Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Александр Ольшанский

 

1

Если хорошо вдуматься в причины нынешнего финансово-экономического кризиса, то он окажется не финансовым и не экономическим. Не циклическим, потрясающим мир беса наживы Мамоны регулярно. Не региональным, ступорящим отдельные страны или группы стран.

Он глобален. Причина, казалось бы, в уничтожении плановой экономики Советского Союза и его союзников. Она, не лучшая из всех возможных, все же противостояла жлобству так называемого свободного предпринимательства, аппетитам ростовщиков и спекулянтов. Теперь же в странах бывшей плановой экономики самое тяжелое положение, а самые неутешительные прогнозы у России, поскольку ее властной «элите» в условиях ливня нефтедолларов казалось, что они что-то в экономике понимают.

Как можно было, выражаясь уголовным жаргоном, опустить российские монополистические или олигархические гиганты, что им пришлось срочно бросать на выручку миллиарды? Очень просто. Они полагали, что борода Бога у них в руках, набрали дешевые кредиты за бугром, и, забыв, где бесплатный сыр бывает, кинулись скупать акции в надежде на то, что завладеют иностранными предприятиями. А их туда и не думали пускать. Обрушили рынок акций, кредиторы потребовали возврата астрономических кредитов. В руках наших умельцев оказались не пакеты акций, а клочки бороды беса наживы Мамоны. И даже с этим клочком в руках не осознают, что Дьявол давно гуляет по всем делам России.

Кризис рукотворный, организованный загребущими руками, тут днем с огнем не сыскать никакой мистики и никаких закономерностей, якобы таящихся в самой природе «рыночной экономики". Все построено на том, кто кого хитромудрее объегорит. «Наши» (какие они наши?!), мечтая настричь там как можно больше шерсти, на их языке «срубить бабла», рисковали вернуться без головы. Пока фигурально.

Путин кинул им спасательный круг, хотя и сам вместе со своим лучшим министром финансов всех времен и народов стоит на краю пропасти. Их судьба, судьба всей России, как и многих стран, зависит от каприза американцев. Сейчас янки шлепают безустали новые горы долларов, скупают на них по-дешевке иностранные предприятия, искусственно завышают курс своей трижды или уже четырежды пустой валюты. И когда они придут к пониманию того, что дальше уподобляться фальшивомонетчикам опасно, то девальвируют доллар или вообще заявят, что он больше не являются средством платежа, или обменивается тысяча старых долларов на один новый и т.д. т.п. – вот тогда наступит момент истины для кудриномики, которую в последнее время ее все больше именуют путиномикой. А для России – опять кранты? Вот результаты и возможные последствия приобщения нашей «элиты» к «цивилизации».

Кризис не экономических клозетов, не спекулятивных фондовых и прочих рулеток, а современного мировоззрения, допускающем успех, прибыль, хапок любой ценой. Как известно, Иисус Христос выгнал торговцев из храма, то есть им было не место там, где были духовные и нравственные святыни, а так называемая «рыночная экономика» наживу, то есть собственность, объявила священной и неприкосновенной – вот в чем первопричина и главный антихристный грех так называемого «цивилизованного» мира. Для того чтобы жить, надо есть. Но никому в голову еще не пришло объявить последствия пищеварительного процесса священными и неприкосновенными, главной целью жизни. Получение выгоды – также процесс, но он превратился в самоцель. Истинные же цели, заповеди и моральные ценности стали в лучшем случае предметом лицемерия и политиканства, а не критериями жизни. В худшем – осмеяны и с циничным пренебрежением отвергнуты. Теперь маятник истории, достигнув крайней правой точки, явно двинулся в обратный путь, к левому максимуму.

Подтверждение тому – популярный в мире финансов BankRate.com назвал семь смертных грехов, ввергающих в долги: Зависть (Invidia), Гордыня (Superbia), Леность (Acedia), Алчность (Avaritia), Гнев (Ira), Обжорство (Gula), Похоть (Luxuria). Прямо-таки портрет «героя нашего времени"! Но характерно вот что: доки в мире финансов видят истоки кризиса в нравственных пороках общества потребления.

И еще характерно важное различие в толковании самого понятия «кредит» у нас и у англосаксов, с которых мы, обезьянничая, пример берем. Credit в переводе с английского означает доверие, вера, похвала, честь, влияние, значение, у американцев – еще зачет, удостоверение о прохождении учебного курса и лишь шестое (!) по счету толкование является кредитом в финансовом смысле, долгом, суммой, записанной на приход, то есть тем, что мы привыкли под этим подразумевать. Непонимание разницы в значении слова – есть непонимание сущности нынешнего кризиса. Он в кризисе доверия, потери веры в финансовые институты Америки и вообще капитализма, а не в том, что кто-то безразмерно нахапал кредитов (хотя это «о наших»). Умиляет наше расхожее выражение «кредит доверия» - веры доверие, то бишь масло масляное. Поэтому у нас ставки финансовых кредитов и цены растут (доверие к экономической политике исчезает), а у них они снижаются (доверие восстанавливается) – должно быть, борьба наша с кризисом и в остальном мире отличается в такой же мере, как понятия «государь» и «милостивый государь».

 

2

Как явление системное и многоаспектное, нынешний Большой Кризис берет истоки с моментов прихода к власти буржуазии, пришедшей на смену сословной аристократии, которая по образу мыслей была все-таки дитем эпохи Возрождения. Хотя бы по образованию, не по менталитету. Аристократия, конечно же, паразитировала на своих подъяремных, но она и была самым образованным и духовным, наряду со служителями религиозных культов, слоем добуржуазного общества. Идеализировать аристократию – все равно, что считать рабовладельческие Афины родиной и образцом современной демократии. Или США – ее мамой. На нашей планете никогда не существовало идеального строя, политического устройства и государства, и весьма сомнительно, что такие когда-нибудь будут существовать. В нынешней системе приоритетов и критериев.

Власть всегда несправедлива. Она может лишь преимущественно выражать интересы какой-то группы людей и служить ей. Аристократы неважно относились к нетитулованным современникам, активность которых нарастала во всех сферах жизни, и оказалась на заднем ее плане. В Западной Европе буржуазные революции позволили сделать рывок в научной, технологической и производственной отраслях. В США никаких буржуазных революций не было – там сразу взирали на мир через доллар, прицел кольта или винчестера, и, поднакопив богатств, стали скупать мозги во всех частях света.

