда их предки и понятия о такой форме правления не имели. А казачье самоуправление, крестьянская община, земские соборы и вообще земство? И в опыте советов при желании можно найти немало народовластного…
Среди царей редко, но попадались и вполне приличные государи. Вера в доброго царя, долгожительница и в наши дни, должно быть, результат национальной генетической мутации, уживалась с поползновением к цареубийству. «Мочили» государей не «международные террористы». Погибали от рук бомбистов или придворных мятежей, как правило, не худшие из помазанников. Последний царь, довольно посредственная, да еще и рефлектирующая личность, являл собой полное ничтожество по сравнению с вершинами национального гения своего времени. Он «руководил» Менделеевыми, Жуковскими, Поповыми, Яблочкиными, Толстыми, Чеховыми, Достоевскими, Блоками, Чайковскими, Репиными, Станиславскими, Третьяковыми  и другими, чьи имена составляют гордость России?! 
Самодержавно-бюрократическая система стала политическим анахронизмом. Многие высшие чиновники назначались по требованию Гришки Распутина. Европа традиционно поддерживала все революционные силы, в том числе материально всевозможных радикалов, которые зачастую боролись не столько против самодержавия, сколько против России. Последнего царя и его братца Вилли западный политбомонд купил, что называется, на мякине, а точнее - взорвал балканскую мину, которую заложил еще Бисмарк. Столкнулись две могущественные европейские державы, вместо консолидации нации перед лицом внешней угрозы, на что рассчитывал самодержец и его синклит, Россия была ввергнута в новую смуту. Произошла она не по марксистско-ленинской теории, но не могла не произойти в условиях беззастенчивого чиновного предательства и казнокрадства. На фронте не хватало обмундирования, вооружения, патронов, снарядов, продовольствия, стало быть, нужны были все новые и новые военные заказы. Между тем Красная Армия была обмундирована в так называемые буденовки и шинели с «разговорами» из царских цейхгаузов. Только солдатских сапог от самодержавия досталось 60 миллионов пар, а оружия, патронов и снарядов хватило на пять лет братоубийственной гражданской войны.  
Марксистско-ленинская теория предназначалась для разрушения России, превращения ее в вязанку хвороста для разжигания мировой революции. Но мировой бузы не получилось, страной надо было как-то управлять, поэтому Максимам с Петроградской стороны на помощь были призваны старые спецы. Они должны были передать управленческий опыт нарождающейся большевистской бюрократии, которая стала перенимать пороки царского чиновничества так рьяно, что большевик № 1 увидел главную опасность для советской власти в комчванстве. И тут Ленин в исторической перспективе, что в силу его пристрастия к догматизму и политическому иезуитству вошло в число исключений, оказался прав. 
Сталин слишком хорошо знал повадки так называемой ленинской гвардии, которая для страны и для него представляла огромную опасность. Это были те самые волки, которые, попав в кошару, вырезают все стадо. Ленинские гвардейцы вырезали в России целые сословия и классы. Поэтому Сталин столкнулся с проблемой смены «элиты», доставшейся ему от Ленина. Около двадцати лет он боролся с уклонами, троцкистами, так называемой промпартией, занимался выведением нового типа отечественного чиновника. Молодого, талантливого, способного работать день и ночь, а главное - преданного его делу, делу Сталина. Преданность делу партии Ленина-Сталина, конечно же, было маскировочным эвфемизмом. 
Сейчас, когда схлынул мутный поток так называемой «демократической волны», когда всевозможные тати от политики, науки, искусства, вообще всех сфер общественного сознания, выдохлись в очернительстве и злопыхательстве, отрабатывая забугорные гранты в тридцать сребреников, появилась надежда, что правда о России ХХ века будет сказана.
В 2003 году в издательстве «Вагриус» вышла книга доктора исторических наук Ю.Н. Жукова «Иной Сталин» с подзаголовком «Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.» Нельзя утверждать, что автор, при всех его сдержанных симпатиях к вождю, пытается реабилитировать Сталина и его окружение, которое он называет «узким руководством». Но заслуга Ю.Н. Жукова в том, что он исследовал мотивы развязывания репрессий и называет нередко их ударников. Например, в книге приводятся факты, что позорная честь инициатора пресловутых троек принадлежит Р.И. Эйхе, кровожадному партийному боссу Западно-Сибирского края. Он представил в политбюро предложения расстрелять без суда и следствия 10 800 человек, а Хрущев, будущий заплечных дел мастер, попросил разрешения поставить к стенке 8 500 жителей Московской области, а 32 805 - выслать.
Надо заметить, что Сталину идея троек пришлась по вкусу. Хотя  в 1931 году и заявлял, что у России есть только история царей и войн, но ее он хорошо знал. Тройки стали называться особыми, что представляло собой точный перевод слова «опричные» времен Ивана Грозного. Вряд ли Сталин сомневался в том, что октябрьскую революцию, в дни которой он предавался любовным утехам с молодой женой, и последовавший за ней красный террор следует характеризовать как расцвет ленинской опричнины. Поэтому на смену ей организовал свою опричнину. 
Хрущев же, явно опасаясь личной ответственности за кровавое ударничество, свалил всю вину за 1937 год исключительно на Сталина. Показательно, что со всей Украины вначале предложили расстрелять 3 800 человеку, а выслать - 11 800. И туда был направлен «передовик» Хрущев, который и отличился на душегубском поприще. А грантовая околонаучная чернь и «независимые» СМИ до сих пор обряжают его в демократические туники!
Во всяком случае, Ю.Н. Жуков достаточно убедительно показал борьбу Сталина и «узкого руководства» с ленинско-троцкистской идеологией «мировой революции» за счет России. Сталин даже пытался осуществить смену «элиты», скомпрометировавшей себя и в годы гражданской войны, и в коллективизацию, и в годы голодомора, путем демократизации страны с помощью альтернативных выборов. Партократия пришла в ужас от перспективы лишиться на выборах власти, устроила обструкцию группе Сталина и, в конце концов, победила, оставила в силе номенклатурно-бюрократическую систему формирования органов власти, развязав в стране охоту на врагов народа, а затем и массовые репрессии.
Сталина хоронили в 1953, перезахоронили в 1962, наконец, самые длительные, политические, точнее, политиканские похороны, начались в 1985 году и длятся вот уже более двадцати лет. И конца им не видно. Я не принадлежу к поклонникам Сталина, напротив, но думается,  объективной оценке большого террора препятствует большая ложь о нем. Нас активно втягивают в борьбу со Сталиным, устраивают нам заворот извилин таким образом, чтобы мы всё, что было в те труднейшие времена, в том числе и великие свершения национального и планетарного масштаба, непременно предавали анафеме. 
Но политиканское уничтожение Сталина следует рассматривать лишь как сведение счетов наследников большевистской бюрократии ленинско-троцкистского разлива и необольшевиков, представляющих собой «либерально-демократическую» требуху ельцинского пошиба, с мертвым тигром. И вряд ли является случайностью, что антисталинисты так и не сподобились организовать судебный процесс по обвинению Сталина в инкриминируемых ему преступлениях. Не из опасений ли, что его противники предстанут в нелицеприятном виде, что они такие же людоеды, если не хуже? Ведь политическая борьба той поры менее всего напоминала умерщвление Иродом безгрешных и беззащитных младенцев.
Хотя Сталин был незаурядным политическим гомеопатом, то есть подобное лечил подобным, ленинско-троцкистской гвардии противопоставлял свое чиновничество, но страну от бюрократии не вылечил. Да такую задачу и не ставил, поскольку без своих опричников не мог обеспечить и обезопасить свое самодержавие. В результате ожесточенная борьба с бюрократией закончилась не его победой, а, скорее всего, поражением. Видимо, такой общий итог он предвидел, иначе не говорил бы своим сообщникам, мол, когда умру, вас передушат как котят. Так и случилось.
Думается, что конечная победа бюрократии над Сталиным является одной из самых противоречивых и трагических моментов в посмертной истории тирана.

