Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Содержание материала


22
В приемной комиссии обещали тем, кто сдал экзамены, сообщить окончательное решение в двадцатых числах августа. Я вернулся в Изюм, прождал две недели, не выдержал ожидания и поехал в Москву. Плацкартный билет до столицы стоил всего восемь рублей тридцать копеек. Поезда были в пути всего около 12 часов. Да и ходило через Изюм множество поездов кавказского направления. Это теперь билеты от Москвы до Изюма стоят так дорого, что мой 70-летний брат задумал приехать к нам в гости электричками. К тому же, теперь надо переезжать границу - поезда ходят медленнее, чем сорок лет назад! Глупость человеческая беспредельнее Вселенной. А Вселенная бесконечна.
В институте на доске объявлений увидел свою фамилию в приказе о зачислении на первый курс дневного отделения. Верчение ручки на Красной площади откладывалось. В списке всего было около двух десятков фамилий. Человек сорок приняли на заочное отделение - на творческий же конкурс пришло около двух с половиной тысяч заявлений. Естественно, мы гордились тем, что прошли такое чистилище.
Не без оснований мы сравнивали свой вуз с пушкинским лицеем и считали Литинститут его преемником. Это было время, когда вечера поэзии в Политехническом музее проходили под присмотром конной милиции. На общественную арену страны вышло поколение шестидесятников. Они не могли быть политиками, так как в стране политика безраздельно принадлежала коммунистической партии. Поэтому шестидесятники могли быть или литераторами, или учеными.
Многие из наших преподавателей вернулись недавно из лагерей, хотя об этом они не распространялись. Никита Хрущев в перерывах неустанных забот о кукурузе и реформах типа «шило на мыло», собирал в Кремле творческую интеллигенцию и устраивал ей разносы. На весь мир прозвучал скандал с публикацией в Италии романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго». Роман как роман, никаких особенных художественных открытий там нет, да и вреда никакого, если бы его опубликовали в Советском Союзе, он не принес бы. От деятельности кремлевских властителей, в том числе и самого Хрущева вреда делу социализма и коммунизма (в этом смысле У. Черчилль совершенно прав) было куда больше, чем от советской литературы и искусства. Такой же разгром был устроен роману Владимира Дудинцева «Не хлебом единым». Хрущев с кремлевской трибуны кричал на Андрея Вознесенского. Художников на выставках Никита позволял себе называть «пидарасами». Потом Евг. Евтушенко опубликовал на Западе скандальную «Автобиографию». Но в то же время Хрущев позволил напечатать в «Новом мире» повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича».
Не стоит усматривать в данном случае каких-либо противоречий в действиях Хрущева. Он понимал, что не только руки по локоть, но и лысина у него в крови. Естественно, всю вину за репрессии валил на Сталина, напяливая на себя тогу верного ленинца. Хрущев хотел отделить Сталина от Ленина, социализм и коммунизм от кровавых репрессий и бесчеловечности сталинского режима. Заодно и себя - от отца народов. Но общество стало сомневаться в правильности самого «верного учения» - вот чего не ожидал Никита.
Ленин пользовался уважением в народе. Нельзя сказать, что мои родители были сторонниками советской власти, однако Ленина они ценили. За то, что при нем в течение всего нескольких лет страна вышла из жуткой разрухи и кризиса - нэп сделал жизнь в стране сносной. Если бы не стреляла в Ленина Фаина Каплан, считали мои родители, то он бы прожил долго и жизнь была бы совершенно другой. Уважение народа к Ленину и стали эксплуатировать Хрущев и другие вожди, причисляя себя к когорте «верных ленинцев».
Из Ленина коммунистическая пропаганда делала бога. Вся отрицательная информация о его кровавой, буквально дьявольской деятельности замалчивалась и каралась самым жестоким образом. «Иконописцы» из числа творческой «интеллигенции», живописующие лживые образы вождя,  процветали. Лгать было прибыльно.
Хрущев же был очень ловким, можно сказать, даже увертливым человеком, умел заметать за собой следы.  При жизни Сталина он был ему верным псом, а после смерти хозяина - шакалом по отношению к нему. По указанию Хрущева  его захоронили в гробу из не струганных досок, со щелями. Это был акт глумления. На разоблачении культа Сталина Хрущев фактически заимел свой культ. И вдруг в последние годы пребывания в Кремле антисталинская риторика почти исчезла из уст Хрущева. Так в чем же причина того, что Никита приуныл?
В то время председателем КГБ был В. Семичастный. Якобы Хрущев вызвал его к себе и дал указание все решения троек и особых совещаний, завизированных им и другими членами политбюро, изъять из архивов и доставить ему. Прошел месяц, второй, а Семичастный не спешит с папками позорных решений. Вызывает его к себе Хрущев, мол, я давал тебе указание, почему не выполняешь? «Его невозможно выполнить, -  ответил Семичастный. - Эти решения рассеяны по всем делам. К примеру, находим внутри справки о собрании в каком-то воронежском колхозе...» Судя по всему, зная превосходно нравы своих подельников, Сталин повязывал их, вынуждал визировать расстрельные списки, а чтобы они не сумели быстро замести следы, распорядился рассеять документы по всем  архивам. Не исключено, что наряду с недовольством антисталинской политикой, не исполнительность Семичастного тоже повлияла на Хрущева.
К нашему несчастью, Никита подозрительно относился к Литинституту, считал, что там учатся барчуки, не знающие жизни. Но это отдельная история.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Кнопка для ссылки на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского

Для ссылки на мой сайт скопируйте приведённый ниже html-код и вставьте его в раздел ссылок своего сайта:

<a href="https://www.aolshanski.ru/" title="Перейти на сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского"> <img src="https://www.aolshanski.ru/olsh_knop2.png" width="180" height="70" border="0" alt="Сайт - литпортал писателя Александра Андреевича Ольшанского" /></a>