В России как всегда что-то остается недоделанным, поэтому буржуазная революция была какая-то странная. Власть была самодержавная, аристократия пользовалась вольностями дворянства. Александр II, увидев, что крепостной строй тормозит развитие страны, освобождает крестьян, проводит ряд успешных реформ, за что и был убит разночинцами – этакими маргиналами позапрошлого века с воспаленными от чужебесия мозгами. Крестьяне, которые знали одного барина или его управляющего, столкнулись напрямую с властью, то есть, мелким чиновничеством, которое стало самым массовым притеснителем россиян.

Акакий Акакиевич во времена Гоголя подобострастно раскланивался с дворянами, перед аристократами лебезил, а для лапотного «свободного» люда стал невозможно важной персоной. Выражаясь языком нынешних верхов, он его «кошмарил», жалкую шинель заменил на шубу с бобровым воротником, заимел собственный выезд. А гимназистов всё еще продолжали учить в духе сочувствия к нему. И сегодня наших школяров учат в том же духе. Естественно, бессмертно убеждение, что он берет взятки, в разы превышающие бюджет страны по размерам, исключительно потому, что мало получает. (Между прочим, это не единственный пример политиканского использования литературных резонов. Так, с помощью убеждений «деревенской прозы» о плачевном состоянии северной, преимущественно вологодской, деревни, гвоздили советскую власть и Советский Союз. А потом и ликвидировали крупные и эффективные коллективные и государственные хозяйства в благоприятных климатических зонах, обрекли Россию закупать три четверти продовольствия за рубежом).

Российский капитализм развернулся при Александре III-м и Николае II-м, показал темпы развития, перепугавшие Европу, которая стала придумывать способы осадить русского медведя. Многие называют отечественный капитализм недоразвитым. Если бы он, мол, был доразвитым, то не произошла бы череда революций, закончившаяся октябрьским переворотом. Думается, что недоразвитостей было несколько. Прежде всего, российский капитализм не развивался изолированно от господствующих настроений в обществе, особенно в среде интеллигенции, которая отнюдь не взирала на русскую жизнь исключительно через целковый. Напротив, в обществе были сильны мотивы социальной справедливости, а на таком фоне и самодержавие, и бюрократия, и богачи, и служители культа смотрелись хуже некуда.

У интеллигенции пошла мода на идеологию. В свое время в«Сказке о бердянском бычке» я писал, что однажды пошла мода ловить эту преглупую рыбку на перила – красные, пластмассовые кусочки якобы прогресса. То есть всего лишь на идею пищи. Идеология ведь заведовала светлым будущим, то есть счастьем. Толковали его всяк на свой манер, но, как правило, на зарубежный, «цивилизованный». Не взирая на общеизвестные жалобы королевы Франции Анны, которая в письме своего отцу, Ярославу Мудрому, жаловалась на дикие нравы и грязищу Парижа. На то, что другая французская королева, бедняжка Мария-Антуанетта, в жизни всего два раза по-настоящему мылась – перед конфирмацией и брачной ночью, а телесное зловоние перешибали арабским изобретением. Здесь первопричина всемирной славы французских духов… Короче говоря, в среде русской интеллигенции оказалось множество последователей царя Петра, который проломил окно в Европу, откуда в патриархальную страну хлынули потоки мерзости и чуть-чуть прогресса. Последователи занялись не бородами, а мозгами несчастного народа.

Ради любопытства поищите в словаре В.И.Даля слово «идеология», и прочтете, что это всего лишь «мыслесловие, часть метафизики или психологии, разсуждающая о мышлении и мысли». Любопытно, что по Далю «Идеальность противоположна реальности, мыслимый первообраз насущному. Идеалист – умствователь, кто увлекается несбыточными на деле выдумками; мечтатель, мнитель».

Сейчас нередко можно услышать, что эпоха идеологии закончилась. Конечно, идеологию наживы трудно назвать идеологией вообще, поэтому и может показаться, что тут всё выродилось. Нет, здесь накапливается потенциал, причем, очень быстро и естественно, которому будет под силу подмять господствующих и сражающихся друг с другом три фундаментализма - атлантический «рыночный», он же новозолотоордынский, потрепанный троцистско-ленинский, но способный воспрянуть вновь, и, наконец, набирающий силу мусульманский. Новый мировоззренческий, он же идеологический, потенциал уже сегодня способен предложить человечеству новый проект.

 

3

Но продолжим обзор узловых моментов прошлого, из теней которых мы до сих пор не выбрались. Умствователей и мнителей в начале идеологической эпохи развелось несметное множество, особенно в разночинных слоях. По В. Розанову, каждый первокурсник мечтал о ниспровержении существующего государственного строя. А поскольку собственного интеллектуального продукта у господ новоявленных интеллигентов было не густо, то дефицит умствований погашался с помощью импорта из «просвещенной» Европы. Расцвело чужебесие, называемое передовыми взглядами, европейской образованностью и прочими камуфляжными ухищрениями, причем, нередко на кошт европейских богатеев и правительств. Тем надо было раздробить сознание народа-конкурента, дезориентировать его, разбить на группы, кружки, партии во имя классического «разделяй и властвуй». От Герцена, снять секвестр на имущество которого вынудили русского царя Ротшильды, дело дошло до денег германского генштаба для Ленина, до фунтов стерлингов из бюджета английских спецслужб и долларов из карманов американских толстосумов – для товарища Троцкого и ему подобным.

Засёр, извините за просторечие, то бишь фекализация мозгов обошлась народам Российской империи во многие десятки миллионов жизней - в окопах первой мировой, одной из целей которой было обескровить двух европейских гигантов – Россию и Германию в союзе с Австро-Венгрией. В безумии гражданской войны, в голодовках и голодоморах, по причине уничтожения всех классов, кроме рабочего, крестьянского и отчасти пресловутой интеллигентской прослойки, которые деградировали и выродились физически после уничтожения самого эффективного и массового крестьянства - под видом кулака-мироеда.