5

На этом фоне хрущевские антибюрократические фортели выглядят попросту дуроломными. В самом деле, Хрущев, создавая сельские и промышленные райкомы и обкомы партии, разгоняя отраслевые министерства, вводя совнархозы и т.д., намеревался победить бюрократию, ту самую, которая и Сталину оказалась не по зубам? Он недооценил силу и жизнеспособность постсталинской бюрократии, особенно ее искусство мимикрировать в соответствии с требованиями «текущего момента», заорганизовать любое нужное начинание. Не послужил Хрущеву  и урок Маленкова, которого партократы отлучили от власти за покушение на их привилегии, в том числе пресловутые «конверты». Номенклатура, приобретшая во времена Сталина практически на генетическом уровне чудовищную сверхвыживаемость и сверхживучесть, некоторое время терпела Хрущева, а потом демонстративно дала ему под зад коленом.
Эпоха Брежнева не может быть иначе охарактеризована, как время самодержавного владычества аппарата. Бюрократия стремительно отрывалась от народа, обогащалась, обзаводилась предметами западного быта и западными идеями. Особенно отличались на этом поприще чада бюрократов. Во властных структурах шла мелкая возня между группировками - днепропетровской, московской, питерской, казахской, молдавской, сибирской, военно-промышленного комплекса… В республиках, союзных и автономных, «элиты» обрастали первобытной националистической щетиной. Не без помощи многочисленных зарубежных антисоветских центров, фондов, университетов и так далее.
Андропов в первые месяцы своего «царствования» отправил в тюрьму 18 тысяч казнокрадов, но как-то быстро ушел сам или же его «ушли» из жизни. Обратись он за помощью к заклятым друзьям из ЦРУ - наверняка прожил бы еще десяток лет.
При физически немощном Черненко в стране, в частности, в Московской писательской организации, начались праздники непослушания. В те дни вся Москва, да и страна, прислушивалась к тому, что творилось у писателей.
Пришедший к власти Горбачев, прирожденный эклектик, абсолютно не способный к генерированию каких-либо адекватных общегосударственных идей, в своей политике реализовывал все, что знал или что ему нравилось. Он возродил во внутренней политике хрущевское псевдореформаторство, призывал народ давить на чиновников снизу, а мы, дескать, будем их щучить сверху. Это стало началом его политических похорон. Для номенклатуры Горбачев, как противник, прямо скажем, был мелковат - она не таких обламывала и заставляла к себе прислушиваться.  У меня большие сомнения насчет того, что перестройка как таковая имеет отечественных авторов, а тем более Горбачева.
Он изворачивался при возникновении малейшей трудности, не предвидел последствия ни единого своего шага, пока не попал в навсегда сомкнувшиеся для него объятья Запада. В них его отжали, выдавили весь разрушительный для страны потенциал и выбросили, заменив более решительным, злобным и невменяемым дезинтегратором.
Как ни странно, бюрократия поставила на Ельцина - и это произошло тогда, когда он рядился в самые яростные борцы с привилегиями номенклатуры. И даже якобы ездил на стареньком «Москвиче», собирал по 6 мешков картошки на садовом участке (не путать с 38 снайперами!), лечился в районной поликлинике.
Нет, не могу не сделать в данном случае нелирическое отступление. Куда девались эти историко-демократические реликвии? Картошку, конечно, съели, «Москвич», допустим, сдали на переплавку, но садовый участок и районная поликлиника должны же сохраниться? Может, эти бесценные объекты лелеются земляками Ельцина, где, как поговаривают остряки, сохранились даже детали железной тачки, которая развалилась, когда предмет их гордости падал вместе с нею со строительных лесов вниз головой, перед тем как стать первым секретарем обкома?
Когда страну возглавил Хрущев, долго и безуспешно в Донбассе искали шахту, где он якобы рубал уголек. В свое время донецкие писатели объяснили мне, думается, истинную причину особых трудностей в обнаружении знаменитой шахты. Какой-то донецкий историк в хрущевские времена в областном архиве случайно обнаружил протокол собрания на шахте, где указывалось, что от фракции меньшевиков выступал Н. Хрущев. Обалдевший от неожиданного открытия историк сдал архивное дело, а на следующий день, когда вновь попросил его, то протокола там уже не обнаружил - архивные работники полистно проверяют сохранность дел после исследователей!
Что же касается номенклатуры… Она точно  «просчитала» Ельцина, предугадала, что он ведет борьбу не против привилегий, а за привилегии! И не ошиблись.

6

Сегодня стала очевидней суть происшедшей катастрофы. Ползучим методом, последовательно и целенаправленно, вбрасывая в общественный оборот отвлекающие шумовые эффекты, наподобие фильма С. Говорухина насчет криминальной революции, в стране свершилась Великая бюрократическая революция. Как и принято у нас, первая в мире.
Великая - по огромному влиянию на мировые процессы. По масштабам разрушения страны, превосходящих урон во время Великой Отечественной войны, и по той причине, что это целая гроздь революций на постсоветском пространстве.
Кое-кто до сих пор уперто считает, что в стране произошла демократическая революция. Бюрократия так и представляет ее «цивилизованному» мировому сообществу. Но назвать то, что произошло с нами на излете ХХ века демократической революцией - извините, господа хорошие и нехорошие. Ельцин боролся за власть, строить из себя демократа ему было выгодно. Ради власти он развалил под Горбачевым страну, открыл огонь из танков по законно избранному парламенту. Большевистская политсистема, дополненная относительной свободой слова, собраний и передвижений, пожирающая социальные завоевания народа, не гарантирующая даже право на жизнь, стала всего лишь необольшевистской. Зачаточное состояние демократии, которая не достигла стадии саморазвития и которая управляется административно, а то и попросту группировками, имеющими сложные отношения с уголовным кодексом, скукоживается у нас на глазах. И все это - демократическая революция?
Надо заметить, что попутно Россия со своей «демократической революцией» вновь исполнила извечную роль примера для не подражания. События у нас в конце ХХ века позволили вашингтонскому «политбюро» сделать вывод, что коммунисты - не самые последние негодяи в этом мире. И предпочли коммунистический Китай нейтрализовать вязким экономическим коконом - инвестициями, технологиями, самыми благоприятными статусами. Под тем предлогом, что в поднебесной обеспечивается порядок. А в отношении России до сих пор действует дискриминационная поправка Джексона-Вэника, хотя евреи не только уехали из страны, но многие из них уже успели вернуться обратно. 
Короче говоря, вашингтонское «политбюро» вместо желанной победы получило в наследство от Советского Союза гигантский ворох  необычных для него проблем. Ведь даже немецкая разведка во время войны не смогла добиться какого-нибудь заметного успеха: в России обязательно переиначат любой план, сделают по-своему, чаще всего вопреки элементарному здравому смыслу, обрекая тем самым любые, самые точные разведданные на роль дезинформации. 
Поживем - обязательно узнаем из архивов ЦРУ имя высокопоставленного агента-предателя, и тогда яснее станут детали происшедшей с нами общей, американо-советской, с точки зрения интересов наших народов, трагедии. А то, что она общая, остается все меньше сомнений. И в ней мы всего лишь обогнали Америку.
Чтобы понять суть свершившейся у нас бюрократической революции, надо хотя бы пунктирно обозначить те плацдармы, с которых чиновная рать двинулась на завоевание России.
К перестройке советская бюрократия пришла закаленной сталинским террором и мутеватыми хрущевскими реформами, познавшая сладость всевластья при брежневском застое. В перестройку взбунтовалась так называемая интеллигенция - сводная сестрица бюрократии, своего рода золушка, угнетаемая чиновничеством, страдающая от своих комплексов, в том числе и от собственной глупости по причине некритического заимствования выкрутасов западных интеллектуалов. Она стала изобличать бюрократию, поносить власть имущих, предлагать в качестве выхода из кризиса всевозможную ахинею и дребедень западного изготовления. Самодержавие большевики таранили марксистским чужебесием,  которое внуки большевиков, необольшевики, заменили на либерально-рыночное  чужебесие. Впрочем, так называемая интеллигенция всегда была такой: всегда булгачила народ, навевала ему сны золотые, звала его туда, сама не зная куда. Поэтому нет ничего удивительного, что чиновничество, отсидевшись в лихие времена, входя вновь в силу, начинало свое возрождение с порки безответственных болтунов, причисляющих себя к интеллектуальной и духовной «элите» общества.
Бредовые идеи «интеллигенции», имевшей отличные оценки по марксистско-ленинским дисциплинам, насчет освобождения личности от государства  пришлись бюрократии по вкусу. Особенно суверенно-националистической, которая вместе с такой же «интеллигенцией» была ударной силой по разрушению Советского Союза. Ведь большевики всегда бредили отмиранием государства. Прорабы «перестройки» и иные «реформаторы» этот бред воплощали и воплощают в жизнь, поскольку они, являясь необольшевиками, рассматривают государство как аппарат насилия, а не как устойчивую и справедливую систему самоорганизации жизни общества. Гражданское общество они лишь декларируют, а государство  разрушили и разрушают дальше. Бюрократы заодно с «реформаторами» преуспели в освобождении государства от социальных обязанностей перед гражданами (ломать – не строить!) - и  не стоит удивляться тому чудовищному состоянию, в котором находятся нынче все социальные институты страны.  Бюрократы освобождают себя, любимых, поскольку государство и «власть» в наших  головах, зачумленных  безудержным реформированием всего и вся, одно и то же, от каких-либо обязанностей перед теми, кому, казалось бы, они должны служить. Но при этом чтобы помыкать народом, комфортно, пользуясь огромными привилегиями и льготами, безнаказанно сидеть у него на шее! Есть этому и протестантское обоснование: богатый, независимо от способа обогащения, - избранник Божий, а бедный -  его изгой.
Процессы остракизма советского чиновничества сопровождались героизацией вначале политических заключенных, а потом вообще всех, кто был в заключении. Уголовники, а из сидевших 99,99 процента были именно они, вдруг стали героями для подражания. Не случайно мальчишки с тех пор стали мечтать о карьере бандитов, а девчонки - валютных проституток. Произошла страшная деформация общественного сознания, по сути - моральная катастрофа общества. Разве она не закономерна для страны, чья «интеллигенция» числит в любимых героях мошенника Остапа Бендера и беса Воланда, считает гроссмейстера в деле стяжания Ходорковского политиком № 1, видит его если не президентом страны, то, как минимум, депутатом Госдумы? А холуяж, по определению В. Розова, творческой интеллигенции «либерального толка»?  
Дошло до того, что один из субполитиков, получив назначение послом в одну из крупных западных стран, выговаривал работникам управления кадров МИДа:
- Кого вы мне подсовываете? У вас что, нет никого, кто бы сидел? С кем я буду там работать?
На излете горбачевщины министерства и ведомства, особенно союзные, стали, как медузы, почковаться.  Это было началом Великой бюрократической революции. Из одного министерства получалось десятка полтора различных научно-производственных объединений, ассоциаций, фондов и так далее. Армия чиновников стала стремительно разбухать. Но и госчиновников в России стало более чем в два раза больше, чем было в СССР!
В свою очередь «красные директора» на предприятиях создавали всевозможные кооперативы, которым передавали материально-техническую базу и финансы. Все это происходило под вопли в СМИ насчет низких темпов реформ, угроз их обратимости, красно-коричневой опасности со стороны послушного большинства в Верховном Совете СССР. Общество разогревалось кликушескими публикациями по поводу льгот чиновничества: пройдет несколько лет, и оно с горечью поймет, что если раньше за вторую ондатровую шапку чиновника могли из партии исключить, что означало конец карьеры, то теперь за то, что он еще один завод украл или прикарманил целую нефтяную провинцию, достоин лишь похвалы, уважения и зависти.
В итоге Горби разделил судьбу Хрущева, а пришедший к власти Ельцин полностью развязал руки бюрократии, вообще всяким лихоимцам. Многократно, фактически до полного бессилия и бездействия, были реформированы органы правопорядка. В процессе приватизации пышно расцвела коррупция, раздавались даже предложения узаконить взятки. Чиновничество стало присваивать собственности больше, чем могло распорядиться. То есть то, чем раньше бюрократия управляла, она его большей частью приватизировала. Название подобному коренному переделу собственности - революция. Именно по этой причине революция девяностых годов с полным основанием может считаться бюрократической. Она сопровождалась криминальными войнами - на сцену вышла братва, сплотившись к тому времени в организованные преступные группировки. Бюрократии пришлось делиться наворованным с бандитами. «Элита» и «малина» стали синонимами.
Одно из самых отвратительных «достижений» бюрократической революции -  конвертация властных полномочий в средство обогащения служивого и выборного чиновничества, в том числе депутатов, глав администраций и т.п. Нынче во власть идут служить не  идеям и не Отечеству, а по сугубо шкурным мотивам. Мы погрязли в бесконечном и неправедном переделе собственности. Сейчас пора силовиков и питерцев, завтра им на смену придут другие умельцы. Поэтому в богатейшей стране мира до неприличия бедное население, мужчины по продолжительности жизни занимают 138 место в мире, а женщины - 119-е.  Трудно не согласиться с М. Делягиным, что  сегодня «власть» - не руки общества, а его желудок.  
Бюрократия на девять десятых заслуживает лишь презрения, она вопиюще бездарна по своей природе и положению. Правительство мальчишек в розовых штанишках всячески способствовало разворовыванию и криминализации страны. Во-первых, оно реформировало страну по чикагско-гарвардским лекалам, на помощь ему, в частности Чубайсу, ЦРУ прислало шпионов, оказавшихся к тому же ворами, а во-вторых, «розовые штанишки» решительно не имели никакого представления о народном хозяйстве, не говоря уж о том, как им управлять. Приведу весьма характерный пример. Злые языки утверждают, что однажды Гайдар во время поездки по одному из регионов, увидев за окном автомобиля какие-то громадные строения, воскликнул:
- О, какие у вас домны большие!
- Это не домны, Егор Тимурович, а элеватор, - объяснили самому «талантливому премьеру» туземцы.

7

Захватив собственность, чиновно-бандитский Мамон должен был позаботиться о политическом обеспечении своих завоеваний. Купили со всеми потрохами СМИ, которые еще недавно хвастались своей независимостью. Поставили послушных чиновников на важные должности, скупили или подкупили депутатов, которые стали принимать законы в пользу «хозяев жизни».
В сознание населения продолжали вдалбливать злокачественные схемы. Например, стала считаться священной и неприкосновенной только частная собственность. Остальные формы собственности - коллективная, общественная, государственная, колхозная и т.п. - стали не священными и ой как прикосновенными. Но если что украл, то украденное тут же приобретало священный статус.
В сентябре-октябре 1993 года различным противоборствующим группировкам удалось поднять народ на защиту Верховного Совета России, на штурм гнезда оболванивания и лжи - Останкинского телецентра. Власть имущие, воспользовавшись удобным моментом, неорганизованностью и пофигизмом большинства населения, потопили в крови мятеж и показали, что они не ГКЧП, ни с кем чикаться не станут.
Страна вступила в эпоху президентского абсолютизма, прозванного в народе паханатом. По оригинальности такой политической системе не было, нет и быть не может равной в мире. Омерзительные черты  системы - неподотчетность избираемых перед избирателями, в условиях беспредела политтехнологий, таковая становится  абсолютной, невменяемость по отношению к мнению народа, безответственность перед законом, неподсудность… Ко всему прочему она включила в себя даже такой рудимент самодержавия как престолонаследие.
Системе полтора десятка лет. Это время ознаменовано, прежде всего, укреплением со стороны «власти» самой себя. Естественно, под видом укрепления государства и его институтов. Сюда с полным основанием следует отнести так называемое наведение конституционного порядка в Чечне, предпринятое в расчете на быструю и впечатляющую победу с целью поднятия никудышного ельцинского рейтинга. Это стоило жизни десяткам тысяч россиян, страна получила новую кавказскую войну, кровавые террористические акции, которые «власти» относят на счет международного терроризма.  
В последние годы прижилось выражение «административный ресурс». Конечно же, сей эвфемизм призван маскировать всесилие невероятно разбухшего аппарата. А что может представлять пресловутый ресурс в демократическом обществе? Вне всякого сомнения - тяжкое злоупотребление служебным положением, преступление против демократических основ общества. Приведение к власти путем административного давления, угроз применения экономических, юридических, кадровых и иных санкций нужных политических деятелей, партий, представителей, как нередко бывает, преступных группировок. У всех на памяти избрание «медведей» в Государственную думу. Без программы, объявленных целей, на голом административном ресурсе. 
Появился еще один эвфемизм - «административная реформа». Это вовсе не означало, что Путин  с ее помощью вышел на тропу войны с бюрократией. Ибо это была бы затея куда опаснее «мочения в туалете».     Чиновничество отнюдь не собака, виляющая перед Кремлем, а дракон, который вертит Кремлем и страной так, как ему заблагорассудится. Между прочим, подобное произошло России в результате революции 1905 года, когда, по мнению М.Вебера, ее итогом стала бюрократическая рационализация авторитаризма, а самодержавие, читай - тоталитаризм, сменила не конституционная монархия, а «мнимый конституционализм», сутью которого стало всевластье чиновничества. Что последовало, всем известно.
Уж что-что, но В. Путин не производит впечатление самоубийцы.  Следовательно, административная реформа - всего лишь была очередная, очень мягкая чистка рядов бюрократии, освобождение от важных должностей не «своих» чиновников. Большего тут не было дано и не позволено.
Сталин тоже освобождался в тридцатые годы от кровожадных «ленинских гвардейцев», ставил на их место свои кадры, которые «решают все». Недавняя административная реформа в итоге пошла лишь на пользу бюрократии. И начиналась она с увеличения окладов и премий не на тридцать рублей, каковые однажды отстегнули пенсионерам, а в разы. 
В России всё возвращается на круги своя. Но всегда в гораздо худшем виде. Из чиновничества, как опоры режима, сформировался правящий класс, из правоохранительных органов, размножившихся по названиям и количеству - своего рода преторианская гвардия. В молодежной среде появились штурмовики, орудующими (пока?) бейсбольными битами. Партия «Единая Россия» сегодня больше напоминает КПСС, чем даже КПРФ. Все это - зловещие признаки упреждающего укрепления чиновничеством своего владычества, зачистки  пятен, оставшиеся от праздника непослушания условно расконвоированного народа.
Винить В.Путина во всем этом несправедливо. Он не мог опереться на народ, поскольку его поддержка эфемерна и относительна - на фоне Ельцина каждый  казался бы идеалом. Народ же у нас в большинстве своем равнодушен даже к собственной судьбе - так его изуродовали большевистские и необольшевистские компрачикосы.
С величайшими потугами президент освободился от смотрящих Ельцина, поэтому и «питеризация» аппарата - результат бескадрицы,  безысходности, одиночества на Олимпе. Обвинять Путина в том, что оказалось не по плечу Сталину, Маленкову, Хрущеву, Горбачеву, тоже весьма проблематично.
Его вина - в потакании аппетитам чиновничества, уводе «власти» из-под контроля народа, сведении на нет крохотных демократических завоеваний, возрождении элементов полицейского государства.
При Путине Россия так и не определилась, куда она идет. Нет четких целей, приоритетов, на основе общественного согласия  общепринятых путей и  способов продвижения к ним. Удвоение ВВП - это же из первомайских призывов, а борьба с международным терроризмом - для политического экспорта. Кстати, ВВП такой мизерный, что его хоть каждый год удваивай. Да и растет он главным образом на инфляционных и нефтяных, а  не на производственных дрожжах.
Россия нуждается в программе национального возрождения, сутью которой должно стать обеспечение достойного уровня  жизни всех россиян, как и материального, так и нравственно-духовного. Ржавым аппаратным инструментарием достичь этого нельзя. Выход только один: целеустремленное, настойчивое продвижение по пути возрождения инициативы народа, передача ему от чиновничества всех рычагов управления государственными и общественными делами. Народ, а не чиновник, должен быть хозяином страны.
И опять мы у разбитого корыта. Рано или поздно, однако неизбежно придется начинать с того, что было расстреляно танками Ельцина - с демократизации страны.