Недоразвитость российского капитализма, читай – общества, состояла в том, что капитализм был по своему характеру национальным, вынуждал Юзов, Нобелей и других зарубежных предпринимателей служить интересам России, а не только собственному карману. И в том, что Савва Морозов помогал деньгами тем, кто на его предприятиях устраивал знаменитые морозовские стачки. И в том, что русские капиталисты были главными меценатами отечественного искусства. Не столько на храмы жертвовали, потому что клир был заодно с самодержавием и властью, сколько на театры, картинные галереи, издание книг. Но и в том, что капитализм не смог порушить крестьянскую общину, в неприкосновенности оставил традиции и уклад жизни казачества, а вместе с ними - и разных народов, входящих в империю. В целом русский капитализм даже в какой-то части был цивилизованным, прогрессивным, служил делу развития страны, вытаскивания ее из пут позднего Средневековья.

Однако есть недоразвитость объективная, а есть субъективная. Объективно Россия по своим климатическим особенностям, огромным размерам, разобщенностью, многонациональностью, разноукладностью, а отсюда и разноликой ментальностью и многотрадиционностью, была не столь мобильна в технологическом развитии, как сконцентрированные западные страны. Но такие особенности и объясняли особую роль в консервативности, прежде всего духовной и нравственной, русской провинции и деревни, как бастионов народного духа и патриотизма. Для того чтобы сдвинуть огромную махину с насиженных и оправдавших себя мест, требовался иной масштаб и иные управляющие ритмы.

Вместо признания того, что Россия – иная цивилизация, иное мироустройство со своими объективными особенностями, Запад объявил ее недоразвитой, варварской, нецивилизованной страной. Поэтому всё большее влияние в обществе приобретали те, кого Достоевский называл бесами. Расплодились они, как клопы, в невероятных количествах и в разных ипостасях – от религиозных сект до социалистов, как правило, с кашей в головах, изготовленной на западных кухнях чужебесия и приправленной  доморощенной заумью и юродстом.

Они были по нынешней терминологии основными агентами влияния Запада, который был лишь внешне культурным и образованным, а внутри – средневековым, поскольку идеалы Возрождения в нем были подменены идеалами прибыли и чистогана. Бесы разлагали Россию изнутри, обостряли противоречия, развязали террор против императорской фамилии и столпов самодержавия. Конечно, самодержавие изжило себя, давало богатую пищу для всевозможных ниспровергателей существующего строя. Не без их влияния крестьяне с опозданием почти на полвека стали громить и жечь помещичьи усадьбы, и началась череда революций.

Внутренняя нестабильность, кровавая и несправедливая первая мировая война сокрушили Россию. В гражданской бойне Антанта помогала белогвардейцам ровно столько, чтобы они ни в коем случае не победили и не возродили прежнюю Россию. Но зараза чужебесия как бы возвратной волной накрыла и саму Европу – срочно был опущен «железный занавес», со дня на день, а потом с года на год ждали крушения большевиков. А оно откладывалось и откладывалось, западные кукловоды и мечтать не могли во имя сокращения населения главного своего конкурента об организации голода начала 20-х годов, всесоюзного голодомора в процессе коллективизации, об уничтожении в России самых образованных классов, люмпенизации пролетариата и обатрачивания крестьянства. Но страна и здесь сдюжила, стала возрождаться, и Запад сделал всё, чтобы основной удар орды Гитлера нанесли удар не по Европе, а по России.

Вместо обещанного умствователями и мнителями рая на земле народы России получили концлагеря, фактически трудовую повинность для рабочего класса, а для крестьян – колхозно-крепостническое право. Товарищ Сталин каленым железом выжег любителей забугорного спонсирования во имя всенародного советского счастья, даже за безвинное солнышко с веселыми лучиками в стенгазете люди становились матерыми японскими шпионами. Не без садомазохизма вождь всех народов назначил министром народного просвещения товарища Потемкина. Мадам Крупская под страхом того, что товарищ Сталин назначит вместо нее другую вдову вечно живому товарищу Ленину, с величайшим рвением очищала библиотеки от немарксистской литературы, а поскольку на 99 процентов она там вся была таковой, то в макулатуру пошли тысяч названий книг. На Россию опустилась тьма Нового Средневековья. Во имя светлого будущего – вот что поразительно.

Выжившие в чистках умствователи и мнители стали дружно камлать во всех жанрах аллилуйю товарищу Сталину, создали в стране атмосферу созидательного пафоса и энтузиазма, готовили подрастающее поколение к труду и обороне. Поклонники спарринг-партнера товарища Сталина на политристалищах герра Гитлера устраивали из книг костры, что напоминало аутодафе времен первого Средневековья, а потом перешли и к сжиганию людей. В обеих странах свирепее всего преследовались отклонения от господствующей идеологии.

Потом настанет момент, когда товарищ Сталине после нападения орд фюрера, когда сбылась мечта западного политбомонда по сталкиванию двух тоталитарных, новосредневековых режимов, начнет свое обращение к подневольному народу со слов «Братья и сестры!»

 

5

Как только огромными жертвами Советский Союз сломал хребет фашистскому зверю, Запад тут же развязал против него «холодную войну». Ему пришлось изменить характер своих действий против ядерной державы в Великой антирусской войне, которую он вел к тому времени примерно полтора века, но цели остались прежними – сдерживание России, превращение ее населения в изгоев, в нецивилизованные племена, не по праву владеющие огромными сырьевыми богатствами.

Мобилизационная экономика СССР была военной, проявила себя эффективной в чрезвычайных ситуациях. Она была адекватным ответом на политику «цивилизованного» Запада. Но благодаря ему советские граждане не жили, а боролись. За индустриализацию, коллективизацию, кок-сагыз и чумизу, с кулаками, религией, мелкобуржуазным образом жизни, с фашистскими захватчиками, за восстановление народного хозяйства, за освоение целинных и залежных земель, за химизацию, за пятилетку в четыре года, за экономию и бережливость и т.д. и т.п. Борений сверху навязывалось великое множество, нормальная, достойная человеческая жизнь объявлялась обывательской, мещанской, а потому не приветствовалась и не поощрялась.