Заметки к лечению

1
Вначале почти лирическое отступление. После распада СССР и расстрела парламента, я пережил жесточайший творческий и духовный кризис. И бывший начальник управления по экспорту и импорту прав на произведения литературы и искусства, член правления союзного ведомства, бывшая идеологическая номенклатура секретариата ЦК КПСС, несколько лет гонял грузовики. Вспомнил молодость, когда после техникума был механиком и шофером. В Литинституте мы  шутили над известной песней - "вышли мы все из народа". Выйти из него, мол, это что, а попробуй вернуться в него. Удалось вернуться. Как большое достижение расцениваю, когда в Вологде на одном из заводов в споре со мной один из ветеранов воскликнул: «Да ты хоть фамилию такую - Бухарин - слышал?!» Промолчал, что  встречался   с вдовой «любимца партии» по поводу изданий ее книги за рубежом.
Из дальнобоя, где сверил свои представления с подлинной жизнью народа, я попал… в тогдашнюю «партию власти» «Наш дом – Россия».   Старый товарищ Г. Шипилов, первый заместитель руководителя исполкома НДР, при встрече задал мне вопрос: «Почему ты не с нами?» Я изобразил ладонями домик, спросил: «Хочешь, чтобы пошел под эту крышу?» 
Шипилов сказал: «Приходи, поговорим». Пришел. Высказывал ему обвинения в адрес «власти», называл проблемы, которые не решаются. На что Шипилов чаще всего отвечал: «И мы так считаем». В прошлом он был замзавом одного из отделов ЦК КПСС, несколько лет кормился написанием статей в различные энциклопедии. Предложил написать проект постановления предстоящего IV съезда НДР. Мол, знаешь жизнь не понаслышке, вот и предлагай то, что считаешь сегодня самым нужным.
Разумеется, я понимал, что НДР состоит из чиновников. Без них не обойтись,  а трагедия России в том, что быть честным чиновником в ней не выгодно. И практически невозможно – белую ворону сородичи заклёвывают. Знаю по собственному опыту.
Остановившись на жанре политической резолюции,   сосредоточился на комплексе злободневных проблем. К ним можно было приступать, размышлял я, если НДР превратится в партию здравого смысла, партию народных/национальных интересов. Без этого не решить стратегическую задачу - перевести экономику страны в постиндустриальную фазу, с чем мы опоздали на десятки лет. Это высокие технологии, инновации, отход от роли сырьевого придатка Запада. Для обеспечения перехода надо, чтобы социальная политика определяла характер производства, а не наоборот. Привлечь к управлению экономикой технократов. Определить и законодательно утвердить современный стандарт (не прожиточный минимум!) образа жизни россиянина, обеспечивающий приоритет образования, науки, интеллекта, культуры, которые должны стать основной производительной силой. Приоритет должен отдаваться не частной, а самой эффективной экономике. Для решения этих узловых проблем необходимо обеспечить демократизацию страны. Слово «демократия» еще в начале девяностых было скомпрометировано, и мне пришлось искать его соответствие. Остановился на «дебюрократизации». Ведь суть демократизации состоит в том, чтобы вернуть властные полномочия народу, отобрав их у чиновников. Более того, только в этом ключе и могут развиваться у нас демократические процессы. А для бандитов нашлась «декриминализация»… Затем над резолюцией вместе со мной работали профессор З. Зотова, министр образования В. Кинелев, но все мои «зерна» остались. Резолюция, несмотря на то, что записным «либералам» западного пошиба активно не нравилась, была принята съездом. 
Мне предложили возглавить в федеральном исполкоме НДР отдел по работе с общественными организациями. Согласился, поскольку была возможность и дальше прививать черенки здравого смысла «партии власти» во главе с Черномырдиным. Сейчас понимаю, насколько  же наш брат-литератор бывает наивным. 
Движение  все больше не нравилось кремлевским кукловодам и Ельцину. НДР, сильно хромая на «правую ногу», так и не сподобилось  занять центристскую позицию. Последовала отставка В.Черномырдина с поста премьера. Многие ждали, что он уйдет в  оппозицию. Лишенного должности премьера поздравлял с 60-летием весь столичный бомонд. Но юбиляр  поехал принимать поздравления от «всенародно избранного» - должно быть, грехи не позволяли поступить иначе… Движение так и не рассталось с ролью партии лакейского звания. В НДР стали появляться бунтари - генерал Рохлин или руководитель думской фракции Беляев. (В. Рыжков, который придумал название «Наш дом – Россия» и тоже возглавлял фракцию, сейчас один из самых яростных критиков нынешнего режима. Но – либерал…). Из всех стволов СМИ по НДР был открыт огонь на уничтожение. Из исполкома НДР «ушли» идеолога, бывшего зам. генерального директора ТАСС, Ю. Сизова, потом Г. Шипилова… 
В.Черномырдин допустил ряд ошибок при повторном, несостоявшемся возвращении в кресло премьера. Ранее был допущен судьбоносный просчет: В. Путин возглавлял питерскую организацию движения, однако место ему в президиуме политсовета не нашлось. Тогда как руководитель ленинградской парторганизации в советские времена всегда входил в состав политбюро. Да и в финансовом отношении питерская организация содержалась, что называется, в черном теле. В конце концов, все это привело к появлению на политической сцене «медведей», куда вошли бывшие эндээровцы, которым ничто не претит состоять в очередной организации типа «чего изволите?» Нынче вряд ли кто из здравомыслящих сомневается в том, что «Единая Россия» никогда не станет настоящей политической партией. Как была она политклубом бюрократии, так и останется.  Не партия, а бизнес-проект. Как, впрочем, и вся нынешняя «власть». Зато у  заединщиков «заслуга»: по преобразованию парламента в бюрократическую штамповальню.
Что же касается «дебюрократизации», то я в «Парламентской газете» не без умысла назвал ее одной из важнейших забот только что пришедшего к власти В. Путина. И сработало! Правительство приняло меры по снижению бюрократического нажима на предпринимателей. Хоть шерсти клок! Кстати, В.Путин нередко употребляет другое слово, более русское – «разбюрокрачивание», и оно более применимо к бизнесу. Но и  разбюрокрачивание приказало долго жить.
Между тем я убежден: без подлинной дебюрократизации у России нет будущего. Дебюрократизации политической системы, управленческих структур, а самое главное – сознания.  Оно у нас ущербное, с этой точки зрения мы общество, состоящее из 100 процентов  инвалидов, сознание которых искалечены бесправием человека и всего народа перед всесилием «власти» и начальства. Ментальных инвалидов, если угодно. Бюрократическое сознание стало ахиллесовой пятой россиян. В нем корни безволия, нерешительности, нераспорядительности, пофигизма, безнравственности, антигражданского поведения и множества иных бед. Никто у нас не занимается воспитанием достойных граждан страны, развитием гражданской инициативы, а понятие «гражданская ответственность» скукожилась до обозначения грабительского, не государственного, а частного (!?) налога на владельцев автомобилей. 
Бюрократическое сознание проявилось с особой силой в бесланских событиях. Шло время, несчастные маленькие заложники не могли даже утолить жажду, а дяди-бюрократы ждали команд сверху. Никто не решился возглавить штаб, взять ответственность на себя. Это не только гражданская импотенция, думается, что в уголовном кодексе для оценки этого найдутся соответствующие статьи. Если, опять же, последует команда сверху. Она вроде бы последовала, но никто не понес какую-либо ответственность за   кровавое избиение детей.
Бюрократическое сознание - заразная, прилипчивая ментальная болезнь. Меня, к примеру, подчас удручали ответы В.Путина на  «толковище» с народом. Особенно, когда он рассуждал о детской беспризорности и отвечал на прямой вопрос слушательницы, когда же будет увеличено 70-рублевое детское пособие, на которое и памперсы не купишь. Ход рассуждений был сугубо чиновным: сложная проблема,  требуется комплексный подход и т. д. и т.п. То есть так, как ему день ночь «лепят горбатого» подчиненные. Вот уж поистине: с кем поведешься, от того и наберешься. В то же время В.Путин был не бесстрастен, когда обещал ставропольскому губернатору не предлагать его кандидатуру на переутверждение, пока тот не обеспечит водой людей. Политфарс, а все-таки… 
Однако не стоит обольщаться: за время его дожития (употреблю по  примеру его окружения слово-уродец) на президентском посту в стране ничего толком не изменилось. И дальше форсировалось исполнение  окружением собственных бизнес-планов, предприниматься меры по обеспечению итогов бизнес-акций, закреплению во «власти», передаче президентства достойному преемнику.  
Как бы там ни было, но положение дел в стране и мире не позволило В.Путину и его окружению почивать на лаврах всенародной поддержки. Национальные проекты, меры по стимулировавнию деторождения и улучшению демографической ситуации в стране, принятые и осуществляемые в стране по инициативе и под контролем  В.Путина заслуживают всенародной поддержки.  И его шаги в качестве премьера по поддержке отраслей российской экономики,  конкретных предприятий, способных вытащить страну из трясины кризиса. А ведь начинал он бороться с кризисом со спасения промотавшихся олигархов и  банкиров, набравших за бугром дешевых кредитов…