Пока был жив товарищ Сталин, инакомыслие не процветало, поскольку даже его фантомы искоренялись, а после смерти вождя народов умствователи и мнители возродились и в Кремле, и в виде диссидентов, которые западные антисоветские структуры стремились превратить в диссидентуру, то есть перевести их на свой кошт, не прямой, а косвенный, с помощью премий, грантов, синекур, изданий и т.д. и т.п. Как черти из черных углов выпрыгнули реформаторы, объявились даже их династии.

Счастье в неопределенном светлом будущем не вдохновляло, тогда Хрущев заявил, что коммунизм будет в 1980 году. Никакого коммунизма к контрольной дате не обломилось, Горбачев затеял перестройку, предполагаю, с подачи М.Тэтчер, как reconstraсtion, которое с английского переводится не только как перестройка, но и как восстановление. Чего? Конечно, царства «общечеловеческих ценностей», то есть атлантического фундаментализма, и так называемой рыночной экономики, то есть царства беса наживы Мамоны. Горбачев комплексовал, хитрил и изворачивался, поэтому и был заменен на стенобитного Герострата, который дело «восстановления» довел до социальной и геополитической катастрофы.

Атлантический фундаментализм закукарекал об исторической победе над «империей зла», стал сладко мечтать о «золотом миллиарде». Даже В. Путин, в стадии начинающего президента, на вопрос «Какой будет Россия в 2010 году?» ничтоже сумняшеся пообещал: «Счастливой». Остался всего год, можно раскатывать губы и раскрывать карманы пошире.

Но все победы так устроены, что в них зреют семена грядущих поражений. Нью Голд Орда, то есть Новая Золотая Орда во главе с США, не справились с созданием стабильного мира на планете хотя бы в силовом варианте, не говоря уж о социально справедливом. И начался обвал не столько биржевых показателей, сколько устоев современной спекулянтской «цивилизации». Атлантизм заигрался со своим односторонним плюрализмом, сексуальной революцией, пропагандой прав человека в виде воинствующего индивидуализма, культа силы и жестокости, породил своими действиями мусульманский фундаментализм.

То есть, не похоронив окончательно своего заклятого врага в виде троцкистско-ленинского фундаментализма, он вынужден воевать на два фронта. А Боливар, как известно, не вынесет двоих. Приход в США к власти Б. Обамы кого-то излишне обнадеживает. На самом же деле США так увлеклись экспортом цветных революций, что не заметили, как перешли на их импорт. Америка беременна своей перестройкой.

Что касается России, то тут Новое Средневековье предстало в самом цинично-бесчеловечном виде. Либерализм в ней проявился в качестве злокачественной, привнесенной извне инфекции. Вызывающее пренебрежение к какой-либо справедливости, беспредел бесконтрольного чиновничества, совершившего великую бюрократическую революцию, откровенное разграбление общенародной собственности и последовавший за ним грабеж сырьевых богатств, принадлежащих всем россиянам, ужасающее расслоение на сверхбогатых и нищих, нравственное разоружение общества, пренебрежение к каким-либо моральным нормам, развращение, прежде всего женщин, возрождение рабства и работорговли, погоня за прибылью любым путем, беспрецедентное падение в цене человеческой жизни, имитация демократии, гражданского общества, разделения властей – всё это отбросило Россию в 17-18 век, сделало крайне неустойчивой стабильность в обществе. Всё перечисленное и является характерными признаками Нового Средневековья в российском исполнении. В той или иной мере они просматриваются в странах «цивилизованного» Запада, более отчетливо - в странах, не входящих в «золотой миллиард». Но в России эти «отрадные» явления в вопиющей стадии.

Термин «Новое Средневековье» далеко не нов. У Н.Бердяева есть статья «Новое средневековье», в его приходе он усматривает положительные моменты по сравнению с исчерпавшим себя «новым временем»: «Когда мы говорим о переходе от новой истории к средневековью, то это есть образный способ выражения. Переход возможен лишь к новому, а не старому средневековью. И этот переход должен быть признан революцией духа и творческим движением вперед, а не "реакцией", как мерещится напуганным и вырождающимся "прогрессистам". «Россия никогда не выходила окончательно из средневековья, из сакральной эпохи, и она как-то почти непосредственно перешла от остатков старого средневековья, от старой теократии к новому средневековью, к новой сатанократии, - утверждал он.- В России и гуманизм переживался в предельных формах человекобожества, в духе Кирилова, П. Верховенского, И. Карамазова, а совсем не в духе западной гуманистической истории нового времени. Вот почему России в переходе от новой истории к новому средневековью будет принадлежать совсем особое место. Она скорее родит антихриста, чем гуманистическую демократию и нейтральную гуманистическую культуру». Пророчество Бердяева сбылось: и по антихристам Россия оказалась впереди планеты всей, и демократий она наштамповала кучу – и народную, и социалистическую, и управляемую, и суверенную, а с гуманистической почему-то задержалась, да и непонятно это, как и «нейтральная гуманистическая культура». Но роль России сегодня видится совсем в другом. Не в идеализации прихода ночи по сравнению с пакостным днем в духе Бердяева, а в поиске скомпрометированного и миллион раз высмеянного «светлого будущего» после тьмы организованного капитализмом и большевизмом Нового Средневековья.

Вообще в начале ХХ века русская философская мысль идеализировала средневековье, предрекая, как П. Флоренский, что «иго возрожденской цивилизации» будет свергнуто. П.Флоренский считал себя средневековым человеком, считал, что на смену обездушенному Новому времени придет Новое средневековье, несущее человечеству цельную культуру. За пять лет до начала кризиса наш современник Александр Елисеев на православно-аналитическом сайте Правая.ru разместил статью с красноречивым названием: «Новое Средневековье: каким ему быть?»

Назвать ХХ век, самый кровавый, жестокий и безнравственный за всю историю человечества, веком прогресса язык не поворачивается. Научно-технического – да, но этот прогресс лишь трагичнее развел концы ножниц между технологическим могуществом человека, генератором которого был и остается поиск наиболее эффективных способов убийства себе подобных, и нравственно-духовной несостоятельностью, деградацией современного гомо сапиенса.

 

6

Предпринимаемые руководством России меры по предотвращению кризиса вначале носили прежде все характер консервации и спасения мира беса наживы Мамоны. Просто руководство иного не знало. Видело, что все вокруг так поступали, вот и копировали в полной уверенности, что будет толк. И только в последнее время стали предприниматься шаги по спасению реальных предприятий, по оказанию помощи россиянам, оказавшимся без работы. Но и это крайне противоречиво и клочковато.

Помощь под грабительские банковские проценты – наводит на мысль, что это прелюдия грядущего передела собственности. А чего стоят, к примеру, гарантированные 700 тысяч рублей по вкладам в стране, которую вполне возможно захлестнет волна гиперинфляция? Конечно, это лучше, чем ничего. Но что больше 700 тысяч – это банки могут «законно» воровать? Кудриномика зиждется на инфляции. Порой кажется, что для путинского министра финансов Зимбабве, где инфляция выше 230 миллионов процентов - край самый обетованный. Там ВВП можно увеличивать не в жалкие два раза за десять лет, а в сотни раз в неделю! Все мы были недавно миллионерами, и не исключено, что станем ими снова. Подтверждение тому – «антикризисное» удорожание электроэнергии сразу в среднем на 25 процентов для населения с нового года. Чубайсовы «инвесторы» требуют сверхбабла на сверхдивиденды?

Мое отношение к нынешнему российскому кризису крайне подозрительно. Во-первых, в кризисе наша страна находится примерно с 1905 года, с перекуром на брежневский застой, после которого вообще прилавки опустели. Так что нам не привыкать. Нас пугают пальцем, а мы не то видели. Во-вторых,  не понятно, как кризис может сказаться на АЗЛК, сотнях таких же последователей песенки «А я на солнышке лежу»? В-третьих, еще можно согласиться, что у нас кризис в кризисе, то есть большой прыщ на огромном нарыве. В-четвертых, он кому-то очень нужен, ведь и война для иных – мать родна. В-пятых, это больше похоже на массовое сумасшествие, на какого-то коллективного Кашпировского, запустившего процесс перепуга с перестраховкой. А уж тарифы задрали – они тоже из антикризисной оперы? Не иначе повышение перед его отменой, чтобы пропиарить отеческую заботу о населении. Если же проглотит, то пусть и платит. Этакий пробный шар. Ведь кризис!

Кризис у богатеев. Они свои на Уолл-стритах, где их облапошили, как хотели. Вот наверху и захотели, чтобы мы их, бедных и несчастных, выручили, подмогли. А народ уже анекдоты про кризис сочиняет. Например, такой. Бежит обезьяна и вопит: «Кризис! Кризис!» Останавливает ее волк. «Чего орешь?» - спрашивает. «Так ведь кризис!» «Какой кризис – как я ел мясо, так и буду есть». Опять побежала и вопит: «Кризис! Кризис!» «Какой кризис? – остановила лиса. – У меня как была пышная шуба, такой и останется». Побежала обезьяна дальше с криками «Кризис!» А потом остановилась, задумалась и спросила себя: «Какой кризис?! У меня как был голый зад, так голым и останется!» Народ уже смеется. Видимо, ему уже почти нечего терять. Кроме России.

А та опять накануне коренных перемен. Система даже в период ливня нефтедолларов оказалась неспособна к обеспечению оптимального развития страны и общества. Она лишь усилила социальные, политические и экономические перекосы - под ними она будет и погребена. «Пришло хап-хап – уйдет буль-буль» - этот закон политэкономии моей мудрой матери еще никому не удалось обойти. Нынешняя «элита» к переменам совершенно не готова, до нее не доходит из читинского узилища совет бывшего их коллеги Ходорковского совершить левый поворот. Самое страшное, когда вместо поворота свершится опять какой-нибудь переворот, и страна пойдет вразнос. Следовательно, власть имущие должны скорректировать курс государства в области экономики, стимулировать создания в обществе атмосферы высокой духовности и нравственности. Если они окажутся не способны к исправлению собственных ошибок и заблуждений, за них это сделает и другая власть, и другая элита.

То, что капитализм, «рыночная экономика» с ее погоней за прибылью любым путем, общество потребления, индустриальная/постиндустриальная эпоха, так называемая цивилизация, основанная на праве сильного, эгоистических интересах сверхбогатых, допускающая вопиющую социальную несправедливость, изжили себя – новость далеко не первой свежести. Не будем прибегать к марксизму – патентованному критику капитализма, в том числе и нынешнего. Вот мнение того же Н. Бердяева. В своей работе «О назначении человека» он писал: «Похоть наживы и корысти и похоть сладострастия и половых наслаждений разрушительно действуют на душевную жизнь и создают свои фантазмы, свои миры, в которых человек живет вместо реального мира Божьего. Вокруг похоти наживы, вокруг самодовлеющей любви к деньгам создается один из самых фантасмагорических миров, наиболее оторванных от мира реальностей, от бытия. Таким фантасмагорическим миром является мир капитализма, мир банков, биржи, бумажных денег, чеков и векселей, реклам, конкуренции и погони за легкой наживой. Мир финансовый, мир денежный есть страшная фантасмагория, наиболее отдаленная от мира, сотворенного Богом, и Божий мир не совершенствующая, не прибавляющая к нему реальности». Самый главный вывод отсюда: капитализм богопротивен, он исчадие дьявола, в данном случае демона наживы Мамоны.

Об этом же пишет наш современник Л.Г. Ивашов, президент Академии Глобальных проблем: «Духовно-физический дуализм человеческой сущности скатывается к сущности сугубо телесной. Но такой человек не нужен природной гармонии и космическому разуму и не угоден Богу. А значит, он должен исчезнуть. Ибо он создан как духовно-сознательный биовид, как носитель духовного разума и сознания, а телесное, физическое существо ему дано для связи с растительным, животным миром и неживой природой.

Современная модель человеческого бытия, базирующаяся на идеологии монетаризма, должна быть переформатирована, изменена в пользу духовно-сознательного. В этом — спасение человеческой цивилизации. Сделать это возможно только через кризис мировой финансово-экономической системы, как способ лишения реальной власти глобальный олигархат». И приветствует кризис, усматривая в нем очищающее, спасительное начало.