2

Для преодоления ментальной инвалидности уместно уточнить термины - демократия, демократизация, народовластие. Демократия в  понимании россиян явно отличается от  понимания европейцев и американцев. Янки фундаменталисты: признают только демократию своего  пошиба.  Вообще понятие «американская демократия» составляет содержание самого короткого и бородатого анекдота  западного полушария.  Американцы навязывают свою «демократию» огнем и мечом, не брезгуя и  ракетами с радиоактивными сердечниками. У европейцев не такая дикая аллергия на особенности государственного устройства. В принципе, демократия как таковая невозможна. Что блистательно доказал Р. Генон. 
Мать-природа не позволила себе роскошь быть демократкой: в любом обществе, даже самом маленьком, всегда есть ведущие и ведомые, лидеры и подчиненные, свирепые и мягкотелые… Строить демократическое общество – такая же блажь как и светлое будущее. Но возможна демократизация - то есть степень привлечения членов общества управлению его делами,  к отправлению властных полномочий.  Не только возможна, но и жизненно необходима, поскольку без этого немыслимы какая-либо  справедливость, социальная активность и инициатива, гармония общественных отношений в стране, достойная жизнь в ней. Чем выше степень демократизации - тем гармоничнее общество. Автору этих строк ближе народовластие, которое отнюдь не является синонимом слова демократия.  Народовластие –  тоже демократия, но без американского фундаментализма и западноевропейского лицемерия. Понятия «демократичность», «демократизация» стали общепринятыми, обрусели, а слово «демократ» - ругательным. Потому что не те стали называть себя демократами.
Кардинальное лечение видится в разработке и принятии «Кодекса  Российской Федерации о народовластии». Нужна и конкретная программа демократизации страны. Как вектор и гарантия развития общества на фундаменте народовластия. Не на основах бюро-, хунто- или олигархократии. Или охлократии, власти толпы, на заокеанском поводке, как это случилось в Сербии, Грузии, Украине… Необходимо продвигаться к созданию саморегулирующегося государства-общества. Без этого - мы обречены на бесконечные неудачи, аутсайдерство в мире, новые колоссальные потрясения, вполне возможно, даже на потерю государственности.
И еще один весьма существенный аспект. Мое поколение с юности мечтало о демократии в нашей стране. Как и наши родители, и деды.  Ельцинщина растоптала мечту поколений. Нынешняя бюрократия сводит народовластие лишь к имитации якобы легитимных, предельно куцых выборов. Надо народу вернуть мечту о справедливом, демократическом устройстве страны, настойчиво, шаг за шагом, продвигаться к нему. Вокруг этой цели можно на деле, а не на словах, объединить страну и общество.
Сегодня, как никогда, злободневно чеховское «я по капле выдавливал из себя раба». Нынешние власть имущие как раз стремятся из нас сделать стадо послушных рабов, в лучшем случае - батраков, не ведающих о чувстве собственного достоинства, о чести и совести. Россиянам с младых ногтей вдалбливается чудовищный индивидуализм, прививаются понятия типа «ты умри сегодня, а я умру завтра», «человек человеку - волк», «моя хата с краю», пропагандируется успех любым путем, жестокость, насилие, обесценивается человеческая жизнь. Возводится в ранг достоинств пофигизм, равнодушие, асоциальность и аполитичность. Расчеловечивание и раскультуривание достигло невиданных масштабов. Все это делается во имя осуществления гигантского бизнес-плана по окончательному превращению России в сырьевой придаток «золотого миллиарда».  
Взываю к сопротивлению, поскольку надежд на  нынешнюю «власть» никаких. Прежде всего каждая семья должна стать очагом сопротивления чужебесию и безнравственности. Да, да, наша несчастная семья, практически уничтоженная как первичный институт самоорганизации общества. О самоорганизации жителей по месту жительства я в международном журнале «Форум» (№ XXVIII-XIXX, 2003 г.) предлагал создавать  коммуны, общины или товарищества собственников жилья, не только с целью решения мусорно-канализационных проблем, но и во имя создания достойных  экономических, социально-бытовых и нравственно-духовных условий жизни. Возможно, положение начнет меняться, когда в полную силу заработает закон о местном самоуправлении. Однако  и тут необходимы политическая воля, колоссальные усилия, чтобы дело самоорганизации общин по месту жительства сдвинулось с мертвой точки. Создание эффективного местного самоуправления обречено на провал, если оно не будет подкрепляться действенными мерами по демократизации всего общества.
Рано отправлять коллективизм на свалку истории! Сообща легче отстаивать свои права, заставлять  «слуг»  уважать народ и работать ему во благо. Настало время отвыкнуть от привычки не возникать, когда - чинуша,  хозяйчик или начальничек - обижает тебя или ближнего твоего. Дашь как следует сдачи  -  их препохабия обучаемы, неповадно будет. Никому и в голову не приходит уважать того, кто не уважает самого себя.
Работа на годы, десятилетия, в деле воспитания подрастающего поколения - бессрочная. Здесь надежда на энтузиастов из числа педагогов, работников культуры, деятелей искусства и литературы, общественных организаций и общественников. Как воздух нужны детские, подростковые и молодежные объединения и организации. Россию могут возродить лишь  социально и политически активные граждане и патриоты, а не самовлюбленные пофигисты, кичащиеся своей дремучей аполитичностью.
Гражданская активность  -  сильнейший  политический антибиотик, когда правительство представляет собой конгломерат частных интересов,  министерства или агентства впору переименовывать в вотчины и когда государственные, стратегические заботы у кабинета  далеко не на первом месте. Правительство, которое ведет себя как  оккупантское, не может не грабить народ,  куда опаснее всего сонмища самых размеждународных террористов. С этой точки зрения национальные проекты В. Путина – долгожданные ласточки, но станут ли они символом и смыслом обновительной весны в России?
Ужасны террористические акты, но это лишь акты, пусть и повторяющиеся, тогда как бездарная, бесконтрольная и неподчетная народу «власть», да еще обуреваемая преобразовательством всего и вся, представляет собой системную угрозу.  Результат - дезорганизация и нравственное банкротство государства и общества, потеря только за последнее  десятилетие и только в России  9,5 миллиона человек!

3

Присмотримся, к примеру,  к так называемой реструктуризации сельских школ, навязанную министром Фурсенко. В стране закрываются малокомплектные школы. Такое уже было в советские времена, и я в Восточной Сибири сталкивался с тем, что  школы с численностью до 50 учащихся вообще закрывались, а старшеклассники должны были уезжать за сотни километров в интернаты, откуда они, как правило, не возвращались в родные деревни  и поселки. Громадные территории, которые  тяжким трудом и непосильными для других народов лишениями многих поколений обживались, обезлюживались. Политика депопуляции российских просторов, уничтожения сельских населенных пунктов продолжается  и сегодня. Платными полностью или частично являются половина учебных заведений страны. Из-за невозможности заплатить школьную дань  подросток кладет голову под поезд… Уже две трети призывников не имеет среднего образования. Такое было только в первые послевоенные годы, когда после семилетки подростки, чьи отцы погибли на фронте, вынуждены были идти на работу. Безграмотных легче обманывать и закабалять, не этой ли цели служат ваши реформы, господин министр?
Система образования обязана готовить подрастающее поколение к жизни в демократическом обществе. Мне кажется, что этому не уделяется никакого внимания. Скажем, закон Гей-Люссака  пригодится во взрослой жизни одному из ста тысяч учеников, а с законами, по которым живет Россия, придется постоянно иметь дело каждому. А почему не разработать систему подготовки подрастающего поколения к жизни? Почему в  учебных заведениях отсутствует полнокровное и эффективно функционирующее самоуправление учащихся?  Есть уставы, но нет конституций, которые бы начинались так: «Мы, народ такой-то школы (или университета)…» Разве не может быть в учебном заведении президент, парламент,  суд, действовать система демократических выборов? Самоуправление должно научать вступающего в жизнь демократическим убеждениям, привычкам, в том числе и предпринимательству. Почему практически нет школьных малых предприятий, магазинов,  развлекательных учреждений? Юноши и девушки должны с  детских лет учиться честно зарабатывать на жизнь. К сожалению, в стране не уделяется внимание развитию ювенального законодательства. И нет ничего удивительного в том, что в Вятке, например, подростки сами создали комитет по защите своих прав, успешно отстаивают сверстников в коридорах «власти», в судах.
В замене пятибалльной системы на стобалльную может и есть какая-то сермяга. Только она и на миллиметр не приблизит систему образования к главной цели: быть школой демократии, готовить настоящих,  прежде всего активных, граждан России. Школа опять готовит в вузы, а поскольку в них учиться все дороже, бесплатных (конституционных!) мест все меньше, то многим некуда податься, разве что в бандиты или проститутки? 
Как бедствие для  будущего страны большинство населения  расценивает пресловутый Единый государственный экзамен. Видимо, за бугром поняли, что выпускники наших вузов по уровню знаний и общей подготовке сто очков давали выпускникам всяких Гарвардов. Наши обычные курсовые работы – я знаю такие случаи – в Америке становились докторскими диссертациями.  Надо было  резко понизить образовательный и интеллектуальный уровень нашей молодежи – для этого  России предложили присоединиться к пресловутому Болонскому протоколу. Наши чиновники  рады стараться, разработали ЕГЭ, который никак не соответствует творческому менталитету и смекалке нашего народа, все мышление низводит до уровня «угадал - не угадал».
Большинство россиян считает ЕГЭ методом дебилизации молодого поколения, превращение образования  в стране для богатых, а не умных. Ломоносовым  путь в науку будет заказан, окажется не по карману. Кстати, один мой товарищ задал одиннадцатиклассникам вопрос о нем. Ответом было молчание. А потом один вспомнил: «А-а, учительница что-то говорила о нем. Это тот, что для Бен Ладена готовит взрывчатку».  Мне же кажется, что преобразователи нашего образования с помощью ЕГЭ закладывают ее под себя. Раньше или позже – но рванет…