Процесс неприятия и развенчания капитализма никогда не прекращался, шла борьба с ним во главе с Советским Союзом. Однако советский социализм, не столько сам социализм, как система, сколько большевизм с его людоедской философией, оказались еще хуже. Капитализм после крушения СССР и мировой системы «социализма» на волне победной эйфории, почувствовав, что его главный враг сокрушен, теперь он всевластен, наделал множество ошибок и преступлений. Взять хотя бы расчленение СССР и Югославии, Ирак, Афганистан, цветные революции, расширение НАТО. Мир не стал стабильнее и справедливее – его как бы опрокинули в начало ХХ века. В лучшем случае..

Критику капитализма освежил нынешний глобальный кризис. Суть не в ипотечных кредитах, финансовых пузырях во имя получения сверхприбылей, а в том, что скрижали нынешней цивилизации требуют полного обновления. К этому, увы, готовы лишь единицы из многомиллиардного человечества. Позицию этого сверхподавляющего большинства выразил небезызвестный О.Попцов, заявивший, что капитализм нуждается в корректировке.

Она может послужить лишь новой подпоркой одряхлевшей системы, которая обрекла человечество на Новое Средневековье, куда более людоедское и страшное, чем Средневековье, собственно, в средних веках. То Средневековье было религиозным, пуританским и нетерпимым, сожгло за несколько веков тысячи «ведьм», «колдунов» и других «служителей» Дьявола. Но не миллионы! Инквизиция привела в законопослушное и христианско-смиренное состояние католический мир, которое расшатало Возрождение, а оно в свою очередь, породило капитализм, обрекший атлантическую цивилизацию, заодно и нашу, православно-мусульманскую и евразийскую, на Новое Средневековье. Мир прошел еще один круг, круг деградации, по спирали развития и начнет новый, круг подъема и расцвета, после того как нынешний кризис достигнет нижнего максимума.

Капитализм еще представляется бастионом и твердыней, ведь даже Советский Союз с его громадными ресурсами и ракетно-ядерным потенциалом не смог одержать над ним верх. Но он отнюдь не незыблемее СССР. Военное или революционное его подавление - повторение пройденного, самого кровавого в истории человечества. На счету борьбы с капитализмом, его жертв десятки миллионов жизней, горы трупов. Зачем же их приумножать - финансовый, экономический, политический, нравственный и социальный крах нынешнего капитализма произошел и происходит у нас на глазах. Внутри него – армии троянских коней, которые и довершат дело.

Показательна растерянность в умах. Леонид Радзиховский в статье «Год «великого перелома», опубликованной в декабрьском номере за прошлый год в русскоязычном журнале «Лехаим», приходит к такому выводу: «Если суждено мировой экономике не просто передохнуть и двинуть дальше по той же дороге, если суждены нам принципиальные, структурные перемены, то какие? Какая новая идея, какая новая мелодия родится из этого хаоса? Никто не знает. Мировая экономическая наука суть гадание на кофейной гуще, когда речь идет о конкретных и важных темах».

Надо отдать должное интуиции автора по поводу предощущения «новой идеи», «новой мелодии», но нельзя согласиться с тем, что «никто не знает», а уж тем более с утверждением, что вторая мировая война стала следствием депрессии 1929 года. Это традиционный, в путах капиталистического, «рыночного» «общества потребления» взгляд.

Но в ноосфере или мировом энергоинформационном пространстве в критический момент открылась матрица не революционных, а эволюционных перемен. Для этого, слава Богу, в вышних сферах существует, а на Земле познается человеком новая идеология - назовем ее Философией Гармонии, она же Философия Нового Возрождения.

 

7

Все революции, как известно, вначале происходят в сознании, распространялись раньше кончиком пера, а сейчас компьютером, электронными и бумажными СМИ. Эволюции рождаются так же.

Историческая ошибка марксизма в том, что он не стал объяснить мир, а призывал, минуя эту стадию, сразу изменять его. Последовала чудовищная практика троцкистско-ленинского фундаментализма, нетерпимость к иному мнению, носители которого физически уничтожались, что привело к омертвению мысли и сознания, беспрецедентному некротическому догматизму, а уж он - к отставанию и застою, мировоззренческому, технологическому, политическому, экономическому. Из этого состояния не удалось вытащить страну и с помощью сталинской мобилизационной экономики.

В разгар холодной войны, когда до крайности обострилось и идеологическое противостояния двух миров, неожиданно родилась идея конвергенции, то есть взаимопроникновения и взаимообогащения противоборствующих систем. То есть капитализм должен стать социалистичнее, а социализм - капиталистичнее, причем за счет заимствование того лучшего, что есть у противоположной системы. Апологеты конвергенции, прежде всего академик А.Н. Сахаров, кивали в сторону скандинавского капиталистического социализма, в первую очередь шведского, но кремлевские властители вместо того, чтобы прислушаться к ученому, сослали его в Горький. Их застывшие, заизвесткованные троцкистско-ленинским фундаментализмом извилины, не могли пошевелиться в спасительную сторону. Это предопределило крах Советского Союза и мировой системы так называемого социализма. Была упущена историческая возможность избежать пучины бед и страданий, из которой предстояло выбираться стране и народу.

Как ни странно, по конвергентному пути пошло развитие Китайской Народной Республики. Они осуждали советский ревизионизм, хотя он был окаменевшим догматизмом, осуществляли «культурную революцию», посылали чиновников в так называемые «школы 7 мая» - не лишняя мера и для нашей бюрократии, где бы она узнала, что такое жизнь народа на самом низу. После этого вдруг Дэн Сяопин заявил, что не имеет значения какого цвета кошки, лишь бы они ловили мышей. Он не объявил частную собственность «священной и неприкосновенной», а провозгласил приоритет самой эффективной собственности, независимо от того, кому она принадлежит. Отсюда впечатляющие успехи Китая, который в ближайшие десятилетия станет обладателем экономики № 1.

Даже на Солнце немало черных пятен, есть они и у КНР. Но вот что показательно. Китайское руководство не стало осуждать «до основания» Мао Цзедуна, но при этом отказалось от классовой борьбы, так называемой диктатуры пролетариата. И объявило своей целью создание в Китае общества социальной гармонии. Вот вам и национальная идея КНР. Не мешало бы и России последовать этому примеру.

Да не тут-то было. В прошлом году петербургский социальный философ, президент Глобального Союза Гармонии Л. М. Семашко обратился с письмом к президенту России В.В. Путину, кандидату в президенты Д.А. Медведеву и губернатору Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко с предложением рассмотреть вопрос о создании Академии Гармонии. К разработке концепции уникального учебного заведения Л. Семашко привлек десятки интеллектуалов из многих стран. Работа над нею велась несколько лет. Научной основой Академии Гармонии была философия Гармонии, в том числе тетрасоциология (о ней ниже), автором которой является сам Семашко. И что же? Ответом было молчание.

А кто, собственно, такой Лев Михайлович Семашко, чтобы ему отвечали если не высокие руководители, то хотя бы их чиновный причет? Когда ему было от рождения два дня, началась война, погиб в первых же боях с фашистами родной отец, офицер Алексей Лиханов. Мать бежала с младенцем вглубь страны. Вышла замуж в победном срок пятом за офицера Михаила Семашко. Отчим усыновил мальчика, дал ему свою фамилию и отчество, но через два года умер.

Страдания в детстве, это я по себе прекрасно знаю, оставляют след навсегда. Вот и Лев Михайлович всю жизнь думал о том, чтобы никто больше в детстве не страдал. Опубликовал более 200 научных работ, разработал новую науку – тетрасоциологию, стал депутатом первого постсоветского питерского законодательного собрания. Выход из кризиса современного человечества увидел в этике и философии Гармонии, гармонизации всей жизни на планете. Осознал, что человечество или погибнет, или обратится к Гармонии.

К такому же выводу пришли многие ученые, общественные деятели, педагоги, представители творческой интеллигенции. Независимо друг от друга и во многих странах. Лев Михайлович стал собирать их в Глобальный Союз Гармонии, сейчас там объединилось почти триста интеллектуалов. Кроме того, ГСГ объединяет и различные общественные организации на правах коллективных членов – число их участников давно превысило миллион человек.

Члены ГСГ в своих работах, а многие из них опубликованы на сайте, материалы которого переводятся на 16 языков, по-своему объясняют мир, толкуют его закономерности. Тут нет единомыслия, напротив, сталкиваются мнения, но налицо единодушие в том, что эпоха Гармонии неизбежна, если, конечно, человечество не самоубийца.

Поражает разнообразие подходов, прямо-таки фонтанирование идей и мыслей членов ГСГ. Вот исследователь Петр Якубович Сергиенко, в прошлом ракетчик. Представьте состояние человека, который сидит в бункере не пять минут, а на протяжении многих лет, готовый выполнить приказ по запуску ракет с ядерными боеголовками, способными уничтожить планету. О чем думает этот человек? Конечно же, о том, как не допустить уничтожения жизни на родной планете. Ракетчики – прекрасные математики, вот и Сергиенко, задумавшись об истоках ущербного мировоззрения современной цивилизации, вначале внес поправки в теорему Евклида, подверг критике материалистическую диалектику, понял, что она является тормозом в развитии науки и общества, противопоставил ей свою триалектику. Вот ее философские истоки: «Утверждение диалектического материализма о том, что изначально сложилось только две линии в понимании соотношения бытия и сознания, то есть линия Платона (первично сознание) и линия Демокрита (первично бытие), не соответствует действительности. Существовала и третья линия, линия Парменида (основатель метафизики) о тождестве бытия и мышления. Парменид утверждал: «Одно и то же есть мысль и то, о чем мысль существует».

По мнению П. Сергиенко «Триалектика – метод познания и учение о началах бытия и творения Жизни, в согласии с Символом Святой Троицы, Ее принципами и их математическим обоснованием. В триалектике непротиворечиво синтезируются европейский и восточный методы познания тайны Символа Святой Троицы выдающимися представителями разных эпох и философских школ, разных религий и наук».

В Математике Гармонии П. Сергиенко придерживается положения И.Кеплера: «Геометрия есть прообраз гармонии мира... Геометрические теоремы, вечно истинны в божьем духе... Геометрия существует от сотворения вещей... она служила образцом богу при сотворении мира... Следы геометрии запечатлены в мире так, словно геометрия была прообразом мира…»

П. Сергиенко не во всем согласен с выдающимся исследователем Математики Гармонии А.П.Стаховым, нашим соотечественником, живущем в Канаде. Более тридцати лет назад Алексей Петрович Стахов задумался над числами Фибоначчи – крупнейшего математика раннего средневековья, жившего в 12-13 веке в Италии. В результате появилась работа «Обобщенные золотые сечения Фибоначчи», послужившая началом бурного развития Математики Гармонии, которая ныне имеет отношение ко многим наукам – физике, химии, психологии, медицине, социологии и т.д., к литературе и искусству. А.П. Стахов опубликовал сотни работ, основал Институт золотого сечения, вместе с дочерью-математиком – Музей Гармонии и Золотого сечения. Работы ученого стали основой для разработки принципиально нового компьютера Фибоначчи.

Для автора статьи высокая честь обмениваться мнениями с этими выдающимися учеными, без преувеличения, столпами российской части Философии Гармонии. К ней я пришел своим путем, извилистым, многолетним. Через теорию информации a_rel= "nofollow"href=http://olshanski.ru/articleItem.aspx?groupId_1=10&itemId_1=112"> информационной теории литературы и искусства, к современному пониманию их функций,к метареализму. Меня не устраивала материалистическая диалектика, а закон единства и борьбы противоположностей вообще порождал иронию. Дело в том, что никакого «единства противоположностей» в природе не было, нет и не будет. Этим заблуждением наградили человечество античные авторы, и этот вирус уже которое тысячелетие сбивает всех с панталыку. «Единство противоположностей» существует лишь в воображении «мнителей», если употреблять терминологию В.И. Даля, а также в математических допущениях. Когда в структуру этого вируса было внедрено понятие «борьба», то он стал злокачественным, послужил философским обоснованием людоедского троцкистско-ленинского фундаментализма, который породил и сталинщину.