4

Большое лукавство – утверждение  социлога Ю. Левады о том, что реформы всегда сопровождаются ухудшением жизни народа. Есть реформы-нормализации, а есть реформы-разрушения. У нас  исключительно последние, а реформ, которые бы приводили в норму жизнь народа, еще не было. Потому что они не из жизни, а из контор, из сумеречного бюрократического сознания. Навязываются народу, а они ему такие до лампочки…
Нужен закон о реформах, который бы заставлял всевозможных преобразователей в обязательном порядке советоваться с народом, спрашивать соизволения, нести ответственность за неудачи. По сути закон о реформе реформ. «Власти» проводят реформы, как правило, во имя быстрого и внушительного  хапка. Никаких локальных экспериментов, сразу ломают жизнь на одной шестой. Этот закон должен приниматься на референдуме и иметь силу конституционного акта. Иначе мы никогда не избавимся от  лжереформ.
Реформы и законы у нас никогда толком не продумываются. Такое законотворчество лишь дезориентирует общество.  Не могу не напомнить по  этому поводу старый анекдот. Когда мы запустили первый спутник, то ЦРУ украло его чертежи. Американцы заявили: «Нет у вас никакого спутника. Мы в соответствии с вашими чертежами изготовили детали и получился паровоз!» Наш ответ: «Все правильно. Вам следовало украсть еще шесть эшелонов изменений и дополнений, и если вы все это изготовите, то и получится спутник». Анекдот как нельзя лучше характеризует наше современное  бюрократическое законотворчество, принятие бесконечных изменений к изменениям и дополнений к дополнениям, в которых уже трудно разобраться юристам с самими высокими научными степенями и званиями. Принимала же Госдума закон о земле без главы, составляющей десятки страниц - куда анекдотам до бюрократической действительности! 
Невразумительность нынешней внутренней, да и внешней политики, свидетельствует о неспособности и растерянности российского истеблишмента. «Куда идти?» - этот вопрос куда важнее сегодня вопроса «Что делать?»
У нас не было демократии, трудно отнести к таковым хаос и беспредел - бюрократический, олигархический, криминальный. В действиях власть имущих все больше усиливаются автократические, антидемократические тенденции. Демократии не было и нет, а антидемократии навалом. Ведомство по избранию продолжает заниматься обрезанием избирательных прав граждан. Не состоявшись, кануло в лету пресловутое разделение властей. Сейчас одна «власть» - единая и неделимая, чиновничья, выступающая под псевдонимом исполнительной. Не только законоутверждающая (законодательной назвать ее язык не поворачивается) - ее филиал, но и судебная. Даже большевики не решались упразднить выборы судей. Причина недоверия россиян судьям состоит именно в их назначении, бесконтрольности со стороны населения. Как можно называть независимым назначаемого судью? Платить премии за хорошую работу даже членам Конституционного суда, как это было при Ельцине? Или у нас исчезло телефонное право, суды никогда и нигде не исполняют заказов власть имущих? Правоохранительные органы сегодня охраняют не столько  права граждан, сколько начальства. Они как были репрессивными, таковыми и остались. Не раз и не два я писал о том, что по население должно назначать шерифов, тот  набирает милиционеров или полицейских, подотчетен только избравшим его согражданам. Никакой реакции от МВД, депутатов, общественных организаций. Глас вопиющего в чиновной пустыне. 
Множество проблем не решается, откладываются на будущее. У нас стабильность показушная, на самом же деле в обществе нарастают деструктивные тенденции.  «Власть» сама взращивает своих могильщиков - взять хотя бы дурно пахнущую кампанию по осуждению и запрещению нацболов-лимоновцев. Она вырастит из них Клюевых, Желябовых, Савинковых, Камо и Кобу… Не говоря уж о пресловутой реформе ЖКХ, которая способна взорвать Россию…
В политике ничто не проходит бесследно. Порой даже очевидные благие дела имеют весьма плачевные последствия. Можно, например, считать, что революцию 1905 года, а она в основном была крестьянской, а не столичной или броненосно-потемкинской, предопределил манифест Александра II об освобождении крестьян. Он обернулся тем, что крестьянина во властных структурах барин больше не представлял. И не защищал. Крестьянин, который знавал лишь господского управляющего, бурмистра да самого барина, вынужден был иметь дело со всевозможными, совершенно непонятными ему присутственными местами. Иными словами, он, как правило, безграмотный, попадал в лапы мелкого чиновничества, полиции, шемякиных судов. Не случайно сразу же после отмены крепостного права (кстати, задумывались ли вы о чудовищной ублюдочности понятия – «крепостное право»?!) начались крестьянские волнения. К 1905 году крестьянство созрело, и стало громить все, что его допекло.
После отмены  «права» мелкий чиновник, Акакий Акакиевич, которому, благодаря Гоголю, мы безоговорочно сочувствуем, превратился в очень важного человека, начал брать борзыми щенками. В советское время и новейшие времена достиг даже кремлевских высот, обзавелся не новой шинелью, а наручными часами за 60 тысяч «зеленых». Тут классик оказал нам огромную медвежью услугу. Сегодня навеянное им заблуждение сказывается на представлении о бюджетниках. Есть бюджетники под «властью», а есть они же - во «власти». При крохотной, пусть самой ничтожной должности, но превращенной в доходное место.  Последние - самые массовые грабители и притеснители народа. Они-то и создают вот уже полтора века революционные ситуации в стране.
Множество законов, принятых в последнее время по укреплению всесилия бюрократии в стране, непременно аукнется, а где и как - время обязательно покажет. Не буду анализировать пуды бюрократического законодательства, остановлюсь лишь на наиболее характерных моментах.
У нас проводится целенаправленная политика по ущемлению прав граждан в пользу чиновничества. Началось это с указа и принятия закона о безответственности президента за свои неблаговидные дела. Потом были уведены от нее депутаты. Тем паче, что законы у нас не принадлежат конкретным авторам, для этого бюрократия придумала способ ухода от личной ответственности, который действует безотказно. Именуется коллективным руководством. 
Федеральные «власти» с циничной откровенностью сделали ставку на подкуп высшего и среднего звена бюрократии. Льготы одного депутата Государственной думы равняются сумме льгот 11 Героев Советского Союза или России. Увеличены во много раз оклады министрам. Работникам администрации президента оклад увеличили вроде бы на треть, но премии - опять же во много раз.
Чиновники вправе пользоваться бесплатными спецполиклиниками, путевками в санатории, получать (наравне с туберкулезниками?) вне очереди бесплатные квартиры.  У бюрократии свое пенсионное законодательство, позволяющее получать примерно две трети от зарплаты и премий. В реальном исчислении эти пенсии порой достигают многих десятков тысяч рублей. Да, пусть получают хоть сотнями тысяч, но как можно позволять такое, когда средняя пенсия в стране около 100 долларов? Меньше, пенсии, пожалуй, только в Молдавии, Киргизии, Таджикистане да в Грузии, где важнейшие статьи экспорта - немного боржоми, а в основном лавровый лист. Когда миллионы тружеников получают нищенские зарплаты, да и то не каждый месяц? Когда ликвидированы льготы множеству категорий граждан? Если разобраться, то это вообще не льготы, а мизерная компенсация за огромные недоплаты тем, кто заслужил своим трудом право на обеспеченную старость. Когда на социальные нужды у нас в бюджете идет не 27 процентов ВВП, как в среднем по Европе, а в три раза меньше? (В Москве, к чести команды Ю. Лужкова, более 40 процентов бюджета города направляется на социальные нужды). Когда на здравоохранение в 2007 году федеральное правительство  вначале планировало выделить всего 2,4 процента ВВП?  Вице-премьер А. Жуков намеревался с 2006 года заставить льготников платить половину стоимости лекарств - совсем зарапортовались господа министры из разряда диких капиталистов. Президент Путин вынужден был выступить со своими инициативами, поскольку его чиновники способны буквально  на ровном месте спровоцировать социальный взрыв. 
Поразительно, однако «власти» не озабочены низким профессиональным и нравственным уровнем чиновничества. Иными словами, не смотрятся в зеркало. В царской России для того, чтобы занимать какую-то должность или получить более высокий чин, положено было сдавать экзамены. В советские времена существовала такая вещь как служебные аттестации. Некоторые должности можно было занять лишь путем победы на конкурсах. Аттестации вновь прозвучали в законе о гражданской службе, но без контроля со стороны гражданского общества, тех, ради которых должен работать аттестующийся, - это, конечно, бюрократическая акция и отписка. 
Стремительный рост благосостояния чиновничества, формирование преданной «властям» управленческой касты имеет свое идеологическое прикрытие. Оно состоит в том, что чиновники-де воруют и берут взятки, потому что мало получают. Не потому мало получают, что отвратительно работают. Не пошли по такому пути: добились прироста ВВП на столько-то процентов, вот и получите в таких же размерах прибавку. Нет! Пошли по пути крутого увеличения денежного содержания вне какой-либо зависимости от результатов работы. Во имя якобы укрепления так называемой вертикали власти. Мол, когда много станут получать, то меньше станут тащить и брать на лапу. На кого рассчитана сия бредятина? 
Но все эти «благодеяния» власть предержащие делает себе на фоне позорной в наше время нищеты народа. Россияне получают, по подсчетам академика Д. Львова в 30-40 раз меньше американцев, а по производительности труда мы, в силу технологической отсталости по вине  чиновников, путающих домны с элеваторами,  отстаем только в 5-6 раз.   Даже американские заключенные во много раз более обеспечены материально, чем 85 процентов россиян. Низкооплачиваемый англичанин за день зарабатывает столько, сколько россиянин за месяц. Возьмем примеры из более близких мест. Учитель в Казахстане или Эстонии зарабатывает 400-450 долларов в месяц. Средняя зарплата  в Польше 650 долларов  месяц, пенсия - 63 процента от средней зарплаты. И льгот у польских пенсионеров ничуть не меньше их российских сверстников. Но это-то  чем могут объяснить наследники Собчака? Может, они - последователи Макиавелли, советовавшего давать благ понемногу, но часто?  «Власти» не успевают даже завершить свои пропагандистские шоу о благодеяниях, как инфляция, процветающая по их же вине, пожирает нищенское  не благо-, а бедносостояние россиян. 
Не ведают,  как сказал Иисус Христос, что творят.