Исходя из этого заблуждения, физики выдумали антивещество или антиматерию – якобы ее взаимодействие с обычной материей приводит к аннигиляции, то есть взаимному уничтожению. Эта байка никак не согласуется с законом сохранения. Следовательно, тут мы имеем или обычный переход вещества в энергию, или же в непознанное нами иное состояние вещества. Что-то не превращается в ничто. Мир существует и развивается благодаря асимметрии, а не «единству и борьбе противоположностей».

Соответственно мне представляется заблуждением и так называемая «гармония противоположностей», обитающая исключительно в воображении исследователей. Подтверждений в природе этому также нет. Очень часто за гармонию принимается терпимость, но для этого существует другое общепринятое понятие – толерантность. Это также допущение, опасное тем, что, благодаря ему, и злодейство может быть причислено к нравственным деяниям. Оборотная сторона толерантности – фундаментализмы, в соответствии с троцкистско-ленинским - нравственно физически уничтожать целые социальные классы, атлантическим – всеми благами наделять только «золотой миллиард», исламским – не мусульман считать не людьми…

Пришлось прочистить забитые догматическими положениями свои мозги, отрицать закон отрицания отрицания, усомниться в гегелевской триаде как принципе развития (тезис, антитезис, синтез). Пришла мысль о том, что не борьба противоположностей является законом развития, а асимметрия. Бог создал человека по образу и подобию своему – первого асимметра, вот с тех пор асимметрия стала всеобщим законом эволюционного развития. Мужчина и женщина, день и ночь, холодное и горячее, родители и ребенок – не противоположности, а асимметрии. Кстати, симметрии в природе, если строго и всесторонне рассматривать любое явление на любом уровне, даже на атомарном, не существует, она лишь в сознании человека и в искусственных его творениях.

Откуда-то пришла мысль о том, что всеобщими категориями в нашем мире являются, кроме пространства и времени, информация, асимметрия, золотое сечение, гармония. Что есть две глобальных надкатегории, сверхкатегории - то материальное, что мы называем Мирозданием, Вселенной, Космосом, и то духовное, именуемое нами Истиной, Абсолютом, Богом, Создателем, Духом Святым… А затем и убеждение в том, что Гармония – это синоним Счастья человеческого, родился и Знак Гармонии. Стало понятнее, как Homo Sapiens сможет, наконец, оправдать свое самоназвание разумного и как он будет продвигаться к виду Homo Florens - человеку процветающему, гармоничному, могущественному, в том числе и во Вселенной.

 

8

Гармонизация планеты, а это и есть суть Нового Возрождения, – процесс трудный, сложный, изобилующий многими ловушками. Нужна новая система международной безопасности, справедливое, не допускающее двойных стандартов и дискриминации международное право, обеспеченное механизмами его реализации. Не атлантизм или демократия американского пошиба должна и впредь навязываться миру да еще ракетами с ядерными сердечниками. Нужны иные критерии и ценности.

Прежде всего, должен быть разработан и принят мировым сообществом Кодекс Гармоничного Мира, где бы нашел свое отражение приоритет всеобщей справедливости. Декларация прав человека - дополнена Декларацией прав народа. И тут же она должна сопровождаться ДНК-паспортизацией человечества, особенно в странах, где высок риск супернационализма - только хромосомы могут доказать, что все мы, если не потомки Адама и Евы, то родственники, за исключением герметических племен, всего лишь в 14 колене. Поэтому главной в будущем станет не национальная, а культурно-духовная идентификация людей. И в интересах всей цивилизации – не потерять ни одну из них.

Концом капитализма должно стать признание приоритета эффективной собственности, независимо от того, кому она принадлежит. Понятие такой собственности гораздо шире рыночной прибыли любым путем. Эффективная собственность – дающая максимальную пользу для общества, прежде всего для работающих с нею, использующая рациональную технологию, не приносящая вреда окружающей среде, в идеале - оздоравливающая ее, способствующая утверждению гуманных, гармонических идеалов в обществе. Вот такая собственность может быть священной и неприкосновенной, а не та, что украл или прикарманил.

В гармоничном мире не должно быть сверхбогатых и сверхбедных. Это должно регулироваться в первую очередь моральными нормами, но и строгими законами, если кто-то вдруг вздумает жить по понятиям Средневековья. Тут меня могут упрекнуть в новом коммунизме – пусть упрекают в чем угодно, называют это хоть каменным веком, но пусть расскажут господа упрекатели, как они намерены гармонизировать отношения между грабителем и ограбленным?

Одно из важнейших условий Нового Возрождения - самоограничение человечества. Не нужны горы оружия, не нужен сверхкомфорт, излишества – только таким путем можно рационально использовать сырьевые богатства планеты, сконцентрировать средства для добычи на Луне того же гелия-3 для новой земной энергетики, освоения богатств других небесных тел. Неизбежно последует расселение человечества в Космосе. Только нас, не расставшихся со звериными привычками, туда никто не пустит или будут уничтожать, как чумных крыс.

У России тут своя миссия. Ей бы первой совершить переход с материального витка развития на интеллектуально-духовный – потенциал для него накапливала веками. Она, как никто другой, имеет моральное право приступить к формированию нового общечеловеческого мировоззрения, новой духовности, прежде всего, светской, новой, если угодно, и общепланетарной суперрелигии - истинных ценностей, способных спасти мир. Она это выстрадала. В борениях, в условиях, когда куда ни глянь, всё не то и не так, но упрямо, шаг за шагом, выкристаллизовывается альтернативная этика и философия, как бы ведется подготовка ко второму пришествию Христа - если Он придет, то с проповедью Гармонии. Для ее торжества потребуется усилия многих поколений, но начало положено нашими современниками, их не единицы (нынешних умствователей и мнителей?), как может показаться после чтения этой статьи, а тысячи и тысячи. Они, выжившие в страшном ХХ веке, возложили первыми на себя этот тяжкий, но судьбоносный и животворящий новый крест.

В заключение хочу напомнить, что знаменитая прорицательница Ванга предсказала в 23 веке появление новой общечеловеческой религии. Не Этику ли и Философию Гармонии она имела в виду?

 

Статья опубликована в международном журнале "Форум"  - № LXIV-LXV  за 2009 год

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>