Автор принадлежит к тем, кто считает ельцинские и постельцинские годы бездарно растраченным временем. Все благоприятные ветры были в паруса России: цены на нефть выросли в три раза, огромный стабилизационный фонд, даже лето в октябре, когда ураганы буйствовали в Америке. Никогда за последние сто лет не было более благоприятной конъюнктуры для стремительного развития, рывка в экономике и социальном благоденствии нации.
Никто не верит, что в России был экономический бум. Об экономическом росте говорить даже стыдно: 95 процентов бюджетных поступлений от исполнения роли сырьевого придатка. По степени экономической свободы страна опустилась на 115 (по другим оценкам - 124-е) место из 127 возможных, поделив его с Руандой и Того! Вот вам и «дебюрократизация» бизнеса. 
Когда в стране, скажем, делали один гвоздь, а выпустили два, то это рост на 100 процентов. Совсем другое дело, когда при ежегодном выпуске 10 миллионов автомобилей рост на 1 процент означает увеличение их производства на 100 тысяч штук. Американцы, приращивая ВВП всего на 4 процента, каждый год прибавляли к своей экономической мощи «по России».  
Лучше всего у нас растут лишь цены. Сколько же надо разворовать, растащить на чиновные оклады, премии и льготы, чтобы в 2004 году при росте цен на нефть в 5О процентов за год, добиться «роста» ВВП в денежном выражении на каких-то 6 процентов?  Да еще при инфляции, даже по представлениям госстатистов, почти в два раза выше? У нас самые главные капиталистические стройки – трубопроводы на Запад и Восток.
Повышение цен до уровня общемировых требуют бюрократы из Всемирной торговой организации, которые в отличие от наших столоначальников умеют считать. Они знают, что у нас, к примеру, на единицу сельскохозяйственной продукции затрачивается в 2-2,5 раза больше энергии, чем в Европе. Только в последние зимы европейцы, не иначе как по воле Всевышнего, немного почувствовали, что такое русская зима. Требуется отопление жилищ и производственных помещений, теплая одежда, а какие транспортные расходы при наших расстояниях? Из этого следует, что цены на энергоносители для обеспечения российской конкурентоспособности должны быть в 2-5 раз ниже, чем в Европе. Но они и после вступления в ВТО будут расти дальше - потому что нет пределов жлобства  нефте- и иных баронов, в том числе правительственных - бездарных, сублиберальных, невменяемых. 
Если прекратится рост цен - бюджеты захиреют. У нас основные поступления не из доходов граждан, поэтому государство не стимулирует в первую очередь рост заработной платы. И в то же время налоговое законодательство состряпано с целью обеспечения максимальной выгоды высокооплачиваемым чиновникам и богачам. Есть и отговорка - иначе платить не будут. Во всем мире платят тем больше, чем больше получают. А у нас чиновник не будет же сам себя ловить! Здесь можно обнаружить и такую зависимость: чем менее конструктивнее и распорядительнее хозяин Кремля, чем он бессильнее, тем у инфляции быстрее аллюр. Налицо и такая закономерность: рейтинг В. Путина - вниз, цены - вверх. И наоборот. Потому что цены неудержимо растут, рейтинг еще больше будет падать. Как бы там ни было, но рейтинг президента - это не его личное дело, а показатель стабильности в стране, инвестиционной привлекательности.
«Власти» создали такие правила игры, что сами не доверяют своему детищу, вкладывают деньги стабилизационного фонда в американскую экономику. Только этих «рекордных достижений» достаточно, чтобы отправить правительство незамедлительно в отставку без права министрам до конца жизни занимать какие-либо должности в аппарате государственного управления. Но ничего подобного не будет. Никто даже не пошлет сановников в Эстонию разузнать, как они в создании благоприятных условий для бизнеса добились 4-го места в мире!
А почему ничего не произойдет? Да потому что эти провалы совпали по времени с проведением административной реформы - созданием трехзвенной системы управления. В результате для прохождения здравого смысла путь стал в три раза сложнее? Истратили сотни миллионов рублей, а весь пар ушел в свисток бюрократического паровоза. Почти год все были в ступоре, никто не знал, кто и за что отвечал.  Да и сейчас не лучше: чего стоила, к примеру, недавняя склока между министром культуры и вроде бы ему подчиненным руководителем агентства! 
Сегодня это происходит еще и  потому, что правительство, а оно сугубо бюрократическое, непартийное, не подотчетно парламенту. Министры не подотчетны профильным комитетам, и они с них не спрашивают, не утверждают  и не снимают с должности. А парламент в эпоху  административных ресурсов и политтехнологий, которые должны быть поставлены вне закона и уголовно наказуемыми деяниями, не подотчетен избирателям. Если приступить здесь к наведению порядка, то, чего доброго, можно и дело со сплошной «питеризацией»  высшего чиновничества с треском провалить.


6

Рассмотрим пристальнее придумку кремлевских «мудрецов» - общественную палату. Уши вянут, когда начинают утверждать, что одной из важнейших забот палаты станет экспертная оценка законопроектов. Зачем тогда нам около шестисот парламентариев федерального уровня в ранге министров, правительство, администрация президента, тучи советников, экспертов, множество институтов, фондов, центров, межпарламентских образований и прочая, прочая? Значит, палате уготована роль козла отпущения? Если закон никуда не годится и не работает, то палата недосмотрела? В изяществе спихотехники ответственности авторам придумки трудно отказать.
Создается впечатление, что «власти» озабочены отстройкой контролируемой общественной вертикали, чтобы, не дай Бог, гражданское общество не посмело контролировать их? В России  многое делается наоборот.  Результаты работы общественной палаты за годы существования не очень-то известны населению. На сайте  палаты публикуются годовые отчеты, но их можно прочесть  лишь с риском повреждения компьютера, есть блоги, где члены палаты высказываются  по проблемам, которыми занимаются. Есть экспертные заключения по законопроектам.       Образованы  общественные палаты во многих регионах - это всё  в плюс,  но по большому счету  такая общественная вертикаль мало влияет на создание в стране  полнокровного и полноправного  гражданского общества. У палаты не сложились конструктивные отношения с «местом не для дискуссий». Нет оснований в чем-то обвинять членов общественной палаты – они делают, что могут… 
Тут нужен совершенно иной подход. Надо создать постоянно действующий Всероссийский общественный конгресс, куда бы вошли представители партий, не прошедших в Госдуму, общественных организаций федерального уровня, а также представители думских фракций, но лишь с правом совещательного голоса. Не были бы лишними и гражданские гранды, назначаемые на определенный срок президентом. Вполне можно было бы создать за счет сокращения Федерального Собрания наполовину. Ведь что 600, что 300 парламентариев - кто найдет десять существенных отличий? Одна из важнейших задач конгресса - создание и развитие институтов гражданского общества. Он должен иметь право законодательной инициативы, которая в обязательном порядке и без всякой очереди рассматривается Госдумой и Советом Федерации. Представления конгресса должны в таком же порядке рассматриваться в правительстве, Счетной палате, Генеральной прокураторе, Верховном и Конституционном судах. По самому большому счету речь должна идти о создании четвертой ветви власти, власти гражданского общества. Власти общественного мнения. Прерогативы четвертой власти узурпировали СМИ, а поскольку они в руках государства или олигархов, то нет вообще никакой четвертой власти. Именно по этой причине три остальных ветви отличаются невменяемостью.
То есть вместо кропотливой и целенаправленной работы по созданию гражданского общества (а его надо создавать, оно не возникнет само, как некий чудодейственный флогистон), предлагается любоваться  демократической бабочкой, украшающей выходной костюм  в Европу нашей власти. Гражданское общество начинается там, где люди берут сами на себя распорядительные функции. Начиная с самого низа, с жилищных товариществ, общественно-распорядительных структур в муниципальных образованиях и т.д. Когда чиновники становятся редкостью, а кто остался, того отличает высочайшее чувство ответственности. В этом ключе нельзя не разделить пафоса А. Тарасова, когда он сравнивает 5 600 чиновников в 800-тысячном Красноярске, с 16 муниципальными работниками во главе с мэром, которые управляются с 10-миллионным мегаполисом под названием Лос-Анджелес. Все остальное делается органами гражданского общества. Вот это и есть самоуправление. Надеюсь,  я не ослышался, слушая А.Тарасова по радио «Свобода». 
В России водителей, которые возят драгоценные тела столоначальников и их супруг, больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. А о чем у нас шумят народные витии? О том, кому положена мигалка, а кому нет. Что надо пересадить чиновников с иномарок на «Волги», в результате чего они нынче раскатывают на «ауди», БМВ и «Мерседесах». Но почему никто не говорит, что персональных автомобилей в стране должно быть всего десятка два, не сотен тысяч, не миллионов, а штук - как, допустим, в Англии? Все остальные, в том числе министры и члены парламента ездят сами за рулем или нанимают водителей, но за свой счет.
А пробки на дорогах, которые устраивают гаишники, освобождая беспрепятственный проезд какому-нибудь «слуге» народа - разве не  свидетельство позорных феодальных пережитков? 
О каком гражданском обществе можно вести речь, если по большому счету у нас даже нет профсоюзов?  Есть огромная профсоюзная бюрократия, комфортно вписавшаяся в структуры «власти». А по-настоящему профсоюзных организаций, особенно в сфере малого и среднего бизнеса, нет. И никто не задумывается о недопустимости  существования предприятий без профсоюзных организаций в них.
А как «власть» сживает со свету творческую интеллигенцию, ее союзы, неспособные к холуяжу? Фактически приказали долго жить фонды творческих союзов, нет законов, которые бы создавали мало-мальски приемлемые условия для творчества, защищали специфические права членов творческих союзов? Зачем «властям» умные и беспокойные, талантливые и честные?
Бюрократия не заинтересована в существовании конкурента и грозного противника – гражданского общества.  Она делает и дальше будет делать все от нее зависящее, чтобы задавить своего врага еще в колыбели. Так что Общественная палата при  президенте РФ в нынешнем варианте – может стать венком на могиле младенца, который назывался гражданским обществом. Или бродильным чаном, в котором, быть может, что-то образуется стоящее, нужное народу, а не чиновникам.
Не взирая на все это, будем молить Бога, чтобы членам палаты в высшей степени были присущи характер и воля, чтобы они сумели начать процесс создания гражданского общества и  окорота всесилия бюрократии.

7

К сожалению, многое осталось за рамками статьи. Но и так ясно, что общественные, нравственные, политические, государственные переломы последних двух десятилетий были на девять десятых пробюрократическими, стало быть, малопродуктивными. И чем дальше мы продвигаемся по навязанному нам ложному, бюрократическому, пути, тем такие результаты становятся очевидней. А прогноз - все более и более неблагоприятнее.
Существенный изъян этой статьи - отсутствие анализа деятельности множества государственных мужей, управленцев, чиновников, благодаря чести и умению которых Россия еще существует как государство. И здесь нет преувеличения. Как и то, что в любой сфере есть такие люди. Чего стоят в медицине  только доктора Рошаль и Бокерия!? В науке - академики Алферов и Гинзбург?! Среди министров - Шойгу, хотя его и втянули в политиканство…  Среди чиновничества нет и быть не может идеалов, безгрешных и никогда не ошибающихся, но в лучшей своей части они - национальное достояние России. Мы не научились отличать государственных деятелей и мужей, управленцев от бюрократов, параграфов, приказных строк, волокитчиков, взяточников и прочей нечисти, паразитирующей на народе. Все они чиновники, но чиновник чиновнику рознь. 
Авгиевы конюшни - присутственные места расплодились в невиданных количествах, их необходимо беспощадно сократить, а оставшиеся - радикально вычистить. Пока эти «конторы» не  ввергли страну в новую беду. В СССР один чиновник приходился на 220 граждан, в нынешней России – на 109. Фонд ИНДЕМ утверждает, что средний размер взятки чиновникам от предпринимателей за 4 года вырос с 10 тысяч до 135 тысяч «зеленых».  Объем  коррупции превосходит доходы федерального бюджета в 2,66 раза! Не эти ли «положительные тенденции» помощники предлагают президенту Путину закрепить?
Необходимо срочно возродить органы народного контроля, в том числе  - создать Чрезвычайную антибюрократическую комиссию. С правом проверки всех ветвей власти, администраций, судов, правоохранительных органов, любых организаций и учреждений, запрещения всевозможных бюрократических вывертов, наложения чувствительных штафов за бюрократизм, отсранения от занимаемых должностей до решения вопроса в судебном порядке. В последнее бюрократия в России оборзела. К примеру, пенсионеры, представляя автомобиль на техосмотр, обязаны сдавать ксерокопию паспорта -  милиция требует от вас ксерокопию своего документа! Если раньше доверенность на пользование вкладом в сбербанке оформлялась на одном маленьком квиточке, то теперь для этого надо заполнить две простыни – это, как и пройти техосмотр, с первого раза никому не удается. В сущности, сдать экзамен на покорность бюрократическому молоху. И так везде!
Единственный способ прекратить чиновную вакханалию - поставить все структуры управления под жесткий контроль институтов гражданского общества, народа. Решительно перевернуть властную пирамиду, заставить чиновников служить гражданам. Если будет упущена эта возможность, то  вероятность  прихода к власти диктатора типа Сталина  все реальней. Сегодня более сорока процентов россиян  приветствовали бы его возвращение в Кремль. Надо иметь в виду, что три четверти  видят выход в уменьшении разрыва между бедными и богатыми в способе «отобрать и поделить».
«Власти» занимаются самоубаюкиванием, полагая, что-де лимит на потрясения у нас исчерпан. Да, в ХХ веке исчерпан, но в ХХI - его даже не распечатывали. По стране все чаще прокатываются волны недовольства. Небезопасно испытывать долготерпение тех, кто долго запрягает, но потом очень быстро ездит. И не стоит прямо-таки напрашиваться на неприятности, как это делают нынешние федеральные «власти»: огромные льготы чиновничества оставили в неприкосновенности или приумножили, а по-жлобски мелочно занимаются жалкими подачками рядовым россиянам.
В какой форме проблема дебюрократизации будет решаться,  да и будет ли она решаться вообще, зависит от зрелости общества и его инстинкта самосохранения. Ясно одно: бюрократическими методами и силами чиновничества ее не осуществить. А без институтов гражданского общества - подавно. Произойдет это в форме антибюрократической эволюции или же революции - ждать, думается, осталось совсем немного. Ибо с таким комплексом бюрократических недугов, хронических и опасных, ни одно общество долго не протянет.
Российская бюрократия потеряла всякое чувство меры. Что и подтверждается неразберихой и уроном для страны в связи с пресловутым 122 законом. А  сколько таких законов позади и еще ожидает нас?  Бюрократия  выела нынешний режим изнутри,  источила всю державную оснастку, окончательно скомпрометировала само понятие «власть», какие-либо нравственные устои своего функционирования и  бытия. 
Болезнь настолько запущена, что бюрократия уже не способна к самоочищению.  Решение этой задачи под плечу сильной партии  и/или силовым структурам. Здесь и предел эволюционного, бескровного оздоровления  общества. Дальше – антибюрократическая революция, ее власть предержащие невменяемой политикой делают неизбежной. Посеявший ветер, увы, пожнет бурю.
Так что же, смиренно ожидать, пока она сметет всю накипь и нечисть на теле народа? Надо сопротивляться. Не браться за топор и не уходить в леса - устарело еще в позапрошлом веке, хотя и практикуется на Кавказе поныне. На забугорные «зеленые». Нужно использовать конституционные возможности, хотя бы обрезанные избирательные права. «Власть» постоянно снижает планку участия  в выборах для признания их состоявшимися и в то же время повышает барьер для прохождения партий в «законодательные» органы. Если сегодня ввести в России обязательное голосование, то от нынешних «властей» останутся лишь горькие воспоминания. А кто мешает нам, избирателям, самим установить такую народную норму? Надо пропагандировать обязательное участие в выборах всех имеющих право голоса, порицать тех, кто не голосует, считать их пособниками бюрократии и криминальных структур. Следует добиваться принятия закона об обязательном участии граждан РФ в выборах. В качестве промежуточной меры можно было бы проверить на практике институт выборщиков. Например, девять избирателей доверяют свой голос десятому, и тот, голосует в соответствии с волей своих доверителей. Если беспокоиться о гражданской активности населения, то можно придумать и внедрить многое. Сейчас же все усилия «властей» направлены на то, как бы ее снизить, чтобы избиратели не мешали «рулить».
Бюрократический беспредел  представляет самую большую опасность для России. Он в высшей степени провокационен. Именно такая опасность привела к оранжевой «революции» на Украине. Но пересмотр приватизации в пользу оранжевых группировок чиновничества убедительно показал, что никакой революции там не было. Что «оранжевая революция» - всего лишь рекламный брэнд для получения халявных денег из антироссийских фондов. Какая революция, если премьер и вице-премьер затеяли всего лишь разборку со своим отцом-президентом?! В украинском языке есть для  этого подходящее слово - заколот (с ударением на последнем слоге). Точно такой же заколот произошел в Грузии, киргизские события уже не вписываются в многосерийную проамериканскую антироссийскую акцию, точку на которой поставили в Узбекистане. Не удивительно, что закоперщики оранжевой псевдореволюции всего через полгода успели провороваться и перессориться - ничего иного от них и нельзя было ожидать.
Всего несколько сот пенсионеров, от возмущения перекрывших дорогу, вогнали кремлевские круги в ступор. Страхи понятны: отстраненная от «власти» бюрократическая  шпана может сковырнуть рулящую. Шансы  на цветную политическую бизнес-акцию в России  ничтожны: народу станет еще хуже, поэтому в бюрократические разборки вовлечь его невозможно. Страшнее другое – шпана начнет, а народ отведет душу за все унижения и страдания в течение последнего полтора десятилетия:  не оранжевая псевдореволюция, а  вероятнее всего произойдет российский бунт. Бессмысленный и беспощадный… Его как раз и провоцируют те, кто вынуждает президента принять закон о трехлетнем сроке давности по приватизационным делам. Этот срок, к примеру, во Франции равен 50 годам. В сознании же людей нет и никогда не будет никакого срока давности неправедной прихватизации - эту кость Чубайс навсегда вогнал в душу и народную память. Повторюсь в который раз: выход в санации собственности, то есть в очищении. Необходимо подвести справедливые итоги под приватизацией, наворованное отобрать, а заработанное трудом и талантом защитить на века.
Во имя предупреждения бунта и предпринята путинская «социальная революция».
Стать следующим президентом  России большие шансы у того, кто  превратит Ельцина в обычного российского гражданина, пригласит его  с «семьей» на скамью подсудимых, кто убедительно пообещает, что власть отныне будет принадлежать народу, а чиновники – будут служить ему, а не себе, любимым, и обожаемому своему начальству. Кто бездарные, умозрительные, бесчеловечные реформы заменит нормализацией состояния дел во всех сферах нашей жизни. Думается, что такие шаги были бы  самыми кардинальными в деле предотвращения новых потрясений.
Сублиберальная шпана рванула со старта раньше времени - у россиян есть возможность присмотреться к ним повнимательнее. Ведь они бегут во имя того, чтобы безобразия, разграбление страны, всевластие кучки мерзавцев и бесправие ста сорока миллионов, безответственность  чиновников стали необратимыми. Во имя этого они готовы призвать иностранные войска, продать душу кому угодно, развалить Россию, ее армию, почти потерявшую способность  защищать не только страну, но и самое себя. Но и Масхадова с Басаевым «замочили», так кому же на помощь звать иностранные войска?
Большая опасность, что они, мимикрируя и пускаясь во все тяжкие, оседлают волну народного недовольства, и на его горбу, как это было в 1991 году, попытаются  вновь въехать в Кремль. Россия  после «либеральных» экспериментов уже не та, поумнела, но напакостить «революционеры», подменив борьбу народа за свои права борьбой за власть сублибералов, могут немало. В этом вся сложность и вероятная трагичность ближайшего российского будущего.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>